25 апреля, вторник
 

М. КРУТЕР
ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ И РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ ПРОФИЛАКТИКИ МОЛОДЕЖНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Сегодня наш подход к изучению и восприятию зарубежного опыта должен быть принципиально иным. Надлежит решительно отбросить заведомо вредные утверждения, будто на российской почве допустимо использовать только российские наработки и только собственные профилактические достижения. Как уже подчеркивалось, преступность, в том числе и молодежная, представляет собой единый мировой феномен. Современные процессы глобализации все в большей степени ведут к тому, что общие черты характеристики мировых криминальных проявлений становятся преобладающими по сравнению с тем, что можно рассматривать как национальные особенности преступности в той или иной стране. Отсюда напрямую следует вывод: не может и не должно быть в наше время полностью обособленных, вырастающих только на собственной почве систем предупреждения преступности, поскольку любая из них строится и функционирует в условиях, на которых уже лежит печать процессов глобализации. Под этим углом зрения целесообразно обратиться к информации о том, каким образом осуществляется предупредительная деятельность в ряде зарубежных государств. С этой целью воспользуемся ценным и достойным самого пристального внимания материалом, собранным А.Я. Сухаревым . В Австрии создана официальная консультативная служба по предупреждению преступности (с широкой сетью региональных бюро). В Бельгии образован Высший профилактический совет, а само предупредительное направление включено в контекст приоритетной социальной политики правительства. В Великобритании начато движение за безопасность городов, разработано множество модельных схем предупреждения преступности, для чего из госбюджета выделяются десятки миллионов фунтов стерлингов. Здесь наряду с крупнейшими мероприятиями национального масштаба (например, создание «комитета по вопросам предотвращения и обнаружения преступлений») многое делается на уровне муниципалитетов. Так, при Управлении лондонской полиции уже давно действует служба предупреждения, которая занимается консультированием населения и компаний по вопросам имущественной безопасности. В 1993 г. в Великобритании был создан Национальный профилактический комитет во главе с министром внутренних дел. Он объединил не только традиционные социально-культурные службы, но и представителей делового мира, промышленных корпораций и т.д. Во многих городах Британии имеются департаменты общественной безопасности, действуют особые подразделения «детской полиции» . В Дании функционирует Высший совет профилактики, в который входит 46 организаций, в том числе представители профсоюзов, молодежных и культурных ассоциаций, исследовательских центров. В США созданная в рамках Национального Совета профилактическая служба объединила более ста общественных и государственных учреждений и муниципальных формирований граждан по всей территории страны. Здесь действуют полицейские программы «Преграда преступности», главным содержанием которых является взаимодействие полиции, населения и средств массовой информации. Благотворительные фонды создают особые приюты и кризисные центры для жертв домашнего насилия и иных людей, нуждающихся в помощи. В Швеции созданный в законодательном порядке Национальный Совет с помощью специалистов осуществляет профилактический мониторинг, проводит анализ и прогнозирование преступности, организует материальную поддержку исследований, разработку и реализацию целевых программ профилактики преступлений в городах и муниципальных образованиях. Во Франции аналогичные функции выполняет Национальный Совет городов, во главе которого стоит премьер-министр страны. Кроме этого, функционируют более 700 муниципальных Советов по профилактике преступности. Все эти далеко не исчерпывающие данные позволяют, на наш взгляд, говорить, что в большинстве развитых стран системы предупреждения преступности выходят на уровень, соответствующий в максимально возможной степени характеру криминальных вызовов. Подобная постановка дела служит примером, мимо которого не должны пройти российские законодательные и правительственные органы и любые государственно мыслящие люди. Рамки настоящей статьи позволили нам остановиться только на некоторых направлениях формирования системы предупреждения преступлений молодежи. За пределами изложения остались важные масштабные проблемы, каждая из которых заслуживает самостоятельного и подробного анализа. Достаточно назвать хотя бы некоторые из них: правовое, информационное, научное обеспечение как условие эффективного функционирования системы предупреждения молодежной преступности; создание системы субъектов, ответственных за проведение на современном уровне правового воспитания молодых людей с учетом их дифференциации по уровню образования, роду занятий, возрастным группам; подготовка профессиональных кадров, способных проводить профилактическую работу в молодежной среде настолько умело, чтобы быть понятым и принятым, а не отвергнутым этой средой. И особенно важная проблема – индивидуальная профилактика как магистральное направление всей предупредительной деятельности. Об этом предстоит еще очень много размышлять специалистам и готовить публикации, обогащающие арсенал российской криминологии. Завершая изложение, поставим на обсуждение вопрос, от которого, на наш взгляд, невозможно уйти и ответ на который видится далеко не однозначным. Вопрос этот можно сформулировать так: реальна ли задача создания в ближайшем будущем действительно эффективной системы предупреждения преступности в целом и молодежной преступности в том числе? Конечно, очень многое надо взять в расчет при поисках ответа на этот вопрос. Но сейчас есть смысл «заострить» его формулировку: располагает ли наше общество достаточными материальными и финансовыми ресурсами для решения этой задачи, для формирования полномасштабной системы субъектов профилактики, о чем и шла речь выше? О неоднозначном подходе не только к поиску верного ответа на этот вопрос, но и вообще к проблеме «цены» профилактики мы сказали не случайно. Есть авторы, которые принципиально не считают эту проблему важной. Как иначе можно понять мнение, высказанное группой преподавателей и профессоров Академии управления МВД России, которые полагают, что предупреждение преступлений – это возможность решать вопросы борьбы с преступностью «с наименьшими издержками для общества, без включения в полную силу сложного механизма уголовной юстиции и без применения такой формы государственного принуждения, как уголовное наказание» . Попутно заметим: трудно согласиться и со второй частью процитированного высказывания. Предупреждение преступлений как одно из направлений борьбы с преступностью не исключает, а, напротив, безусловно, предполагает использование различных форм государственного принуждения, в том числе и уголовного наказания, другое дело, что потенциал профилактического воздействия уголовной репрессии как на неопределенный круг граждан, так и на самого наказанного (здесь уже мы говорим о рецидиве) далеко не велик. Однако вряд ли можно полностью сбрасывать со счета уголовное наказание как профилактическое средство и считать это оправданным. Дополним сказанное общественной мыслью о комплексном характере деятельности по предупреждению преступлений. В рамках этого комплекса есть место (в каждом случае – свое) для самых разнообразных методов воздействия, включая и профилактические возможности не только средств убеждения, но и средств принуждения. Нам представляется не только принципиально неприемлемой, но и неверно ориентирующей заинтересованного читателя сама идея возможности решать проблему предупреждения преступности «с наименьшими издержками для общества» . В действительности же построение и последующее обеспечение функционирования системы предупреждения преступлений надо оценивать как одну из самых крупных и дорогостоящих социальных программ любого общества. И хотя сегодня еще никто даже приблизительно не подсчитал, какие именно материальные, финансовые, кадровые и иные ресурсы потребуются для создания и поддержания в рабочем состоянии такой системы, совершенно очевидно, что речь идет о величинах, какие наши государство и общество не смогут на эти цели выделить ни сейчас, ни в ближайшем будущем даже по самым оптимистическим расчетам. Надо ли доказывать эту мысль? Дилемма выглядит достаточно драматично: с одной стороны, профилактика, в должной мере не оформленная структурно, – это суррогат, симуляция профилактики. Но никакое общество не сможет выжить, если не станет заботиться об активном противодействии криминалу в самом его зародыше. Значит, надо создавать систему профилактики. С другой же стороны, всем ясно, что наша бедность, образно говоря, то и дело закрывает перед профилактикой шлагбаум. На первый взгляд все логично: чем труднее времена, тем сложнее даже думать о предупреждении преступлений (хватило бы сил на репрессию, с ее огромным аппаратом!) Но правда и в другом: чем труднее времена, тем выше поднимает голову преступность, и, следовательно, уже в силу этого, времена становятся еще труднее и страшнее. Получается чуть ли не заколдованный порочный круг. С помощью каких инструментов можно его разъять? Как ни парадоксально это звучит, но одним из таких важнейших инструментов обществу послужит сама профилактика преступлений. Потому что во все времена для профилактики «положение шлагбаума» должно быть только открытым. Без этого рассчитывать на успех в борьбе с криминалом, с его пагубным давлением на все сферы жизнедеятельности общества и отдельных людей просто немыслимо. Но столь же очевидно, что в близком будущем, а тем более в настоящее время, наша страна не будет способна создать нормально работающую целостную систему предупреждения преступности. Такой на первый взгляд пессимистический вывод неизбежен, поскольку он опирается на здравый смысл, на трезвый учет экономических условий жизни общества, а не на несколько наивные надежды решить сложнейшую социальную проблему малыми силами, средствами и деньгами. Вместе с тем пессимистические ноты, возникающие при оценке сегодняшней ситуации, в которой находится Россия, не должны определять и не определяют сущность стратегии и тактики формирования системы профилактики, смысл и «энергетическую» направленность политики предупреждения преступности. В контексте этих концептуальных идей допустимо утверждать, что задача создания такой системы будет решаться. Придется действовать постепенно, шаг за шагом, сверяясь всякий раз с возможностями государства. Кстати, полезно подчеркнуть: обобщение практического опыта показывает, что процесс этот уже начался. Насущная, жизненная потребность в создании и надежном функционировании системы профилактики всей преступности, и молодежной в частности, сегодня обществом осознается, пожалуй, в гораздо большей степени, чем властями. Но, в конце концов, позиция общества неизбежно возобладает: власть либо «по разумению» согласится с ней, либо вынуждена будет ей подчиниться. И это то главное, что рождает оптимистическую веру в возможность преодоления трудностей и надежду на формирование в нашей стране организационно и экономически обеспеченной политики предупреждения преступности.

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150