27 июля, четверг
 

С.Н. Лосякова
Возвращение уголовных дел прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ

Вступивший в действие с 1 июля 2002 года УПК РФ внес в российский уголовный процесс множество нововведений, в том числе касающихся процессуальной деятельности суда. В то же время из УПК РФ исключены нормы, регламентирующие возвращение уголовных дел для производства дополнительного расследования. Вместо этого Закон предусматривает правомочие суда возвращать уголовное дело прокурору для устранения обстоятельств, препятствующих его рассмотрению по существу. В начальный период действия Уголовно-процессуального кодекса РФ в судебной практике возникало множество спорных вопросов применения института возвращения дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, касающихся как процедуры, так и оснований принятия судебного решения. Многие противоречия в толковании норм и неясности в практике их применения на данный момент устранены на основе правовой позиции, выраженной Конституционным Судом РФ в Постановлении №18-П от 8 декабря 2003г. «по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а так же глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан», а так же разъяснений, данных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ №1 от 5 марта 2004г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ». Тем не менее, в судебной практике сохраняются неясности, требующие единообразного разрешения. В частности, судьи по прежнему испытывают сложность в оценке нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных органами предварительного расследования, с точки зрениях того, препятствуют ли они рассмотрению дела судом и являются ли основанием для возвращения дела прокурору. Нередко у судей возникает неверное представление об идентичности процедуры возвращения дел в порядке ст. 237 УПК РФ упраздненному институту направления уголовных дел для дополнительного расследования, недопонимание различия в их предназначении и сущности. Сложности в применении названного законодательного института прослеживаются и в деятельности судов Республики Хакасия. 1. Статистические данные1 В 2004 году судами республики по основаниям и в порядке, предусмотренном ст.237 УПК РФ прокурорам возвращено 224 уголовных дела в отношении 315 обвиняемых, а в 1ом полугодии 2005 года — 120 дел (4,3% от общего числа оконченных производством дел) в отношении 199 обвиняемых. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики Хакасия в 2004г. прокурору возвращено 5 уголовных дел в отношении 13 обвиняемых, в 1ом полугодии 2005г. — 1 уголовное дело в отношении 1 обвиняемого. Мировыми судьями республики из общего числа оконченных производством в 2004г. 1906 уголовных дел в порядке ст. 237 УПК возвращено прокурорам 59 дел в отношении 59 лиц (или 3%). В 1ом полугодии 2005г. — 33 дела в отношении 33 лиц (2,2%). Из приведенных данных следует, что количество уголовных дел (как в абсолютном, так и в процентном отношении) возвращается прокурорам крайне редко и составляет до 5% от общего числа оконченных производством уголовных дел. В правоприменительной практике достаточно остро стоит вопрос о том, возможно ли кассационное (апелляционное) обжалование вынесенных по итогам предварительного слушания постановлений о возвращении уголовных дел прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ. Однозначного ответа на данный вопрос судебная практика пока не выработала. Верховный Суд РХ в своей практике исходит из принципа равной защиты прав участников уголовного процесса, в том числе и на кассационное (апелляционное) обжалование состоявшихся судебных постановлений, а потому, с учетом положений высказанных Конституционным Судом РФ1, признает за сторонами право на кассационное обжалование постановлений о возвращении прокурору уголовных дел. Данная позиция Верховного Суда РХ соответствует решениям, вынесенным Верховным Судом РФ. Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев в кассационном порядке уголовное дело в отношении Н., возвращенное прокурору Карачаево-Черкесской Республики, отменила состоявшееся судебное постановление как незаконное2. Однако случаев рассмотрения в кассационном порядке дел указанной категории не так уж и много. В частности, из общего количества вынесенных судебных постановлений о возращении уголовных дел прокурору в 2004г. в кассационном порядке были обжалованы 11, что составляет 4,9%. В 1ом полугодии 2005г. данный показатель равен 10 (или 8,3%). Из числа обжалованных в кассационном порядке судебных постановлений были отменены в 2004г. — 9 (81,8%), а в 1-ом полугодии 2005г. — 7 (70%). В то же время нормы уголовно-процессуального закона не содержат прав участников уголовного процесса на обжалование постановлений о возвращении уголовных дел прокурору, вынесенных по итогам предварительного слушания, а наоборот ст. 236 УПК РФ запрещает их обжалование. Поэтому в судебной практике имеются и другие позиции относительно указанного вопроса. В частности, Президиум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 12 ноября 2003г., вынесенном по результатам рассмотрения уголовного дела в отношении Ч., К. и Д., возвращенного прокурору Санкт-Петербургским городским судом 27 марта 2003г., указал, что в соответствии с ч. 7 ст. 236 УПК РФ постановление о возвращении уголовного дела прокурору, вынесенное по результатам предварительного слушания, обжалованию не подлежит3. В этой связи представляется обоснованной правовая позиция о возможности обжалования постановлений указанной категории в кассационном и апелляционном порядке, лишь после официального закрепления указанного права в уголовно-процессуальном законодательстве4. 2. Основания для возвращения уголовных дел прокурору Действующий уголовно-процессуальный кодекс устанавливает, что уголовное дело для устранения препятствий его рассмотрения судом может быть возвращено прокурору только в случаях, предусмотренных в пунктах 15 части 1 статьи 237 УПК РФ. Наличие таких обстоятельств по конкретному делу и является безусловным основанием для принятия судом решения о возвращении дела прокурору. Часть 1 статьи 237 УПК РФ предусматривает обязательное условие, при котором возможно возвращение дела прокурору, а именно: нарушения, указанные в законе, должны препятствовать рассмотрению дела судом. Для правильного понимания сущности такого вида судебного решения как возвращение дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ судам следует иметь в виду, что целью данной судебной процедуры является не восполнение неполноты и пробелов предварительного расследования, и не устранение любых недостатков и упущений органов уголовного преследования, что было характерно для правового института направления дел для дополнительного расследования, а лишь устранение препятствий рассмотрения дела судом. К таким препятствиям по смыслу закона относятся существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, допущенные органом предварительного расследования, которые путем лишения или ограничения гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства либо несоблюдения процедуры досудебного производства или иным путем влекут признание незаконности производства по делу или привлечения лица, в качестве обвиняемого, ставят под сомнение законность предъявленного обвинения или направление дела в суд, что в итоге приводит к невозможности рассмотрения дела по существу и принятия судом законного решения. Одним из оснований направления дела прокурору является составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением требований УПК РФ. По указанному основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, прокурору возвращается наибольшее количество дел (81.6%). Такое положение объясняется, прежде всего, недостаточным уровнем предварительного расследования уголовных дел и допускаемыми при этом нарушениями уголовно-процессуального закона, которые по прежнему распространены в практике органов уголовного преследования. На основании сложившейся судебной практики выделяются два вида оснований применения п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, это непосредственные нарушения требований закона при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта и иные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе предварительного расследования1. Последняя категория нарушений четко не определена рамками уголовно-процессуального закона, а потому судам зачастую сложно найти правильное решение в конкретной ситуации. К непосредственным нарушениям при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта относятся нарушения положений ст. 220 и 225 УПК РФ соответственно, связанные с несоблюдением требований указанных правовых норм к форме и содержанию данных процессуальных документов. В соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного суда РФ №1 от 5 марта 2004г. «О применении судами норм УПК РФ», под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220 и 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта2. К таким нарушениям Верховный Суд РФ относит случаи, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого; когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем либо не утвержден прокурором; когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу, и другие. Значительное число нарушений ст. 220 УПК РФ представляют собой не собственно нарушения, вызванные несоблюдением правил составления обвинительного заключения (примеры приведены выше), а такие упущения, которые дублируют нарушения УПК, допущенные при вынесении постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Имеются в виду случаи, когда недостатки содержания постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, касающиеся изложения обстоятельств преступного деяния, сущности и формулировки обвинения, а также юридической квалификации вместе с текстом предъявленного обвинения переносятся в текст обвинительного заключения. Примером подобных нарушений является уголовное дело в отношении К. и Б., обвиняемых по ч. 1 ст. 285 УК РФ, возращенное прокурору г. Абакана в связи с неправильным изложением в обвинительном заключении и постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых сведений об обстоятельствах преступного деяния. Вышеперечисленные нарушения, послужившие причиной возвращения дел прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, можно объединить в следующие группы. — неправильное указание в обвинительном заключении (обвинительном акте) данных о личности обвиняемого, а также о потерпевшем и других участниках процесса; — недостатки и упущения при изложении в обвинительном заключении фабулы, существа и формулировки обвинения; — нарушения, связанные с изложением доказательств; — иные нарушения, допущенные непосредственно при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта; — иные нарушения уголовно-процессуального закона. 1. Одной из наиболее распространенных причин для возвращения уголовных дел прокурору является не полное указание органами предварительного следствия данных о личности обвиняемых, потерпевших и других участников уголовного процесса. В частности, Саяногорским городским судом по ходатайству стороны защиты возвращено прокурору дело по обвинению К. по п. «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ, поскольку в обвинительном заключении не указана дата рождения обвиняемого. Наиболее существенными являются такие данные о личности обвиняемого как его фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, которые позволяют идентифицировать личность гражданина по его личным документам. Неправильное указание этих данных в обвинительном заключении (обвинительном акте) ставит под сомнение соответствие личности обвиняемого данным о личности лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности за данное деяние, а также соответствие данных о личности лица, в отношении которого дело направлено в суд, личности лица, привлеченного в качестве обвиняемого. Во многих случаях такое состояние обвинительного заключения (обвинительного акта) исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта. Например, Абаканским городским судом было возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Бандалиева по ч. 4 ст. 228 УК РФ, поскольку в ходе предварительного слушания дела стороной защиты были представлены документы о том, что фамилия обвиняемого не Бандалиев, а Азимов, что подтверждается его личными документами, а имеющиеся в материалах уголовного дела документы Бандалиева — фальшивые. В то же время могут возникать ситуации, когда данные о личности обвиняемого (например, его фамилия) неверно указаны лишь в одной части обвинительного заключения, а в остальной части текста заключения — правильно. При условии, что в других материалах дела, прежде всего в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, фамилия обвиняемого указана верно, и не возникает сомнений в личности обвиняемого, разовое искажение фамилии в тексте заключения, возможно, расценить как явную техническую ошибку (описку). В этом случае нет необходимости пересоставлять обвинительное заключение (обвинительный акт) и, следовательно, отсутствуют основания для возвращения дела прокурору. Кроме того, на практике выявлены случаи, когда органы предварительного следствия неверно указывают, либо вообще не указывают сведения о личности потерпевших, когда их участие является обязательным. В данных случаях суды обоснованно принимали решение о возвращении уголовных дел данной категории прокурору, поскольку это является грубым нарушением п. 8 ч. 1 ст. 220 УПК РФ и препятствует рассмотрению уголовного дела по существу. Подобные нарушения были выявлены Абаканским городским судом при рассмотрении уголовных дел в отношении Ч., обвиняемого по ч. 1 ст. 161 УК РФ, а также в отношении С., Н. и Е., обвиняемых по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ. 2. Значительную группу составляют недостатки и упущения при изложении в обвинительном заключении фабулы, существа и формулировки обвинения. В качестве конкретных нарушений данной группы судами указывались: противоречивое изложение обстоятельств в фабуле обвинения; отсутствие обвинения в отношении одного из обвиняемых по делу; изложение сущности обвинения неполностью или в противоречие содержанию постановления о привлечении в качестве обвиняемого, неприведение формулировки обвинения; изложение формулировки обвинения не полностью или не в соответствии с диспозицией соответствующей статьи УК; отсутствие юридической квалификации в соответствии с предъявленным обвинением; неконкретное изложение в заключении предъявленного обвинения. Например, при составлении обвинительного заключения по делу по обвинению З. и К. следователь неверно указал юридическую квалификацию содеянного обвиняемым, указав о совершении неоднократного сбыта наркотических средств в крупном размере, тогда как следовало указать о сбыте наркотических средств в крупном размере группой лиц по предварительному сговору. По ходатайству государственного обвинителя Абаканский городской суд возвратил прокурору дело по обвинению К. по п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, поскольку в обвинительном заключении не было указано время совершения преступления. В ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Б., обвиняемого по ч. 3 ст. 158 УК РФ, судом было установлено, что в обвинительном заключении указана дата совершения преступления — 1 апреля 2004г., в то время как согласно предъявленному обвинению, подтвержденному материалами дела, датой совершения преступления является 2 апреля 2004г. Отсутствие указания мотива преступления в обвинительном заключении по делу в отношении П., обвинявшегося по ч. 2 ст. 285 УК РФ, явилось основанием для возвращения дела прокурору судьей Черногорского городского суда. 3. В следующую группу оснований для возвращения уголовного дела прокурору включают нарушения, связанные с изложением доказательств. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, а также п. 6 ч. 1 ст. 225 УПК РФ в обвинительном заключении (обвинительном акте) должен быть приведен перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. На первоначальном этапе действия Уголовно-процессуального кодекса РФ основным нарушением данной группы являлось перечисление доказательств в обвинительном заключении со ссылками на листы дела без раскрытия их содержания. В 2003 году судебная практика Верховных Судов РФ и РХ по данному вопросу изменилась. Окончательно данный вопрос разрешен в Постановлении Пленума Верховного суда РФ №1 «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса РФ» от 5 марта 2004г. Согласно окончательно сформированной правовой позиции под перечнем доказательств понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств, поскольку в силу ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу1. Однако, несмотря на разъяснения Верховного Суда РФ, на практике встречаются случаи, когда следователи не приводят содержание доказательств, а ограничиваются лишь ссылками на их источники. Примером подобного нарушения является уголовное дело в отношении Н., обвиняемого по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ. Согласно разъяснениям вышеназванного Постановления Пленума Верховного Суда РФ, «если по делу привлечены несколько обвиняемых или обвиняемому вменяется несколько эпизодов обвинения, то перечень доказательств должен быть приведен в отдельности по каждому обвиняемому и по каждому эпизоду обвинения» 2. Однако органы предварительного следствия зачастую игнорируют эти требования и составляют обвинительные заключения (обвинительные акты) с грубыми нарушениями УПК РФ. Например, Абаканским городским судом было возвращено прокурору уголовное дело в отношении Ч. и Ш., обвиняемых по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку в обвинительном заключении не были приведены доказательства, подтверждающие совершение преступления каждым из соучастников (кроме того, само обвинительное заключение не было вручено обвиняемым). 4. Иные нарушения, допущенные непосредственно при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта. В качестве иных нарушений требований УПК по составлению обвинительного заключения (обвинительного акта) суды республики признавали, в частности, неуказание в прилагаемом к обвинительному заключению списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого. Не вызывает сомнений обоснованность возвращения дела прокурору в случаях неутверждения прокурором обвинительного заключения. Например, Абаканским городским судом было возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 166 УК РФ, поскольку в обвинительном заключении отсутствовала подпись прокурора об утверждении обвинительного заключения. Другим основанием для возвращения уголовного дела прокурору является утверждение обвинительного заключения неуполномоченным прокурором и нарушение подсудности уголовного дела. В частности, в ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Л., обвиняемого по ч. 2 ст. 297 УК РФ, судьей Усть-Абаканского районного суда было установлено, что указанное уголовное дело подлежит рассмотрению Верховным Судом РХ, а обвинительное заключение утверждено не прокурором субъекта РФ, а районным прокурором. Отсутствие в обвинительном заключении указания на смягчающие и отягчающие обстоятельства является нарушением п.7 ч. 1 ст. 220 УПК РФ и формально также является основанием возвращения дела прокурору. В судебной практике республики имеется единственный случай возвращения уголовного дела по данному основанию — уголовное дело в отношении П., обвиняемой по ч.1 ст.234 УК РФ. В то же время в научной литературе высказано мнение о том, что «указанное упущение не является абсолютным основанием для возвращения дела прокурору, поскольку, хотя смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства входят в предмет доказывания (ст.73 УПК РФ), не установление их органом предварительного расследования и не указание в обвинительном заключении не препятствует выявлению таких обстоятельств в судебном заседании и признанию их судом при разрешении дела. В этом случае действия и решения суда не нарушают принципа состязательности уголовного процесса и не означают, что суд возлагает на себя функции стороны обвинения или защиты, т.к. не затрагивают вопросов о виновности лица по предъявленному обвинению, а направлены на принятие законного, обоснованного и справедливого решения в части назначения осужденному вида и размера наказания» 31. Согласно ч. 4 ст. 220 УПК РФ список подлежащих вызову в судебное заседание лиц прилагается к обвинительному заключению и является, по сути, его составной частью. Отсутствие такого списка, либо его неполнота означают, что обвинительное заключение составлено с нарушением уголовно-процессуального закона и поэтому может служить основанием для возвращения дела прокурору. Например, отсутствие в списке лиц, подлежащих обязательному вызову в судебное заседание, а к таковым относятся стороны по делу (например, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их законные представители), в ряде случаев являлось дополнительным основанием для принятия районными судами решения о возвращении дела прокурору по п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ. 5. Иные нарушения уголовно-процессуального закона. Иные, не связанные с составлением обвинительного заключения или обвинительного акта нарушения УПК в качестве самостоятельного основания возвращения дела прокурору в ст.237 УПК не указаны. Однако в судебной практике такие нарушения постепенно стали являться действительной причиной возвращения дел прокурору, хотя зачастую суды мотивировали свои решения, ссылаясь на составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением закона. В настоящее время такая практика поддержана высшими судебными органами РФ, и суды имеют возможность применять п.1 ч.1 ст.237 УПК, напрямую ссылаясь на иные нарушения УПК. Как указал Конституционный Суд РФ, в случае выявления допущенных органами дознания или предварительного следствия процессуальных нарушений суд вправе, самостоятельно и независимо осуществляя правосудие, принимать в соответствии с уголовно-процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу. Положения части первой статьи 237 УПК не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия. При оценке выявленных нарушений УПК с точки зрения их существенности судам можно руководствоваться перечнем и критериями, приводившимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ №84 от 8 декабря 1999г. «О практике применения судами законодательства, регулирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования». Хотя данное постановление и утратило силу, изложенные в нем рекомендации в части отнесения нарушений УПК к категории существенных применимы и в практике возвращения дел в порядке ст. 237 УПК. В то же время необходимо иметь ввиду, что такие процессуальные нарушения, подлежащие устранению по решению суда органами уголовного преследования, не должны касаться ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не должно предполагать дополнение ранее предъявленного обвинения. Наиболее существенными и достаточно распространенными нарушениями норм УПК, препятствующими рассмотрению дела по существу, по-прежнему являются различного рода нарушения права обвиняемого на защиту. Например, Абаканским городским судом в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ, было возвращено уголовное дело в отношении Т., обвиняемого по ч. 2 ст. 162 УК РФ, поскольку постановление о привлечении Т. в качестве обвиняемого было предъявлено ему по истечении 3 суток со дня его вынесения, что является нарушением ст. 172 УПК РФ. В качестве других нарушений УПК, которые, по мнению судей, препятствовали рассмотрению дела судом и исключали возможность вынесения судебного решения, признавались: отказ в удовлетворении ходатайства адвоката о проведении следственных действий, вследствие чего не были проверены все доказательства; непривлечение к участию в деле на предварительном следствии законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого; несоблюдение сроков предъявления постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; неправильное выделение дела в отношении другого лица; нарушения при выполнении требований ст. 217 УПК; возбуждение и расследование дела ненадлежащим лицом; проведение предварительного следствия вместо дознания; нарушение подследственности по делу в отношении военнослужащих; непризнание потерпевшим пострадавшей от преступления; неуведомление потерпевшего о рассмотрении его ходатайства и об окончании предварительного следствия; неуведомление потерпевшего о направлении дела в суд, проведение дополнительного расследования после возвращения дела прокурору при отсутствии соответствующего постановления прокурора. Один из примеров подобных нарушений закона отмечен при рассмотрении Усть-Абаканским районным судом уголовного дела в отношении несовершеннолетних Е., Е., Э и В., обвиняемых по ч. 2 ст. 175 УК РФ и п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, когда представители несовершеннолетних обвиняемых вообще не были привлечены для участия в деле. Другим примером нарушений, входящих в указанную категорию, следует признать уголовное дело в отношении Н., обвиняемого по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, возвращенное прокурору Бейского района по причине нарушения следователем требований ст. ст. 215 и 217 УПК РФ. По делам, направляемым в суд для применения принудительных мер медицинского характера, уголовно-процессуальный закон предъявляет ряд требований, аналогичных требованиям к порядку окончания расследования по обычным уголовным делам и к составлению обвинительного заключения (обвинительного акта). В частности, ч. 4 ст. 439 УПК РФ определяется содержание постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера. Несоблюдение этих положений закона суды правильно расценивали как существенное нарушение норм УПК, препятствующее рассмотрению дела судом, дающее основание для возвращения дела прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ. 1) Невручение обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта Согласно требованиям ст. 222 УПК РФ после утверждения обвинительного заключения прокурором его копия с приложениями вручается прокурором обвиняемому. Несоблюдение этого положения закона является одним из оснований для возвращения уголовного дела прокурору. Наибольшее число раз уголовные дела с подобными нарушениями поступали в Абаканский городской суд. В частности, в связи с невручением копии обвинительного заключения Абаканским городским судом дважды возвращалось в порядке ст. 237 УПК РФ уголовное дело в отношении М., М., Ч. и Р., обвиняемых по ч. 2 ст. 132 УК РФ. 2) необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера Основанием для вывода суда о необходимости составления обвинительного заключения по уголовному делу, поступившему в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера, может являться установленный судом факт, свидетельствующий о совершении лицом деяния в состоянии вменяемости и об отсутствии у данного лица после совершения преступления психического расстройства, делающего невозможным назначение наказания или его исполнение. Однако в судебной практике Республики Хакасия подобных случаев не имеется. 3) Наличие оснований для соединения уголовных дел. Одним из оснований для возвращения уголовных дел прокурору является необходимость соединения нескольких уголовных дел в одном производстве. Основания к принятию решения о соединении уголовных дел перечислены в ст.153 УПК РФ. Из содержания данной нормы следует, что уголовные дела расследуются, как правило, раздельно. Их соединение допускается строго в определенных случаях, определенных частями 1 и 2 данной статьи. Критерии необходимости соединения дел на стадии предварительного расследования Уголовно-процессуальным кодексом РФ не определены. По смыслу ст. 153 УПК РФ соединение дел в одно производство является правом, а не обязанностью прокурора, который самостоятельно решает вопрос о целесообразности такого процессуального решения. В силу ч. 1 ст. 237 УПК РФ возвращение дела судом прокурору по мотиву наличия оснований для его соединения с другим делом возможно лишь при условии, если раздельное производство по ним в судебных стадиях создает препятствия для их судебного рассмотрения. Само по себе поступление в суд нескольких дел, которые на основании ст. 153 УПК РФ могли быть соединены в одно производство, не препятствует их раздельному рассмотрению и разрешению судом по существу. На практике соединение дел чаще всего вызвано необходимостью более оперативного и всестороннего рассмотрения дел, переданных в суд в отношении одного обвиняемого. Кроме того, по уголовным делам, по которым обвиняется несколько лиц в совершении одного и того же преступления, существует вероятность, что раздельное их рассмотрение может не только отразиться на качестве судебного следствия, но и привести, например, к установлению взаимоисключающих обстоятельств, породить проблемы в процессе исследования доказательств. По смыслу ст. 237 УПК РФ вопрос о возвращении уголовных дел прокурору ввиду наличия оснований для их соединения может решаться судом только в отношении уголовных дел, поступивших на рассмотрение суда, поскольку уголовно-процессуальный закон не допускает принятие по делу процессуальных решений органом или должностным лицом, в чьем производстве не находится данное дело. В связи с этим возвращение уголовного дела прокурору для соединения с другим делом, по которому производится предварительное расследование, нельзя признать законным. Поэтому суды подчас допускают неправильное применение уголовного закона. Примером подобного нарушения являются уголовные дела в отношении Б., возвращенные Абаканским городским судом прокурору для соединения в одном производстве. Рассматривая в кассационном порядке постановления судьи, судебная коллегия отменила их, указав на отсутствие достаточных оснований для возвращения уголовных дел прокурору. Из материалов уголовных дел следовало, что они были направлены прокурором в суд в разное время (временной промежуток составил 3 месяца), причем на момент расследования первого уголовного дела у органов предварительного следствия не имелось информации о совершении Б. других преступлений. Кроме того, раздельное рассмотрение уголовных дел не повлекло и не могло повлечь каких-либо негативных последствий для установления истины по делу, либо нарушить права обвиняемой. 4) Неразъяснение обвиняемому прав, предусмотренных ст. 217 УПК РФ. Как самостоятельное основание для возвращения дела прокурору данное нарушение уголовно-процессуального закона появилось в ст. 237 УК РФ также недавно (п.5 ч.1 ст. 237 УПК РФ введен Федеральным законом №92-ФЗ от 4 июля 2003г.). Но, несмотря на это, уголовные дела возвращаются прокурору по данному основанию достаточно часто. Например, Саяногорским городским судом в связи с ненадлежащим выполнением следователями требований указанной нормы УПК РФ возвращены уголовные дела в отношении Г. и др., обвиняемых по ч. 3 ст. 228 УК РФ и С. и др. обвиняемых по ч. 4 ст. 160 УК РФ. Причины ненадлежащего выполнения следователями требований ст. 217 УПК РФ заключались в неразъяснении обвиняемым права на рассмотрение уголовного дела в порядке гл. 40 УПК РФ, а также их права на рассмотрение уголовного дела со стадии предварительного слушания дела. 3. Процессуальные вопросы, связанные с вынесением постановлений о возвращении прокурору уголовных дел По смыслу ст. 237 УПК РФ судья вправе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе. Ходатайство стороны о возвращении уголовного дела прокурору по общему правилу подлежит разрешению в судебном заседании после выслушивания мнения других участников процесса. Подобное ходатайство является поводом, но не основанием возвращения дела прокурору и подлежит проверке с точки зрения его обоснованности. На практике суды не всегда критически относились к таким ходатайствам, в особенности, если они были заявлены государственным обвинителем. Встречаются случаи, когда прокуроры просили вернуть дело по надуманным, малозначительным причинам, не препятствующим рассмотрению дела судом, для устранения таких пробелов и упущений предварительного расследования, которые подразумевают расширение объемов обвинения, усиление предъявленного обвинения либо получение дополнительных доказательств. При удовлетворении ходатайства о возвращении дела прокурору суд должен убедиться в том, что указанные в ходатайстве нарушения прямо относятся к перечню нарушений, имеющемуся в ч. 1 ст. 237 УПК РФ, либо носят такой характер, в силу которого действительно препятствуют рассмотрению дела судом. Статья 237 УПК РФ регламентирует возвращение дела прокурору на стадии предварительного слушания по делу, в связи с этим продолжительное время дискутировался и неоднозначно решался в судебной практике вопрос о возможности возвращения уголовного дела со стадии судебного разбирательства. На данный момент выработан единый подход к решению этого вопроса, основанный на разъяснении Пленума Верховного Суда РФ, согласно которому в тех случаях, когда существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно, возвращает дело прокурору для устранения указанного нарушения1. Постановления о возвращении дела в порядке ст. 237 УПК РФ, как и прочие судебные решения, должны соответствовать требованиям ст. 7 УПК РФ о законности, обоснованности и мотивированности процессуальных решений. Применительно к рассматриваемому виду судебного постановления данные требования закона означают, что в постановлении судьи должны быть изложены не только ходатайства сторон о возвращении дела прокурору и мнения других участников процесса либо указание на инициативу самого суда, но и приведены конкретные нарушения уголовно-процессуального закона, о которых заявлено в ходатайстве либо которые выявлены судом самостоятельно, а также приведено обоснование, имеется ли и в чем конкретно выражается препятствие для рассмотрения дела судом. Согласно ч. 2 ст. 237 УПК РФ при вынесении постановления о возвращении дела прокурору суд обязывает прокурора в течение 5 суток обеспечить устранение допущенных нарушений. Из данного положения закона вытекает соответствующая обязанность прокурора в указанный срок организовать устранение выявленных нарушений и вернуть дело в суд. В заключение настоящей статьи хотелось бы отметить, что правовой институт возвращения уголовных дел прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом за три года своего существования стал одним из эффективных способов защиты нарушенных органами предварительного следствия прав участников уголовного процесса. В то же время в юридической литературе все чаще звучат мнения о необходимости восстановления института возвращения уголовных дел для производства дополнительного расследования2. Представляется, что критика института возвращения уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ, является обоснованной лишь частично. В научной литературе постоянно высказывается мнение о необходимости изменения ряда норм УПК РФ, касающихся порядка обжалования постановлений, принятых по итогам предварительного слушания, а также регламентирования полномочий суда относительно возвращения уголовного дела с более поздних стадий рассмотрения уголовного дела (подготовительная часть судебного заседания, судебное следствие и. т.п.). Кроме того, необходимо законодательно закрепить в качестве дополнительных оснований для возвращения уголовных дел прокурору иных существенных нарушений УПК, которые препятствуют рассмотрению уголовного дела и признаны в настоящее время судебной практикой. 1Настоящая статья подготовлена с учетом статистических данных, предоставленных Управлением судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Республике Хакасия за 2004 г. и 1-ое полугодие 2005 г. 2 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004 №9 с. 3132 3 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004 №5 с. 2122 4 Шиплюк В.А. Обжалование судебных решений о возвращении уголовного дела прокурору, принятых по итогам предварительного слушания//Уголовный процесс. 2005 №8. с.2731. 1 Бурмагин С.В. Возвращение уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ (комментарий судебной практики) // Российская юстиция. 2005 №1-2 с. 60. 2 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. №5 с. 4. 1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. №5. с. 4 1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. №5 с. 4. 2 Оксюк Т.Л. Возвращение уголовного дела прокурору. // Уголовный процесс.2005 №1 с. 23-30.

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150