22 июля, суббота
 


Особенности установления личности массовых жертв в результате аварий, катастроф, стихийных бедствий, гражданских беспорядков, межнациональных конфликтов и локальных военных действий.

Решением 42-ой ассамблеи ООН 90-е годы объявлены международным десятилетием по уменьшению опасности катастроф . Не последнее место в решении проблем, связанных с ликвидацией последствий катастроф являются исследования по опознанию и экспертному отождествлению граждан, пострадавших в тех или иных трагедиях, а также разработка мер идентификационно-личностной профилактики. Как свидетельствует действительность, подлинным полигоном для катастроф с гибелью населения стала - Россия. Известно, что в результате землетрясения в Ашхабаде в ночь на 6 ноября 1948 года погибло 27 тысяч человек, из которых 547 были захоронены неизвестными. Спустя 40 лет в Уфе примерно такое же число граждан, остались неопознанными и их останки были кремированы . В свою очередь факты кремирования неизвестных останков трупов умерших, погибших или убитых граждан, как в обычных условиях расследования (практика кремирования трупов неизвестных граждан, как без признаков, так и с признаками насильственно - криминальной причины смерти имеет место в Москве, на основании решения правительства столицы, что является грубейшим нарушением правил расследования и прав человека на защиту не только своей чести, здоровья и жизни, но и права быть установленным - опознанным или идентифицированным), так и при ликвидации последствий ЧС, по нашему мнению является серьезным нарушением общечеловеческих норм и защиты интересов граждан своим государством. По мнению автора несмотря на то, что в до перестроечное, перестроечное и после перестроечное время произошли трагические события в Ашхабаде, Новочеркасске, Арзамасе, Бологом, Новороссийске, Уфе, Фергане, Оше, в "горячих" точках Армении, Азербайджана, Грузии, Молдавии, Чечне и других местах, повлекшие массовую гибель людей, где значительное число трупов и их останков оставались неопознанными и неидентифицированными до сих пор, ни в криминалистической, ни в специальной литературе, ни в заинтересованных правительственных кругах и соответствующих ведомствах и учреждениях этой проблеме не уделяется должного внимания. Следует заметить, что идентификация массовых жертв имеет важное не только чисто криминалистическое и судебно медицинское значение, но и гражданско - правовое, нравственно - социальное. Изучение отечественного и зарубежного опыта и небольшого числе работ1, написанных у нас в стране, на анализе сложившегося положения, а также личное участие автора определили необходимость рассмотреть ряд положений по совершенствованию этого рода деятельности правоохранительных органов и задействованию других сил и средств, прежде всего экспертных и неэкспертных учреждений и организаций. Стихийные бедствия, военные конфликты и современные технологические катастрофы... по своему масштабу и характеристикам, в том числе и по количеству погибших, имеют только присущие им особенности1. Анализ различных источников, включая интервьюирование участников ликвидации последствий землетрясения в Армении, трагических событий в Новороссийске (затопление лайнера "Адмирал Нахимов"), Бологом (крушение поезда "Аврора"), Арзамасе (взрыв вагонов с динамитом), Ельникове, Южной железной дороги (взрыв вагонов с ядерным топливом) и других местах катастроф, связанных с идентификацией массовых жертв, показал, что основной формой установления личности является опознание граждан по их останкам, одежде, индивидуальным признакам. По справедливому В.В.Томилина, В.Н.Звягина, В.В.Щербакова и В.Ф.Мордасова негативные обстоятельства установления личности связаны с отсутствием базового учреждения по организации и проведению идентификационных мероприятий при чрезвычайных ситуациях, отсутствием научных разработок методического профиля и обоснованного расчета потребности в экспертных кадрах, отсутствием критерия оценки квалификации экспертов2. Поэтому мы считаем необходимым рекомендовать для установления личности в обозначенных ситуациях, следующие методы, получения разного рода отображений соматических характеристик человека. Прежде всего это: а) применение способов "массаж", разглаживания деформированных кожных покровов с помощью гипсовых негативных слепков; б) восстановление полуразложившихся мягких тканей в безуксусных и уксусных растворах; в) изготовление с обнаруженных соматических объектов негативных, а при необходимости, и позитивных слепков и масок. Например, несложно изготовить слепки с зубов неизвестных погибших с помощью стомальгина, а затем гипса, что бывает весьма незаменимо в ситуациях проведения идентификации погибших, убитых в экстремальных случаях, подобно чеченскому; г) проведение "туалета" головы трупа на гипсовом слепке и изготовление наряду с опознавательной фотосъемкой, экспертных рисованных портретов; д) с помощью заливки гипсовым раствором лица, головы и других частей тела, обеспечение временной консервации кожных покровов и предохранение мягких тканей от возможных посмертных повреждений при транспортировке; е) ввести Инструкцию по ликвидации последствий ЧС, связанную с правилами по установлению личности неизвестных погибших, или убитых граждан. Дать в ней дополнительный перечень апробированных на практике следующих объектов опознания личности по ее отображениям: по слепкам отдельных элементов внешности - носовой, ротовой, глазной областей; слепкам ушных раковин, кистей рук, с тыльной поверхности как при наличии эпидермиса, так и только дермы ( возможно, в отдельных случаях могут быть опознаны и слепки с ладоней (внутренней) поверхности, однако, ни экспертная, ни эпизодическая работа по отдельным случаям отечественного расследования в этом направлении, как нам известно, не проводилась)1. Более того автор считает, что наша позиция не противоречит мнению Р.А. Аушева, который считает, что "большое количество захоронений неопознанных трупов лиц погибших, как в 1992 г., так и в декабре 1994 - май 1995 гг., несомненно со временем потребует значительных усилий с нашей стороны, особенно по идентификационным экспертизам" . Далее Р.А.Аушев сообщает: "... большинство населения по религиозным соображениям категорически препятствует судебно - медицинскому исследованию трупов. Поэтому нам часто приходится давать заключение по результатам наружного осмотра . Следовательно, в распоряжении экспертов остается возможность применить традиционные и новые методы фиксации внешнего облика неопознанных трупов, что позволит провести результативное опознание, как по трупам, так и по их отображениям (фотоснимкам, маскам, экспертным рисованным портретам). Данное обстоятельство не только позволит избежать трудоемкие экспертные процессы идентификации, но и сохранить традиции и верования отдельных этнических групп. Несомненно, решить опознанием все случаи установления личности не всегда возможно, поэтому, по нашему мнению необходимо в рамках государственной задачи (политики) провести пропаганду и добиться дактилоскопирования практически всего населения страны. Особенно это необходимо сделать применительно к группам риска (что должно быть введено волевым законодательным решением) : военнослужащим, морякам, детям и т.п. По мнению американских специалистов, по целому ряду причин с новорожденных детей необходимо снимать и отпечатки ступней ног. У нас в стране долгие годы проводилась политика того, что дактилоскопирование граждан является ущемлением человеческого достоинства, что наличие отпечатков пальцев в правоохранительных органах, якобы, определяет его статус как потенциального преступника. Данное обстоятельство, естественно, отложило свой отпечаток на психологию многих граждан нашего государства. Поэтому в условиях развития институтов безопасности граждан можно и нужно рекомендовать изготовление отпечатков рук (дактилокарт), а в отдельных случаях ступней ног. В свою очередь хранить их можно в ИЦ - ГИЦ МВД РФ, на работе или дома среди личных документов. Ведь ни для кого не секрет, что установление личности ранее судимых, ставших потерпевшими во много раз превышает установление личности несудимых лиц. Данное обстоятельство объясняется наличием их пальцевых отпечатков в регистрационной системе МВД1. Этот факт нельзя умалчивать, т.к. в большинстве случаев неустановленнная личность потерпевших - это нераскрытое убийство, это ненайденный без вести пропавший. Интересно заметить, что по мнению значительного числа осужденных, изображение различных татуировок наносится ими с целью опознания, если они станут жертвами преступлений2. Подтверждением изложенного являются и свидетельства событий в Чечне, где до сих пор остается неразрешенной проблема опознания и экспертной идентификации более 200 останков безымянных военнослужащих3. Как уже было отмечено для целей идентификации пострадавших в авариях, катастрофах, стихийных бедствиях, при гражданских беспорядках и локальных военных действиях ни в системе МВД, ни в Минздраве, ни в Мин. обороны, ни в МЧС, ни в Российском Красном кресте1, ни в межведомственном решении в стране до сих пор отсутствует "единая служба, которая бы занималась бы вопросами идентификации личности в очагах массового поражения"2. Данное обстоятельство несомненно оказывает негативное воздействие на качественную сторону организации проведения диагностических и идентификационных работ и исследований в условиях ЧС. В свое время, как уже ранее отмечал автор у нас в стране до 1917 года была самая прогрессивная в мире законодательная и реальная практика применения института индивидуально - идентификационной защиты граждан от безымянной смерти. В настоящее время у нас в стране отсутствует и служба идентификации трупов неизвестных граждан обнаруженных в обычных условиях расследования, и служба действующая в период ликвидации последствий ЧС при наличии массовых жертв. Следует отметить, что в развитых европейских странах в 50 - 60-е годы уже был завершен процесс формирования служб идентификации трупов. Несколько позже на их базе стали создаваться (развиваться) группы, отделы и комиссии экспертов по идентификации жертв ЧС3. Важным фактором установления личности неизвестных граждан пострадавших от действий ЧС является согласованность работников следствия, розыска и групп экспертов - идентификаторов, в которую часто включаются и судебные медики. Где "судебно - медицинское установление причин смерти, механизма образования повреждений, давность наступления смерти и т.п., имеет подчиненное значение и приобретает свой конкретный смысл лишь после выяснения личности погибшего"1. Однако анализ практики расследования ЧС свидетельствует о часто весьма слабом взаимодействии, об этом же пишут и другие исследователи. "Несмотря на выход в последние годы ряда документов регламентирующих работу сотрудников правоохранительных органов и судебно - медицинской службы при установлении личности по трупам основные сложности обусловлены недостатками в организации этой работы и во взаимодействии служб"2. Автор считает, что организацию работ по установлению личности неизвестных погибших или убитых в условиях ЧС необходимо дифференцировать на два направления. Одно (условно первое) связано с подготовкой и проведением опознания и экспертных исследований жертв стихийных бедствий, катастроф и аварий. Другое направление (условно - второе) связано с установлением пострадавших в условиях массовых беспорядков, межнациональных конфликтов и локальных военных действий. Для организации взаимодействия первого направления должны четко выполняться поставленные задачи по обеспечению регистрации сведений на без вести отсутствующих и на обнаруженные трупы и их останки, а также на потерпевших, которые доставлены в лечебные учреждения и в результате травмы не могут сообщить о себе необходимых данных. Направления этого вида деятельности поэтапно представлены автором в схеме № 4. Кроме того, в рамках первого направления у группы розыскников и идентификаторов должно быть налажено четкое взаимодействие по сбору идеальной и материальной информации получаемой как на месте происшествия, так и в пункте сортировки (в моргах, в рефрижераторах, и других местах и помещениях специально приспособленных для проведения ряда лабораторных исследований), а также поступающей от регистрационной следственно - оперативной группы (отделение №1), куда прибывают родные и близкие пострадавших. Типовую программу сбора информации на без вести отсутствующих для всех участников взаимодействия автор приводит в схеме № 5. В известной мере содержание и последовательность сбора диагностической и идентификационной информации может корректироваться от тех или иных обстоятельств. Например, при скоплении прибывающих граждан в следственно-оперативной регистрационной группе (отделение №1) необходимо их рассредоточить по накопительным источникам представленных в схеме № 6 в п.п. "б" - "з". Для того чтобы обеспечивалось строгое процессуальное документирование рассредоточивающихся прибывших граждан разыскивающих своих родных и близких обеспечивается их сопровождение представителями службы идентификации. Кроме перечисленных источников оперативной и следственной идентификации представленных в схеме №6 могут вводиться и дополнительные. В частности, "формируется фотовитрина со снимками тех погибших, которых реально можно опознать"1. Наряду с отмеченными фотовитринами для снятия определенного психологического напряжения автор, в частности, вместе со своими коллегами использовал фотовитрины с помещением фотографий пострадавших, а также детей которые находились в больницах Уфы и других городов и немогущих в виду травмы или возраста сообщить о себе необходимых сведений. Мы полностью согласны с мнением Г.А.Паршиняна и Е.С.Тучика, что процесс установления личности пострадавших в ЧС для родных и близких потерпевших с момента обращения их с заявлением о розыске без вести отсутствующего по причине аварии, катастрофы и т.п. до выдачи тела и соответствующих документов в том числе связанных с возмещением материального ущерба должен происходить при максимальных моральных и временных затратах1. В отличие от расследования событий, связанных с авариями, катастрофами, ликвидация последствий и упреждение новых при установлении искомых и проверяемых людей в гражданских беспорядках, межнациональных конфликтах и локальных военных действиях имеет свою специфику2. Так, применительно вопросов, рассматриваемых автором это изменение ситуации в формах идентификации. Так, оперативное и следственное опознание часто невозможно из-за непрекращающихся военных действий и нестабильности обстановки для расследования и выяснения других обстоятельств, произошедшего события. Так, по мнению автора при решении задач по ликвидации последствий межнационального конфликта (локальных военных действий на территории России или за ее пределами) заключающихся в расследовании уголовных дел и установлении потерпевших и других участников и организаторов преступных проявлений, могут быть применены следующие рекомендации. В тех случаях, если правоохранительные органы располагают сведениями о готовящемся санкционированном или несанкционированном митинге, который должен или может перерасти в гражданские беспорядки или межнациональный конфликт, необходимо предпринять целый комплекс профилактических и упреждающих, специальных и криминалистических мер, а также подготовить технические силы и средства для выявления и фиксации лиц с последующей их следственной и экспертной идентификацией. Для криминалистического обеспечения эффективного процессуального отождествления личности, прежде всего, по признакам внешности, осуществляется сбор идеальной и материальной информации о проверяемых и искомых лицах по схемам №№ 7 - 8 с учетом обнаружения и наличия у них на одежде и теле следов преступления или преступного воздействия. Вместе с тем, нельзя не учитывать особенности расследования данной категории, которые заключаются в негативных обстоятельствах, препятствующих установлению истины и изобличению виновных1. Для иллюстрации препятствий, которые могут возникнуть при розыске известных или неизвестных преступников при ликвидации межнационального конфликта или локальных военных действий на территории России приведем схему № 9. Изложенные в схеме №9 негативные обстоятельства влияющие на установление искомых лиц, а также невозможность проведения идентификационных работ в виду нестабильности обстановки в регионе (районе) до окончания военных действий реально снижают результативность методов, позволяющих традиционными средствами фиксации обеспечить процессуальное опознание. В качестве примера отметим, что из 812 трупов неизвестных лиц, на каждый из которых была составлена опознавательная карта установленными были только 193 погибших2. При этом автор считает обоснованной позицию А.В.Савушкина и других, что "в случаях выраженного гнилостного изменения, скелетирования или повреждения головы трупа, даже при обнаружении документов он считался неопознанным до проведения идентификационного исследования или опознания по особым приметам"3. В заключение параграфа автор приходит к выводу, что проблема исследования разного рода катастроф, от стихийных бедствий до локальных военных действий и массовых беспорядков, повлекших человеческие жертвы носит несомненно актуальный проблемный характер. Так, в связи с тем, что кремация неопознанные трупов может привести и нередко приводит к сокрытию убийств (подробно см. главу III), а также делает невозможным идентификацию личности при вновь открывшихся обстоятельствах: обнаружению идентификационных документов на без вести пропавших (без вести отсутствующих) она должна быть отменена в Москве и других регионах страны, которые заимствовали данный негативный опыт столицы. Основной формой установления неизвестных погибших или убитых граждан пострадавших от стихийных бедствий, аварий, катастроф (или в их период) является следственное опознание личности. В отдельных случаях процессуальное опознание закрепляется выводами идентификационных экспертиз. Данное обстоятельство обязывает руководителей правительственных комиссий по ликвидации ЧС, старших следственной - оперативных групп, а также представителей экспертного корпуса идентификаторов обеспечивать применение средств и методов позволяющих определить не только пол, возраст, антропометрию, особые приметы, но и получить банк данных исчерпывающей морфо - дактилоскопической, фотографической и иной изобразительной доказательственной информации, способствующей в дальнейшем проведению всех форм идентификации: преимущественно следственной, а также регистрационной, оперативно - розыскной и экспертной. При установлении погибших и убитых военнослужащих и гражданского населения в условиях массовых беспорядков, локальных военных действий, межнациональных конфликтов при большом скоплении неопознанных (неопознаваемых) трупов в процентном отношении более широко должны использоваться экспертные методики отождествления личности. В этой ситуации, в частности, могут широко внедряться нетрадиционные методы исследования: "сопоставление прижизненной фотографии и посмертной рентгенограммы черепа, сравнение признаков дерматоглифики трупа и предполагаемых родителей, сопоставление прижизненных и посмертных рентгеновских снимков грудной клетки" . В тоже время успешное использование различных форм идентификации личности зависит от своевременного диагностического документирования обнаруженных трупов и их частей, скелетированных останков, а также предметов, вещей и одежды индивидуального пользования с соблюдением традиционных и новых рекомендаций по криминалистической фиксации, сохранению (консервации) и восстановлению полуразложившихся соматических характеристик и их внешних признаков при наличии, как ведомственных служб идентификации, так и созданием вневедомственного консультативного - контролирующего научно - практического центра идентификации неопознанных трупов обнаруживаемых как в обычных условиях расследования, так и ЧС . Автор считает положительной практикой задействование в идентификационной работе средств массовой информации, а также привлечение отдельных граждан, у которых пропал близкий или родной человек. Кроме того, в работе по идентификации погибших целесообразно использовать представителей выборной законодательной власти, что позволит в дальнейшем более перспективно отстаивать ту или иную законодательную инициативу.

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150