22 сентября, пятница
 

Ю.С. Ултургашев
НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В ОСОБОМ ПОРЯДКЕ

Несмотря на то, что новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации действует уже свыше трех лет, содержащийся в нем новый институт уголовного судопроизводства — особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением по-прежнему вызывает споры среди ученых и юристов-практиков, как о его целесообразности, так и о порядке применения. Противники особого порядка судебного разбирательства считают, что он ведет к упрощенчеству, произволу, а нормы, регулирующие особый порядок, противоречат другим нормам, содержащимся в уголовно-процессуальном законе. Например, допускаются ссылки на часть 2 статьи 77 УПК РФ, в которой содержится указание о том, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. Между тем, особый порядок судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением исключает исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу (часть 5 статьи 316 УПК РФ). Следовательно, приговор, постановленный в особом порядке, основывается только на признании вины подсудимого, а потому, по мнению противников особого порядка, не может быть признан законным, обоснованным и справедливым. Еще одна позиция, вызывающая возражения — несогласованность норм, содержащихся в главе 40 УПК РФ, с положениями части 4 статьи 302 УПК РФ, которая устанавливает, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Имеются ссылки и на противоречия между нормами главы 40 УПК РФ и принципами осуществления уголовного судопроизводства на основе состязательности сторон (статья 15 УПК РФ) и осуществления правосудия только судом (статья 8 УПК РФ), поскольку в случае постановления приговора в особом порядке обвинение и защита не реализовали свое право на представление доказательств и участие в их исследовании, а суд по существу не рассматривал дело, т.е. не выполнил функцию отправления правосудия, а, лишь констатировал состоявшееся между сторонами соглашение. Сравнительный анализ норм уголовно-процессуального закона, на наш взгляд, позволяет сделать вывод, что особый порядок судебного разбирательства находится в противоречии с основополагающими принципами уголовного судопроизводства. Стороны, принимая участие в обсуждении возможности применения особого порядка принятия судебного решения, сознательно и добровольно выражая при этом свое согласие или несогласие, тем самым в полной мере реализуют свое право на свое участие в уголовном судопроизводстве на основе состязательности. Своим волеизъявлением каждый из участников процесса уравновешивает позиции остальных, чем обеспечивается равенство прав сторон (статья 244 УПК РФ). Согласие сторон на рассмотрение дела в особом порядке судебного разбирательства является следствием того, что между ними больше нет спора. Следовательно, нет необходимости продолжать представлять и исследовать доказательства и убеждать суд в своей правоте. В то же время стороны не лишены возможности в любой момент до постановления приговора предоставить свои возражения против постановления приговора в особом порядке, которые обязательны для суда. Возложенные на суд обязанности по обеспечению установленной процедуры особого порядка судебного разбирательства, право суда постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке либо отказать в удовлетворении соответствующего ходатайства подсудимого, а также право не только при возражении сторон, но и по собственной инициативе вынести постановление о прекращении особого порядка и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке (часть 6 статьи 316 УПК РФ), подчеркивают его решающую роль, что как раз свидетельствует о полноценном осуществлении судом функции отправления правосудия. Возможно приведение обратных доводов и на остальные возражения противников особого порядка судебного разбирательства, однако эта тема требует специального исследования. На наш взгляд институт особого порядка судебного разбирательства имеет сильные и слабые стороны, а потому критика особого порядка будет существовать всегда. Аналогичным образом обстоит ситуация и с соглашением о признании вины (так называемой «сделкой о признании вины») и в уголовном процессе США, имеющим длительную историю. Наиболее ярые противники соглашения о признании вины постоянно выступают за отмену данной процедуры, ссылаясь на то, что ею разрушаются принципы презумпции невиновности и права на суд присяжных. Однако сторонники соглашения о признании вины приводят серьезные доводы в его защиту. По их мнению признание вины не нарушает принципов состязательного процесса. Обвиняемый не ограничивается в праве признать вину, не возражать против обвинения либо заявить о своей невиновности. Отсутствуют посягательства и на конституционное право обвиняемого на судебное разбирательство, поскольку это право является привилегией, а не обязанностью. У обвиняемого есть выбор — использовать эту привилегию или отказаться от нее. Сторона обвинения вправе согласиться или не согласиться с позицией стороны защиты, а суд после соответствующей проверки вправе принять или не принять состоявшееся между сторонами соглашение. Нельзя уйти от мысли, что при постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в России, также как и при принятии судом соглашения о признании вины в США, возможно осуждение невиновного либо виновный понесет менее строгое наказание, чем заслуживает. Однако проводимые в США в течение длительное времени исследования в данной области показывают, что вероятность судебной ошибки при рассмотрении дела судом в обычном порядке та же, что и вероятность судебной ошибки при принятии соглашения о признании вины, а суд присяжных также не является абсолютной защитой невиновного от необоснованного обвинения. Избежать судебной ошибки возможно лишь путем строгого соблюдения уголовно-процессуального закона, какая бы процедура не применялась при вынесении судебного решения. Не существует универсальных методов сделать судебную систему совершенной. Незаконные и несправедливые решения могут приниматься судом при рассмотрении дела в обычном порядке и при постановлении приговора без судебного разбирательства. Безусловно, то, что сокращенный порядок судебного разбирательства существенно упрощает громоздкий судебный процесс и является эффективным средством для быстрого рассмотрения значительного количества уголовных дел, по которым возможно принятие судебных решений без соблюдения длительной процедуры судебного следствия. Прежде всего, это дела об очевидных преступлениях, по которым обвиняемые, как правило, признают вину. В конечном итоге это способствует ускорению уголовного судопроизводства и, следовательно, повышению эффективности правосудия и его доступности. Более 90?% уголовных дел в США сегодня заканчиваются соглашением о признании вины. Налицо и тенденция увеличения количества уголовных дел, рассматриваемых судами в Российской Федерации в особом порядке судебного разбирательства. Помимо сокращения срока рассмотрения уголовных дел и неизбежной существенной экономии затрачиваемых на это сил и средств, процедура особого порядка судебного разбирательства способствует склонению подсудимого к сотрудничеству с правоохранительными органами, что само по себе является немаловажной проблемой. Следует признать, что процедура особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, предусмотренная главой 40 УПК РФ, не содержит подробного описания и нуждается в усовершенствовании. Например, следовало бы расширить временные рамки подачи обвиняемым ходатайства об особом порядке судебного разбирательства. В соответствии с частью 2 статьи 315 УПК РФ ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства может быть заявлено обвиняемым лишь на двух этапах: 1) в момент ознакомления с материалами уголовного дела, о чем делается соответствующая запись в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела в соответствии с частью 2 статьи 218 УПК РФ; 2) на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со статьей 229 УПК РФ. Однако решение вопроса об особом порядке судебного разбирательства исключено из числа оснований проведения предварительного слушания, которые указаны в статье 229 УПК РФ, что существенно снижает возможности для подсудимого воспользоваться своим правом ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, что может повлечь назначение более мягкого наказания. Судебная практика идет по пути принятия подобных ходатайств после поступления уголовного дела в суд и до начала судебного заседания по рассмотрению дела по существу и непосредственно в подготовительной части судебного заседания. Такую практику следует признать правильной, поскольку тем самым обеспечивается соблюдение прав подсудимого. Спорной является ситуация, когда ходатайство о рассмотрении дел в особом порядке рассматривается судом после возобновления отложенного судебного разбирательства. Как правило, это происходит после неоднократного отложения дела вследствие неявки кого-либо из участников процесса, в частности потерпевшего. Согласие подсудимого с предъявленным обвинением и его ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в этом случае нередко выглядит как вынужденное и заявленное под воздействием такого фактора, как затягивание рассмотрения дела, что не исключает возможность самооговора. Основанием для применения особого порядка судебного разбирательства является инициатива самого обвиняемого. Данное требование обязательно и его несоблюдение влечет безусловную отмену приговора, постановленного без проведения судебного разбирательства, как это произошло по делу В., осужденной Абаканским городским судом по ч. 2 ст. 159 УК РФ. Инициатива рассмотреть дело в особом порядке судебного разбирательства была проявлена не подсудимой, а самим судом в подготовительной части судебного заседания, что и повлекло отмену приговора в кассационной инстанции. Неудачно изложена формулировка части 1 статьи 314 УПК РФ, гласящая, что обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Из ее буквального толкования следует, что на момент соответствующего ходатайства обвиняемого государственный или частный обвинитель и потерпевший уже должны выразить свое согласие на рассмотрение дела в особом порядке, а в противном случае обвиняемый не имеет права согласиться с предъявленным обвинением, что явно противоречит смыслу особого порядка судебного разбирательства. Выяснение согласия потерпевшего, в частности при его ознакомлении с материалами уголовного дела, т.е. до того, как у обвиняемого появится возможность ходатайствовать о постановлении приговора в особом порядке, закон прямо не предусматривает, хотя возложение на следователя обязанности разъяснения потерпевшему при ознакомлении с материалами дела положений главы 40 УПК РФ было бы направлено на соблюдение его прав. Не содержится в законе и требований излагать в уголовном деле по данному вопросу позицию государственного или частного обвинителя к моменту ознакомления обвиняемого с его материалами. На практике согласие государственным или частным обвинителем и потерпевшим дается уже после заявления обвиняемым соответствующего ходатайства, что согласуется с положением части 1 статьи 316 УПК РФ о проведении судебного заседания по ходатайству подсудимого. Отсутствие согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего с ходатайством подсудимого о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства исключает возможность постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Например, приговор Абаканского городского суда в отношении Г., признанного виновным по ч. 2 ст. 159 УК РФ, был отменен в кассационном порядке из-за того, что судом не было выяснено мнение потерпевшего Т. по ходатайству подсудимого о постановлении приговора без судебного разбирательства. Еще один важный вопрос: является ли согласие с обвинением признанием вины или нет? Некоторые авторы полагают, что полное признание вины является обязательным условием постановления приговора без проведения судебного разбирательства, а в случае даже частичного признания вины применение данной процедуры недопустимо. Такой вывод является спорным, поскольку согласие с обвинением не тождественно признанию вины, а смысл положений главы 40 УПК РФ как раз и заключается не в выяснении, признает ли подсудимый себя виновным полностью или частично, а в том, согласен ли он предъявленным ему обвинением. Выяснение же у подсудимого вопроса о том, признает ли он себя виновным, в данном случае выходит за рамки полномочий суда, предоставленных ему при рассмотрении дела в особом порядке. Заявление подсудимого о признании им вины является его правом, и само по себе не может быть положено в основу обвинения (часть 2 статьи 77 УПК РФ), а также не является гарантией от судебной ошибки при вынесении приговора без проведения судебного разбирательства. Несколько отличается от норм, регулирующих особый порядок судебного разбирательства, соглашение о признании вины в уголовном процессе США, которое предусматривает сокращенную процедуру судопроизводства при признании обвиняемым вины, либо при признании им, с согласия суда,
olo co
te
dere, что означает «я не оспариваю». Принимая признание
olo co
te
dere, суд обязан также выяснить точку зрения каждой стороны и учесть интересы общества в эффективном отправлении правосудия. Последствия признания обвиняемым
olo co
te
dere аналогичны последствиям признания вины за исключением того, что признание
olo co
te
dere не может быть использовано против обвиняемого в каких-либо последующих уголовных и гражданских делах. Обязательные требования при разрешении судом ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства изложены в части 2 статьи 314 и части 4 статьи 316 УПК РФ, а также в пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 5 марта 2004 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». В соответствии с ними суд, выслушав заявление подсудимого о согласии с обвинением и его ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по делу, обязан удостовериться, что тот осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, а само ходатайство заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником. Кроме того, в подготовительной части судебного заседания суду надлежит выяснить у подсудимого, понятно ли ему обвинение, полностью ли он согласен с обвинением и гражданским иском, если таковой заявлен, а также поддерживает ли он свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Кроме того, согласно пункту 28 упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №?1 от 5 марта 2004?г., при рассмотрении дела в особом порядке предусмотрено постановление лишь обвинительного приговора. Поэтому в тех случаях, когда судья до вынесения приговора установит, что по делу есть какие-либо обстоятельства, препятствующие вынесению обвинительного приговора, либо имеются основания для изменения квалификации содеянного, прекращения дела или оправдания подсудимого, он выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначает рассмотрение уголовного дела в общем порядке. Если подсудимый не согласен с некоторыми эпизодами обвинения или выражает несогласие с основаниями или объемом предъявленного гражданского иска, его ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства удовлетворению не подлежит. В этих случаях дело должно рассматриваться на общих основаниях. Несоблюдение этих требований повлекло отмену в кассационном порядке приговора мирового судьи и апелляционного постановления Черногорского городского суда по делу Т., осужденного по ч. 1 ст. 145?1 УК РФ. Ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по делу было заявлено Т. добровольно и после проведения консультаций с защитником. Однако в последнем слове Т. стал утверждать о своей невиновности и фактически выразил несогласие с предъявленным обвинением, что уже являлось препятствием для вынесения обвинительного приговора без исследования и оценки доказательств, собранных по делу. Не выяснил суд и отношение Т. к заявленным потерпевшими многочисленным гражданским искам. Чтобы вынести без проведения судебного разбирательства приговор, судья вначале должен прийти к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу (часть 7 статьи 316 УПК РФ). Убедиться в этом судья может только при изучении материалов уголовного дела, но без исследования и оценки имеющихся в деле доказательств (часть 5 статьи 316 УПК РФ). Поэтому о том, что обвинение подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, должно быть указано в приговоре, вынесенном без проведения судебного разбирательства (что также не было соблюдено при вынесении приговора по упомянутому выше делу Т.). В соответствии с частью 8 статьи 316 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, а также выводы суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Несоблюдение этих требований повлекло отмену вынесенного Черногорским городским судом приговора по делу А. (по п. «в» ч. 3 ст. 228 УК РФ). В описательно-мотивировочной части данного приговора суд не указал место, время, способ совершения преступления, количество приобретенного наркотического средства и другие обстоятельства преступления, с обвинением в совершении которого согласился А.. Не до конца ясен вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства в случаях, когда имеется необходимость в изменении объема обвинения или квалификации содеянного, например, в связи с применением нового уголовного закона. В данной ситуации отказ в удовлетворении ходатайства подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства при соблюдении прочих необходимых условий особого порядка судебного разбирательства был бы неправильным, поскольку тем самым нарушалось бы соответствующее право подсудимого. Было бы целесообразно в будущем предусмотреть в УПК РФ возможность изменения объема обвинения при особом порядке судебного разбирательства и четкой регламентации данной процедуры. Еще одно существенное ограничение для рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства — дела о групповых преступлениях. Пунктом 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №?1 от 5 марта 2004?г. установлено, что если по делу обвиняются несколько лиц, а ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства заявил лишь один обвиняемый, такое дело в отношении всех обвиняемых должно рассматриваться в общем порядке. Данное положение оправданно, поскольку, несмотря на то, что каждый подсудимый имеет право ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, окончательно решение об этом принимает только суд, который должен обеспечивать соблюдение прав всех подсудимых и специфику рассмотрения дел о групповых преступлениях. Поскольку, в соответствии с частью 2 статьи 420 УПК РФ, производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями 2 и 3 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 50 этого Кодекса, применение особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего исключено. В связи с нарушением этих требований был отменен в кассационной инстанции постановленный в особом порядке приговор Усть-Абаканского районного суда по делу несовершеннолетней Л., осужденной по ч. 1 ст. 161, ч. 3 ст. 158 и п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ. Следует особое внимание обратить на пределы обжалования приговора, постановленного в особом порядке. Статья 317 УПК РФ гласит: «Приговор, постановленный в соответствии со статьей 316 УПК РФ, не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке по основанию, предусмотренному пунктом 1 части 1 статьи 379 УПК РФ». Иначе говоря, основаниями отмены или изменения такого приговора в апелляционном и кассационном порядке не может являться несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции. Данная норма совершенно логична, поскольку такой приговор постановлен без исследования доказательств в процессе судебного разбирательства. Тем не менее, отдельные авторы считают недопустимым ограничение прав участников процесса на обжалование приговора по основанию, предусмотренному пунктом 1 части 1 статьи 379 УПК РФ. По мнению этих авторов, данное основание может, например, иметь место в случае, когда судья описывает в приговоре события не в соответствии с доказательствами, находящимися в уголовном деле. На наш взгляд в описываемом случае налицо нарушение уголовно-процессуального закона (части 7 и 8 статьи 316 УПК РФ), в связи с чем возможна отмена приговора по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 статьи 379 УПК РФ. Сохраняются и иные основания отмены или изменения приговора, постановленного в особом порядке, предусмотренные пунктами 3 и 4 части 2 статьи 379 УПК РФ — в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора. Проблемы, рассмотренные в настоящей статье, касаются лишь части положений особого порядка судебного разбирательства, который нуждается в дальнейшем изучении, а нормы уголовно-процессуального закона, регламентирующие его применение, — в развитии и совершенствовании.

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150