25 июля, вторник
 

И. ГОРБУНКОВА
ОТДЕЛЬНЫЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВА НАСЛЕДОВАНИЯ

Курс России на интеграцию в мировое сообщество нашел непосредственное отражение в Гражданском кодексе Российской Федерации. Принятие и введение в действие с 1 марта 2002 года III части Гражданского кодекса РФ, содержащей раздел V – «Наследственное право» – и раздел VI – «Международное частное право», внесло кардинальные изменения в институт наследственного права. Важно то, что теперь законодательно закреплено расширение права частной собственности граждан, в частности, права распоряжаться своим имуществом на случай смерти, что реализует конституционные положения о свободе наследования и защите этого права. В третьей части Гражданского кодекса РФ по сравнению с ГК РСФСР количество норм о наследовании возросло более чем в два раза: раздел V содержит пять глав, объединенных в 76 статей, в то время как Кодекс РСФСР в разделе VII – «Наследственное право» – насчитывал всего 35 статей. Достоинством нового Кодекса, несомненно, является то, что его нормы развивают и конкретизируют положения прежнего закона. Если возникавшие в практике до настоящего времени проблемы, вызванные пробелами законодательства, приходилось разрешать с помощью руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда или выводить то или иное положение из смысла и «духа» закона, то сейчас ответы на многие вопросы можно найти в нормах Кодекса. В Гражданском кодексе теперь закреплен тезис об универсальности наследственного правопреемства, выдвигавшийся еще юристами Древнего Рима. В соответствии с ч. 1 ст. 1110 ГК РФ «при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т. е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент», если из правил ГК РФ не следует иное. Впервые дано законодательное определение понятия наследства, включающее не только принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи и иное имущество, но и имущественные права и обязанности (ч. 1 ст. 1112). Существенным следует признать уточнение о том, что «не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью». Новый ГК РФ должен обеспечить действенность конституционного положения о том, что «право наследования гарантируется». Третья часть Гражданского кодекса РФ значительно модернизировала институт наследования и вывела российское гражданское право на новый, гораздо более высокий уровень регулирования. Вся третья часть свидетельствует о том, что в ней отражены современные концепции и доктрины в области наследования, использован прогрессивный опыт зарубежных стран. И это не случайно: над разработкой III части ГК РФ трудились лучшие ученые-юристы. Наиболее емко содержание правового регулирования наследственных правоотношений на современном этапе проявляется в сравнении наследственного права европейских стран и США с отечественными правовыми нормами. Наследственное право, как и семейное, традиционно относившееся к числу наиболее консервативных и стабильных институтов гражданского права, на протяжении последних десятилетий претерпело заметные изменения, позволяющие выделить некоторые новые общие тенденции, прослеживающиеся в законодательстве рассматриваемых стран. Так, вследствие изменившихся социально-экономических условий, повлекших за собой реформы институтов гражданского права, были расширены наследственные права пережившего супруга, усыновленных и внебрачных детей. Кроме того, в интересах государства, стремящегося ко все более активному непосредственному участию в наследственных правоотношениях, был ограничен круг наследников по закону, что расширяет возможности государства в приобретении выморочных имуществ. Тем же целям служит система налогов на наследство, позволяющая государству участвовать в разделе наследственного имущества, нередко приобретая таким образом весьма значительную его часть. Единые по своим социально-экономическим функциям нормы наследственного права рассматриваемых стран не совпадают по своему содержанию, а зачастую обладают особенностями. Так, наследственное право стран континентальной Европы имеет принципиальные отличия от права Англии и США. Если в странах континентальной Европы наследование рассматривается как универсальное правопреемство, вследствие чего права и обязанности умершего переходят непосредственно к наследникам, то в Англии и США имущество наследодателя сначала переходит по праву доверительной собственности к так называемому личному представителю умершего, который передает наследникам лишь часть, оставшуюся после расчетов с кредиторами. В качестве оснований наследования все рассматриваемые правовые системы предусматривают завещание и закон. Наследование по завещанию, дающее возможность собственнику распорядиться своим имуществом на случай смерти, играет ведущую роль. Наследование по закону имеет, по существу, субсидиарное значение, так как применяется только при отсутствии юридически действительного завещания, а также когда оно охватывает лишь часть наследственного имущества. Разумеется, наибольшее практическое значение завещание имеет применительно к крупной и средней собственности. В странах континентальной Европы нормы наследственного права включены в состав гражданских кодексов и помещены, как правило, вслед за нормами, регулирующими правовое положение физических лиц и семейные отношения. Во Франции нормы, регулирующие наследственные отношения, содержатся в первых двух титулах книги ФГК («О различных способах, которыми приобретается собственность»), озаглавленных «О наследовании» и «О дарениях между живыми и в завещаниях». Наследование по закону рассматривается в ФГК отдельно от наследования по завещанию, которое регулируется в тесной связи с прижизненными дарениями. Это объясняется наличием в законе общих норм, регулирующих порядок безвозмездного приобретения имущества. В ФРГ наследственным правоотношениям посвящена отдельная книга V ГГУ («Наследственное право»). В Швейцарии нормы наследственного права также содержатся в отдельной книге – II ШГК («О наследствах»). Регламентирование некоторых вопросов, в частности связанных с составлением завещания, кодекс относит к компетенции кантонов. В странах англо-американской системы права наряду с судебным прецедентом существенная роль в регулировании наследственных отношений принадлежит закону. В Англии среди наиболее важных законов в этой области следует отметить закон о завещаниях 1837 года, закон об администрировании наследств 1925 года, закон о наследстве лиц, не оставивших завещания, 1952 года, закон о наследовании 1975 года. Есть и другие нормативные акты об отдельных вопросах наследственного права. В США принятие законодательства о наследовании отнесено к компетенции штатов. Во многих из них законы о наследовании включены в своды законов штатов (Вирджиния, Теннесси, Южная Каролина и др.). В штате Луизиана, где, как известно, действует Французский гражданский кодекс, до настоящего времени сохранилась в основных чертах французская система наследственного права. Существующие, подчас весьма серьезные, различия в регламентации наследственных отношений в рамках отдельных штатов вызвали к жизни потребность достижения единообразия правовых норм в данной области. Наметившиеся унификационные тенденции выразились, в частности, в разработке единообразного закона о наследовании (U
iform Probate Code), принятого пока лишь в нескольких штатах (например, Аляске, Айдахо). В последние десятилетия в законодательстве рассматриваемых стран произошли изменения, повлекшие за собой расширение наследственных прав усыновленных и внебрачных детей. В результате усыновленные были полностью уравнены в наследственных правах с законнорожденными детьми (закон от 11 июля 1966 г. во Франции; закон от 2 июля 1977 г. в ФРГ; закон от 30 июня 1972 г. в Швейцарии; закон 1958 г. в Англии; законы отдельных штатов США). Что касается внебрачных детей, наследственные права которых почти полностью отрицались, то они также, за некоторыми исключениями, получили равные права с законнорожденными, а их родители могут наследовать после них в принципе так же, как после своих законнорожденных детей (закон от 3 января 1972 г. во Франции; закон от 19 августа 1969 г. в ФРГ; закон от 15 сентября 1975 г. в Швейцарии; закон 1969 г. в Англии; законы отдельных штатов США). Необходимым условием этого является признание внебрачного ребенка родителем или установление его происхождения по решению суда. Указанные изменения в законодательстве западноевропейских стран в значительной степени связаны с принятием в рамках Европейского совета Конвенции об усыновлении детей (24 апреля 1967 г.) и Конвенции о правовом положении внебрачных детей (15 сентября 1975 г.). Некоторые законы внесли изменения в объем и характер наследственных прав пережившего супруга, расширив их, что отвечало в первую очередь интересам замужней женщины. Так, во Франции, законодательство которой ставило пережившего супруга на последнее место в числе наследников по закону, в результате чего он призывался к наследованию лишь при отсутствии кровных родственников (включая боковых до 12-й степени), были приняты два закона (от 26 марта 1957 г. и от 3 января 1972 г.), предоставившие ему более широкие возможности для получения наследства. Однако и сейчас переживший супруг в большинстве случаев получает не право собственности, а лишь узуфрукт на часть наследственного имущества, размер которой варьируется в зависимости от разряда наследников. В Англии, где законодательство и ранее отдавало пережившему супругу предпочтение перед иными наследниками, законом о наследовании (об обеспечении семьи и иждивенцев) 1975 года были расширены его возможности на получение «разумного содержания» из наследственного имущества. Этим же законом аналогичное право было предоставлено более широкому, чем ранее, кругу лиц: бывшей жене, не вступившей в другой брак, детям наследодателя, в том числе внебрачным, и др. Среди других законов, внесших изменения в регулирование отдельных вопросов наследственных отношений, можно отметить французский закон от 31 декабря 1576 г., предусмотревший иной режим общности наследственного имущества; закон ФРГ от 28 августа 1969 г., касающийся оформления завещательных распоряжений; закон ФРГ от 14 июня 1976 г. о реформе брачно-семейного права, изменивший, в частности, некоторые положения, связанные с правом наследников на обязательную долю. Нельзя не обратить внимание на такую проблему, как коллизии законодательства в области наследования. Число наследственных дел с иностранным элементом во второй половине XX века все время увеличивалось, что явилось косвенным следствием миграции населения во всем мире в конце прошлого и начале нынешнего века, вызванной войнами и революциями. Кроме того, в связи с тем, что в 1991 году Союз ССР прекратил свое существование как субъект международного права и геополитическая реальность , а также с учетом того, что Закон о гражданстве РФ 1991 года широко открыл двери для всех лиц, когда-либо имевших гражданство России или бывшего Союза ССР, а также для их потомков, миграция переселенцев из стран бывшего СССР до сих пор не прекращается. Переселенцы часто связаны родственными отношениями с гражданами страны своего происхождения или прибытия, что и служит причиной возникновения дел о наследовании. Таким образом, наследственные дела с иностранцами – это неизбежное следствие перемещения населения. Разнообразие практики в этой области и сложности, возникающие при разрешении конкретных наследственных дел, объясняются значительными различиями во внутреннем законодательстве разных стран в области наследственного права. Это проявляется в том, что неодинаково определяется круг наследников по закону и по завещанию, устанавливаются разные требования, предъявляемые к форме завещания, существуют разные системы распределения наследственного имущества и т. д. При решении подобных проблем возникают вопросы о праве, подлежащем применению: кто входит в круг наследников, следует ли применять закон места нахождения имущества или закон места составления завещания и т. д. Законодательство и судебная практика государств решают эти вопросы по-разному. В Великобритании и США проводится разграничение между наследованием движимого и недвижимого имущества. К наследованию недвижимого имущества применяется закон места нахождения недвижимости, а к наследованию движимого имущества – закон последнего домицилия наследодателя, то есть закон его места жительства. Согласно правилам Гражданского кодекса Франции, находящаяся в стране недвижимость подчинена французскому закону, то есть закону страны места ее нахождения. Что же касается движимого имущества, то в отношении него в судебной практике применяется обычно личный закон наследодателя, под которым понимается закон домицилия. В Германии, в отличие от системы, принятой в России, Великобритании, США и Франции, исходным является принцип единства наследственного имущества. И к движимому, и к недвижимому имуществу применяется закон гражданства наследодателя. Закон Швейцарии о международном частном праве 1987 г. исходит из того, что к наследованию лица с последним местом жительства в Швейцарии должно применяться швейцарское право, а к наследованию лица, последним местом жительства которого было иностранное государство, должно применяться право, к которому отсылает коллизионное право государства последнего места жительства наследователя (ст. 90, 91). Из принципа единства наследственного имущества, к которому подлежит применению закон гражданства наследодателя, исходят Закон о международном частном праве Венгрии 1979 года и Закон о международном частном праве Польши 1965 года. В КНР в отношении движимого имущества должен применяться закон места проживания наследодателя в момент его смерти, а в отношении недвижимого имущества – закон места нахождения имущества (ст. 149 Общих положений гражданского права КНР 1986 г.) . Споры о применимом праве нередки, и их не всегда можно разрешить с позиций действующего в той или иной стране правопорядка. Как уже отмечалось, сложность ситуации объясняется отличиями внутреннего наследственного права России от других стран. В связи с этим повышается роль норм международного частного права, регулирующих наследственные отношения. Число материально-правовых норм международных соглашений, трансформированных в наше законодательство, растет. Значение прямых норм особенно велико, поскольку благодаря им устанавливаются единые для государств, их участников, правила, единообразно решающие те или иные конкретные вопросы. Следовательно, к области международного частного права должны быть отнесены нормы, унифицированные путем заключения международных соглашений. В современных условиях многие страны идут по пути расширения сферы применения унифицированных материально-правовых норм, но унификация не может охватывать все вопросы, она не может быть беспредельной. Кроме того, в ряде случаев более эффективным в этой области является применение коллизионного метода. При регулировании же отношений с участием граждан применяется, как правило, коллизионный метод. Коллизионные вопросы наследования регулируются обычно внутренним законодательством государств. Однако при этом могут использоваться унифицированные коллизионные нормы, содержащиеся в договорах о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам и в других соглашениях. Поэтому многосторонние договоры в области наследственного права призваны играть ведущую роль. Но такие соглашения есть лишь по отдельным вопросам. Договором подобного рода является, в частности, Конвенция о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений от 5 октября 1961 г. На дипломатической конференции в Вашингтоне 26 октября 1973 г. была принята многосторонняя Конвенция, предусматривающая единообразный закон о форме международного завещания . Вопросы наследования регулируются и в двусторонних договорах о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам и в многосторонней Конвенции стран СНГ о правовой помощи от 22 января 1993 г.

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150