30 мая, вторник
 

Е.А.Бакин, И.Ф.Алешина
Судебные экспертизы на стадии досудебного уголовного судопроизводства (Часть 2)

Генеральная прокуратура Российской Федерации Управление методического обеспечения Управление криминалистики Е.А.Бакин, И.Ф.Алешина Судебные экспертизы на стадии досудебного уголовного судопроизводства Часть 2 Методическое пособие Москва 2003 О Г Л А В Л Е Н И Е Глава 1. Судебно-почвоведческая экспертиза 3 § 1. Общие положения 3 § 2 Материалы, необходимые для производства экспертизы 5 § 3. Примерный перечень вопросов 11 Глава 11. Судебно-ботаническая экспертиза 13 § 1. Общие положения 13 § 2. Объекты, направляемые на экспертизу 16 § 3. Примерный перечень вопросов 18 Глава 111. Судебно-зоологическая экспертиза 20 § 1. Общие положения 20 § 2. Объекты, направляемые на экспертизу 23 § 3. Примерный перечень вопросов 24 Глава 1У. Криминалистическая экспертиза наркотических средств и психотропных веществ 28 § 1. Общие положения 28 § 2. Объекты, направляемые на экспертизу 29 § 3. Примерный перечень вопросов 35 Приложение 36 Глава У. Криминалистическая экспертиза спиртосодержащих жидкостей 39 § 1. Общие положения 39 § 2. Объекты, направляемые на экспертизу 41 § 3. Примерный перечень вопросов 44 Глава У1.Судебно-товароведческая экспертиза 46 § 1. Общие положения 46 § 2. Объекты, направляемые на экспертизу 48 § 3. Примерный перечень вопросов 50 Глава У11. Судебная автотехническая экспертиза 53 § 1. Общие положения 53 § 2. Объекты, направляемые на экспертизу 58 § 3. Примерный перечень вопросов 64 Глава У111. Судебно-портретная экспертиза 68 § 1. Общие положения и объекты экспертизы 68 § 2. Виды судебно-портретной экспертизы и примерный перечень вопросов 71 Список использованной литературы 76 Глава 1 Судебно-почвоведческая экспертиза § 1. Общие положения Материальные объекты с загрязнениями почвенного, почвенно-растительного и почвенно-техногенного происхождения зачастую служат вещественными доказательствами по уголовным делам об убийствах, изнасилованиях, дорожно-транспортных происшествиях и т.п. Известно, что при передвижении человека, животного, предмета по поверхности земли или при контакте с влажной почвой, в процессе борьбы либо падения небольшое количество почвы или ее отдельные компоненты попадают на поверхность соответствующих предметов и сохраняются на них некоторое время в неизменном виде. Эти следы – своего рода сигнал пребывания лица, предмета или животного на территории, связанной с преступлением, и для их исследования назначают судебно-почвоведческую экспертизу. Таким образом, предметом судебно-почвоведческой экспертизы являются фактические данные, свидетельствующие о нахождении человека, животного либо предмета на конкретном участке местности или в помещении. К ним относятся: - наличие и локализация частиц почвенной, почвенно-растительной и почвенно-техногенной природы на человеке, животном, предметах; - механизм и время образования почвенных загрязнений на объекте; - принадлежность загрязнений почвенного, почвенно-растительного и почвенно-техногенного происхождения на объекте локальному участку местности или помещению; - контактное взаимодействие предметов между собой либо с участком местности (помещения). Перечисленные факты устанавливаются на основе специальных познаний в области судебного почвоведения, криминалистики и естественно-технических наук, в процессе сложного комплексного исследования. Следует помнить, что это исследование, как правило, проводится комиссией экспертов. Судебно-почвоведческая экспертиза решает в настоящее время классификационные, диагностические, идентификационные и ситуационные задачи. Основная задача судебно-почвоведческой экспертизы по идентификации локального участка местности решается на современном этапе в 10 – 15 % случаев. Это обусловлено рядом объективных причин: 1) малое количество вещества на загрязненном предмете; 2) большой временной разрыв между событием преступления и изъятием одежды и обуви у подозреваемого лица, что ведет к утере первоначально образовавшихся загрязнений; 3) особенности участка места происшествия, либо не отличающиеся по своим свойствам от окружающей территории (что не позволяет индивидуализировать объект идентификации), либо не обладающего свойством отражаться в следах на обуви, одежде (например, сухая песчаная почва). Оптимальное количество почвенных наслоений, необходимых для решения основной задачи экспертизы, составляет от 200 мг до 1 г. Тем не менее зачастую эта задача может быть выполнена и при меньшем их количестве, при условии, что место происшествия достаточно специфично и его особенности отразились в малых количествах загрязнений на предмете. Существуют методы, которые практически всегда используются при криминалистическом исследовании почв. Прежде всего это их микроскопическое исследование. Оно позволяет дифференцировать почвы по цвету, структуре, механическому составу, выделить твердые инородные включения. Большую группу составляют методы геолого-минералогического анализа. Универсальность их обусловлена тем, что минеральная часть преобладает в почвенной массе большинства почв, составляя 90 – 95 % ее. Геолого-минералогический анализ основан на сравнительном исследовании песчаной фракции почв. Его проводят по физическим, химическим, оптическим свойствам минералов, используя в настоящее время микроскопы типа МБС, МИН-8. Минералогический анализ позволяет выяснить происхождение почвы, установить характер и интенсивность процессов выветривания и на основе этого провести дифференциацию образцов и локализацию участка местности. При решении задачи установления общей родовой принадлежности, кроме геолого-минералогического анализа, определяют механический состав почв и некоторые химические свойства, в частности карбонатность. Эти методы заимствованы из классического почвоведения и в экспертной практике используются с некоторой модификацией, направленной на анализ малых количеств веществ. Значительную группу методов судебно-экспертного исследования почв составляют методы анализа органических веществ почвы, как важнейших ее составляющих. К ним можно отнести элементный органический анализ (определение содержания углерода, водорода, азота), применимый для микронавесок вещества, спектрофотометрию органических веществ почвы, электрофорез, бумажную хромотографию и т.д. Перечисленные методы позволяют определить не только количество органического вещества в почве, но и его качественный состав, а также провести математическую обработку результатов. Поставленная перед экспертом задача не может быть решена без исследования биологических компонентов почвы. Из большого числа биологических методов в криминалистическом исследовании почвы используются: определение ферментной активности почв, спорово-пыльцевой, диатомовый, микробиологический, протозоологический анализы, сравнительный анализ растительных частиц. Особенностью биологических методов судебно-почвоведческой экспертизы является избирательность их применения. Так, метод спорово-пыльцевого анализа используется для реконструкции растительного покрова территории по отобранным образцам. Метод диатомового анализа особенно эффективен тогда, когда место происшествия расположено вблизи водоема или переувлажнено. Протозоологический и ферментный анализы применяются для почв природных ландшафтов. Существующие методы исследования биологической части почвы позволяют получать разнообразную информацию: от признаков, характеризующих достаточно обширные территории, до признаков, присущих малым почвенным участкам. Таким образом, существующие методики обеспечивают получение информации для решения большинства задач судебно-почвоведческой экспертизы. В настоящее время ведутся исследования, направленные на изучения объектов почвенно-техногенного происхождения, например формирующихся на автомобилях. Разрабатываются методики определения механизма и давности образования наслоений, изучения глинистого вещества почв. Весьма актуальной является проблема экспрессности анализов, используемых при производстве экспертизы. § 2. Материалы, необходимые для производства экспертизы Путем проведения следственных действий следователь должен установить обстоятельства образования загрязнений объекта-носителя. Он же определяет идентифицируемый объект, т.е. локализует участок местности, где произошло преступление. Суть локализации состоит в пространственном выделении следователем места происшествия. Локализация может быть проведена путем описания расположения участка (например, «…заболоченный участок, ограниченный с севера дорожной насыпью, а со всех остальных сторон –сосновым лесом…») и указания его размеров (например, «…огород, длина которого 20 м, ширина – 10 м, расположен между усадьбами М. и К….»). Следует учитывать, что участок можно ограничить, определив его природные, естественные границы (например, по различным элементам природного рельефа – водоразделам, склонам, балкам и пр.; по приуроченности к определенным растительным ассоциациям – заболоченному лугу, хвойному или смешанному лесу и т.д.). Ряд территорий можно выделить по границам, обусловленным деятельностью человека: дорожные насыпи, котлованы, ямы, сады и огороды, траншеи. Зачастую границы объекта определяются сооружениями, постройками и т.д. Примером объектов с подобными границами являются земляные засыпки на чердаках, подвалы, территории предприятий. В ходе подготовки материалов для производства судебно-почвоведческой экспертизы следователю необходимо решить основные задачи: 1. обнаружить, изъять, осмотреть и упаковать предметы-носители со следами, похожими на почву, или, возможно, имеющие такие следы; 2. осмотреть участок места происшествия, подлежащего отождествлению, и локализовать его, определив размеры и границы; 3. изъять и упаковать образцы почвенного вещества для сравнения их с загрязнениями на предмете-носителе; 4. собрать данные относительно специфических признаков почвы на отождествляемом участке местности (обработка почвы ядохимикатами, внесение удобрений, наличие строительных отходов, мусора, наличие поблизости предприятий, загрязняющих почву, и т.д.); 5. получить информацию о метеорологических условиях в период от момента происшествия до момента осмотра (осадки, температура воздуха, влажность почвы); 6. собрать сведения о возможных изменениях предмета-носителя (в результате ношения одежды и обуви, их чистки и т.д.) или идентифицируемого участка местности (закапывание траншеи, вспашка и т.п.) с момента происшествия до изучения их следователем. При осмотре вещественных доказательств следователю нужно обращать внимание на следующие обстоятельства: - если на предметах имеются обильные загрязнения, а поверхность почвы на месте происшествия сухая (следует уточнить при этом, был ли дождь в момент происшествия) или покрыта растительностью, то данное обстоятельство может рассматриваться как свидетельствующее о другом источнике загрязнения предмета; - если состояние поверхности почвы на месте происшествия таково, что возможно попадание почвенных наслоений на предмет в момент контакта с ней (поверхность почвы открытая, сырая), но наблюдается резкое различие по цвету почвы на загрязненном предмете и на месте происшествия (например, серая и бурая), это свидетельствует о существовании других участков местности, связанных с расследуемым событием. Осмотр загрязненных одежды и обуви проверяемых лиц или транспортных средств обычно проводится спустя некоторое время после происшествия. Загрязненные предметы целесообразно изымать сразу же после задержания подозреваемого лица или транспортного средства. Осмотр вещественных доказательств производится на чистом листе бумаги. Крупные или осыпающиеся комки вещества загрязнения упаковываются отдельно с указанием их локализации на поверхности предмета. Влажные предметы перед упаковкой высушиваются при комнатной температуре, покрытые листами бумаги. Вещественные доказательства упаковываются в отдельные свертки из бумаги либо полиэтилена таким образом, чтобы не повредить загрязнения. Если вещество при перевозке предметов может осыпаться, то оно аккуратно снимается. На каждой упаковке должны быть надпись, указывающая на ее содержимое и место изъятия и удостоверительные реквизиты (подписи следователя, понятых, печати). При невозможности по каким-либо причинам представления эксперту загрязненных предметов (например, вследствие их громоздкости) наслоения аккуратно снимаются с учетом их локализации, которая отмечается в протоколе осмотра. Наслоения с подметок, каблуков, промежуточных частей подошв, рантов и верха обуви снимают и упаковывают отдельно, указывая их локализацию. В связи с тем, что в углублениях каблуков первично образованные наслоения сохраняются лучше, чем на других частях обуви, следует обращать на них особое внимание. При снятии наслоений с лопаты лучше разделять отличающиеся по цвету наслоения, а также изымать отдельно наслоения с обеих поверхностей полотна лопаты и из углубления под черенком. Процесс локализации почвенного участка завершается отбором почвенных образцов. Ввиду различий состава и структуры почвенных объектов единую схему и способ отбора почвенных проб предложить сложно. Решающим фактором при определении количества и порядка изъятия проб является однородность почвы и растительного покрова на исследуемом участке. Чем более неоднороден участок, тем большее количество проб надо отбирать. Отбор образцов для судебно-почвоведческой экспертизы необходимо производить как можно быстрее вслед за событием преступления, не дожидаясь момента обнаружения предметов с почвенными загрязнениями у подозреваемого лица. Это обусловлено тем, что состав и свойства почвы как объекта биологической природы достаточно быстро изменяются во времени под влиянием внешних факторов. Пробы почвы подразделяются на два вида: 1. сравнительные образцы, которые берутся с идентифицируемого участка либо с нескольких проверяемых участков; 2. контрольные образцы, отбираемые с окружающих место происшествия территорий для выделения, локализации идентифицируемого участка по результатам анализа почв. Почвенные образцы (сравнительные и контрольные) отбираются массой 50 – 200 г, причем упаковывать их лучше всего в пакеты из плотной бумаги. Такая упаковка обеспечивает высыхание почвы непосредственно в пакете, оформленном в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, т.е. опечатанном и скрепленном подписями следователя и понятых. Перед отправкой почвенных проб на экспертизу они должны быть доведены до воздушно-сухого состояния при комнатной температуре. Если отбираемые почвенные образцы сухие, то их можно упаковывать в полиэтиленовые пакеты. Следователь обязан помнить, чтобы упаковка была прочной и ее целостность не нарушалась при транспортировке. Желательно все образцы упаковывать в одинаковую и чистую бумагу, чтобы исключить попадание в почву различных посторонних компонентов. Каждую отбираемую пробу следует пронумеровать и на этикетке обозначить место и глубину изъятия образца, дату изъятия. Номера образцов отмечаются на схеме места происшествия с указанием расстояния между точками изъятия. Глубина отбора образцов почв определяется исходя из предполагаемого механизма образования загрязнений, а именно до уровня проникновения предмета в почву. Если исследуются наслоения на обуви, то сравнительные образцы нужно отбирать на глубине 1 – 5 см (в зависимости от рыхлости и влажности почвы). Образец почвы отбирают путем снятия поверхностного слоя грунта, соответствующего по площади предмету, находившемуся с ним в контакте. Если площадь контактирования большая, то берут несколько образцов с разных точек либо смешанный образец. Последний составляется путем изъятия нескольких (от 2 до 6) образцов, взятых в разных точках, тщательного перемешивания и последующего отбора нужного объема почвы. Характеристика образца (индивидуальный или смешанный) отмечается следователем в протоколе. Таким образом, материалами, необходимыми для производства судебно-почвоведческой экспертизы, являются: 1. вещественные доказательства – предметы с загрязнениями, похожими на почву; 2. сравнительные образцы почвы с места происшествия; 3. контрольные образцы почвы; 4. копии протоколов осмотра места происшествия или выписки из них, касающиеся описания места происшествия, размеров отождествляемого участка, особенностей поверхности; 5. копии протоколов изъятия образцов с указанием способа отбора проб; 6. схема места происшествия с указанием точек изъятия почвенных образцов и расстояний между ними; 7. сведения об использовании загрязненных предметов с момента происшествия до их изъятия и об изменениях, которые совершились с предметом-носителем или с идентифицируемым участком местности. Следователю необходимо иметь в виду, что осмотр места происшествия в случае назначения судебно-почвоведческой экспертизы целесообразно проводить с привлечением специалиста-почвоведа. Последний может оказать неоценимую помощь в работе по локализации участка, в отборе и упаковке проб, фиксации или снятии почвенных наслоений, обнаруженных на вещественных доказательствах. Ниже мы приводим варианты локализации участков и мест изъятия почвенных проб. 2.1. Место происшествия – лес Локализовать место происшествия в лесу достаточно сложно. Поэтому при осмотре важно установить и отразить в протоколе следующее: 1. тип леса (хвойный, лиственный, смешанный); 2. густоту и возраст леса, виды деревьев и кустарников; 3. наличие травяного покрова на поверхности почвы (имеются ли участки без растительности, лесной подстилки и т.д.); 4. характер рельефа (склон, равнина, ложбина, овраг и т.п.); 5. особенности поверхности почвы (плотная, рыхлая, сыпучая, сухая, влажная, сырая и т.п.). Отбор образцов в лесу лучше проводить по окружностям на разных расстояниях от центра места происшествия. По окружности отбирают 4 – 5 образцов, число окружностей - от 2 до 4, расстояние между окружностями от 10 до 50 м. Если участок большой, то это расстояние увеличивают. При наличии четко локализованного участка за его пределами отбирают контрольные образцы в количестве 4 – 5 шт. Если же участок не локализован, то образцы отбирают по окружности, не дифференцируя их на сравнительные и контрольные. Если при дальнейшем экспертном исследовании будет выделен участок по группе образцов, то последние можно рассматривать как сравнительные, а остальные – как контрольные. Способ отбора почвенных образцов в лесу определяется характером следов, обнаруженных на месте происшествия. Например, если затронута лесная подстилка с самым поверхностным слоем земли, то образцы следует отбирать на глубине до 1 – 2 см, не считая мощности подстилки. Можно отобрать образец с ненарушенным строением, вырезав кусок почвы с подстилкой или травой на требуемую глубину. Если затронуто несколько почвенных горизонтов (например, при захоронении трупа), то образцы почвы берут из каждого слоя, различающегося визуально по цвету. При наличии смешанной из нескольких слоев массы почвы также отбирают образцы, различающиеся по цвету. Травянистый покров или подстилка могут быть отобраны как отдельно от почвы, так и вместе с ней. 2.2 Место происшествия – луг Локализацию участка луга в ходе осмотра места происшествия осуществить легче, чем участок леса, так как на открытой местности проще определить особенности рельефа и состав растительности. На участках с однородным почвенным покровом число почвенных образцов с места происшествия должно быть не менее 3 – 5, чтобы полностью охарактеризовать участок и исключить различного рода случайности. Если участок неоднороден в почвенном отношении, то образцы собираются с каждой обнаруженной неоднородности. Для характеристики растительности на месте происшествия целесообразно воспользоваться помощью специалиста либо отобрать растения в качестве образцов для последующего анализа. Контрольные образцы почв отбираются с разных сторон луга за его пределами. 2.3 Место происшествия – дорога Особенностью дороги как места происшествия является то, что она представляет собой участок, вытянутый в одном направлении. Границы дороги в поперечном направлении просматриваются хорошо, что нельзя сказать о продольном направлении. В зависимости от обстоятельств расследуемого дела с места происшествия отбираются 3 – 5 образцов. Контрольные образцы следует взять с обочины и с полосы отчуждения, а также с самой дороги на расстоянии 200 – 500 м в ту и в другую сторону от места происшествия. Если на полотне дороги остается несколько комков почвы, которые предположительно осыпались с искомого автомобиля при дорожно-транспортном происшествии, то контрольными для этих комков будут пробы, изъятые с обочины дороги. С проверяемого транспортного средства нужно отобрать несколько сравнительных образцов из различных загрязненных мест, если не видно следов отслоения почвенного вещества. Если же просматриваются места отслоения, то пробы лучше брать непосредственно от края отслоения и лучше без нарушения его поверхности. В протоколе в обязательном порядке следует фиксировать места изъятия проб. § 3. Примерный перечень вопросов На разрешение судебно-почвоведческой экспертизы следователем могут быть поставлены следующие вопросы: 1. Имеются ли на представленных предметах наслоения почвенного (почвенно-растительного, почвенно-техногенного) происхождения? 2. Какова локализация наслоений? 3. Каков механизм образования наслоений? 4. Время образования наслоений? 5. Являются ли обнаруженные на предметах вещества почвенными (почвенно-растительными, почвенно-техногенными)? 6. Имеют ли (указываются сравнимые вещества) общую родовую и групповую принадлежность? 7. Пригодны ли наслоения на предметах для идентификации по ним конкретного участка местности или помещения (дается определение локального участка путем его привязки на местности, указываются его размеры и границы)? 8. Принадлежат ли почвенные (почвенно-растительные, почвенно-техногенные) наслоения на предметах месту происшествия либо любому другому участку местности, связанному с расследуемым событием (указываются участок или несколько участков, их расположение, размеры, границы) ? 9. Каковы условия хранения или использования объектов (например, нахождение его в воде) ? 10. Каков приблизительный район местности, в котором произошло загрязнение предмета? 11. Имеются ли посторонние для почв примеси, включения, характерные для различных территорий? Глава 11 Судебно-ботаническая экспертиза § 1. Общие положения Предметом судебно-ботанической экспертизы являются факты, устанавливаемые на основе специальных ботанических и криминалистических познаний и исследований, относящиеся к предмету доказывания по уголовному делу. Такие преступления, как убийства, изнасилования, разбойные нападения, часто совершаются на открытом пространстве, среди живой и отмершей растительности. Эту растительность принято называть ботанической составляющей вещной обстановки события. По частицам ботанического происхождения можно установить факт присутствия конкретного субъекта на месте происшествия, констатировать контактное взаимодействие предметов одежды с ботанической составляющей вещной обстановки события преступления, идентифицировать локальный участок местности при комплексном исследовании почв. Основная задача исследования ботанических объектов – определение связи вещной обстановки события растительного происхождения с самим событием, идентификация их, установление на основе их изменений пространственно-временных характеристик. Следует иметь в виду, что характерной особенностью любого биологического, в том числе ботанического, объекта является его сложность, многофункциональность, изменяемость в пространстве и времени. Однако задачи, решаемые судебно-ботанической экспертизой, во многом совпадают с традиционными. Так, в процессе классификационного исследования эксперт-ботаник относит вещественные доказательства в форме какого-либо материального образования или его отображения (зеленое пятно на одежде, отпечаток листа и т.п.) к конкретной общенаучной (стандартной) или специальной группе, т.е. определяет таксономическую принадлежность исследуемого объекта. Обязательным условием идентификационного исследования растительных объектов является наличие сравниваемых образцов; его конечная цель – установление конкретного тождества объекта, причем в качестве объекта идентификации могут выступать разного рода материальные образования – элементы вещной обстановки, имеющие пространственно очерченные границы. Наличие на объекте индивидуализирующих признаков (например, поражение насекомыми-вредителями, пестролистность и т.п.) позволяют эксперту-ботанику установить узкую групповую принадлежность, а иногда и конкретное тождество. Задачи судебно-ботанической экспертизы диагностического характера включают в себя установление каких-либо состояний объекта, переменных или постоянных, имеющих непосредственное отношение к событию преступления. Объектом исследования в этих случаях являются не только материальные образования, но и их химические, физические и другие особенности, фиксируемые в динамике, поскольку любое изменение биологического объекта (во времени либо в пространстве) выражается как в явной (например, превращение почки в лист или цветок), так и в скрытой (изменение тургорного давления растительной ткани, содержания в клетках крахмала) форме, что может установить лишь эксперт-ботаник. Одной из задач такого вида экспертизы является обнаружение на предмете-носителе объекта растительного происхождения. Если речь идет о сравнительно большом количестве вещества с ясно выраженными таксономическими и физиологическими признаками, то с решением такой задачи вполне может справиться следователь. Если же объект представлен микроколичеством (микрочастицами) вещества, каким-либо образом видоизмененного, или если имеется сомнение относительно принадлежности его к растительному миру, то к изъятию такого рода вещественных доказательств целесообразно привлекать специалиста с соответствующими образованием и навыками. В настоящее время усилиями ученых и экспертов-ботаников в экспертную практику внедрены современные методы исследования различных объектов растительного происхождения. Наибольшее распространение получил комплексный метод морфологического исследования, включающий целый ряд приемов, которые в биологии по традиции называют методами: анатомический, морфологический, эпидермальный анализы и т.д. Традиционным, хорошо зарекомендовавшим себя является метод классической анатомии, позволяющий по наличию консервативных признаков сделать вывод о принадлежности данной ткани определенному органу растения и конкретной таксономической единице. Используя одновременно морфологический и анатомический анализы, в ряде случаев можно установить как общеродовую, так и групповую принадлежность вещественных доказательств – растительных объектов. Современный уровень развития науки дает возможность внедрять в практику судебно-ботанических исследований новые инструментальные методы. Наиболее перспективна в этом плане электронная микроскопия. С ее использованием выявляются новые особенности и детали структуры вещества, т.е. в распоряжении эксперта появляются новые характеристики растительных тканей, что позволяет диагностировать мельчайшие частицы растений. Метод рентгеноскопии применяется: при изучении растений, выросших в экстремальных условиях (засоление, избыток кальция, сильно загрязненный вредными примесями воздух и т.п.); при выявлении наличия (отсутствия) ядра в древесине; при исследовании основных целлюлозных элементов бумаги; при сравнительном исследовании зерна на зрелость и наличие в нем посторонних примесей. Большое внимание уделяется математическим методам исследования. С одной стороны, они незаменимы при обработке полученных экспериментальных результатов, когда исследуются количественные характеристики. В таких случаях математический аппарат гарантирует необходимую точность и достоверность. С другой стороны они могут использоваться не только для описания и систематизации фактов, получаемых в результате наблюдения или путем эксперимента, но и в качестве самостоятельного метода исследования процессов, свойственных растительным объектам. Знание методов, применяемых при производстве судебно-ботанической экспертизы, способствует оценке полноты и достоверности экспертного исследования. Зачастую следователи недооценивают значения этого вида экспертных исследований при производстве предварительного следствия. Практика же показывает, что результаты ботанической экспертизы могут служить вескими доказательствами, особенно при расследовании дел о неочевидных убийствах. При расследовании уголовного дела «Лесополоса» (совершение Чикатило А.Р. свыше 50 убийств в Ростовской и в других областях) 8 марта 1988 года на станции Шахтная был обнаружен расчлененный труп гр-ки Х. При судебно-медицинском исследовании эксперты в местах расчленения обнаружили кусочки древесины (щепу) и зеленый росток. В этот период в месте обнаружения трупа еще лежал снег и, следовательно, зеленый росток не мог произрастать на открытой местности. Эксперты-ботаники сделали категорический вывод о том, что представленный на исследование росток является растением, которое произрастает в данной местности и всходит только при плюсовой температуре. С учетом времени обнаружения ростка эксперты предположили, что представленное на исследование растение взошло в закрытом помещении (теплица, подвал и т.п.). Щепа оказалась частицами сосны. После задержания Чикатило и проверке всех мест его возможного проживания, в том числе квартиры зятя (он жил на первом этаже пятиэтажного дома), обнаружили подвал, вход в который шел прямо из квартиры. В подвале на земляном полу были изъяты образцы проросшей травы и кусочки древесины в виде щепы. Судебно-ботаническое экспертное исследование пришло к категорическому выводу о тождестве растений, изъятых при осмотре трупа, и образцов, изъятых в подвале дома. Эксперты также пришли к выводу о том, что щепа, изъятая в подвале дома, где проживал зять Чикатило, является частицами сосны, так же как и щепа, изъятая при осмотре трупа гр-ки Х. Чикатило были предъявлены результаты экспертиз, и он признался в совершении убийства Х., дав подробные показания об обстоятельствах совершения этого преступления. § 2. Объекты, направляемые на экспертизу Объектами судебно-ботанического исследования в большинстве случаев являются частицы древесных, кустарниковых и травянистых растений (стебель, корень, лист, цветок, плод и пр.), мха, силосной массы, водорослей, экскрементов животных и т.д. Изделия из веществ растительного происхождения (веревка, циновка и т.п.) не относятся к числу объектов судебно-ботанической экспертизы, поскольку технологические процессы их изготовления ведут к существенному изменению биологических свойств. Присущие веществу ботанического происхождения черты могут быть искажены, видоизменены или полностью утрачены. Исследование таких объектов входит в компетенцию криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий, судебно-технической экспертизы документов и т.д. Однако исследование ботанической основы или составляющей подобных объектов входит в компетенцию экспертов-ботаников. В известном смысле растительные объекты более информативны, чем объекты животного происхождения. По ним можно судить в ряде случаев о времени, прошедшем с момента совершения преступления, а иногда о времени года и даже суток. Они могут служить показателями лесорастительных условий, а также светового и водного режимов, элементного состава почв. Достаточно часто эксперт получает предметы-носители (одежду потерпевшего, подозреваемого (обвиняемого), орудия преступления и т.д.), на которых, по мнению следователя, могут находиться растительные микрочастицы. В таких случаях обнаружение и изъятие объектов растительного происхождения производятся экспертом с применением определенных методов. Если следователь сам изымает биологические образцы, он обязан представить на экспертизу все частицы, сколь-нибудь похожие на растительные, растения – преимущественно целиком и по возможности весь спектр растительности данного участка местности. Следует учитывать, что между количеством исследуемого вещества и точностью экспертного исследования существует прямая зависимость. Однако есть и особенности, которые необходимо принять во внимание в процессе изъятия растительных частиц различного происхождения. Корень. Характерным отличительным признаком корня является отсутствие на нем цветков, устьиц, листьев и каких-либо их видоизменений. По своему происхождению корни подразделяются на главные и придаточные. Существующие модификации корней (клубни, корнеплоды, воздушные корни и т.п.) имеют общее название «метаморфозы корней». Наряду с корнем полезно изымать частицы стебля, листьев и др. Стебель. Это надземные осевой вегетативный орган высших растений. Стебли травянистых, злаковых, древесных и кустарниковых растений имеют резко выраженные морфологические и анатомические различия. Проще всего стебли подразделять на одревесневшие (деревья и кустарники), неодревесневшие (травы, мхи) и соломины (полые стебли злаков). При изъятии стеблей желательно фиксировать любые дополнительные детали строения стебля – междоузлия, почки, характер ветвления, поскольку это предоставляет эксперту полезную информацию. Частным случаем исследования стебля является анализ анатомического строения древесины. Для этого изымается участок ствола с годичными кольцами (для дендрохронологического анализа) и корой, так как для целей систематики и идентификации кора имеет огромное значение. Лист. Морфология листьев чрезвычайно разнообразна. При изъятии листовых пластинок древесных, кустарниковых, травянистых, мохообразных и других растений необходимо больше внимания уделять сохранению жилкования, особенностей черешка, прилистников, краев листовой пластинки и т.д. Листья, цветы, а также целые травянистые растения лучше всего вкладывать расправленными между листами твердой бумаги и заклеивать по периметру или крест-накрест клейкой лентой. На этих же листах бумаги следует привести основные сведения о месте изъятия образца (дать его описание), его происхождении и т.п. Сочные плоды, мясистые сложные цветки или соцветия целесообразно заливать какой-либо консервирующей жидкостью (например, спиртом). Сосуд следует снабдить этикеткой. Особенно бережно нужно относиться к фиксации и хранению вещественных доказательств растительного происхождения, поскольку они в процессе транспортировки и хранения могут претерпевать различного рода необратимые изменения: отдельные функции организма нарушаются, подавляются; другие, наоборот, проявляются, что в определенной степени затрудняет задачу эксперта. § 3. Примерный перечень вопросов 1. Какова природа (таксономическая принадлежность) вещественных доказательств, изъятых с предметов-носителей? Этот вопрос ставится тогда, когда невозможно следственным путем установить природу вещественного доказательства. 2. Имеют ли объекты общую таксономическую принадлежность? Этот вопрос часто ставится, когда следствие интересует вопрос о принадлежности сравниваемых объектов только к одной стандартной ботанической группе. 3. Каков механизм попадания на данный предмет обнаруженных частиц биологического характера? 4. В какое время (по возможности, более узко) попали на предмет-носитель данные частицы? 5. Из какой географической зоны (по возможности, более узко) происходят представленные биологические объекты? 6. Имеют ли общую групповую принадлежность вещественные доказательства, изъятые с места происшествия и с одежды подозреваемого? Этот вопрос связан с установлением групповой принадлежности нескольких объектов растительного происхождения. Положительный ответ на данный вопрос может свидетельствовать о нахождении подозреваемого лица на месте совершения преступления. 7. Принадлежит ли ветка, изъятая …, дереву (кустарнику), произрастающему на месте происшествия? 8. Оказывалось ли воздействие (химическое, механическое, биологическое) на ботанический объект, представленный на исследование? 9. Каков механизм отделения части ботанического объекта от целого? 10. Поврежден ли ботанический объект, представленный на экспертизу ? Каковы причины его повреждения? Глава 111 Судебно-зоологическая экспертиза §1. Общие положения Предметом судебно-зоологической экспертизы являются фактические данные, которые устанавливаются в результате применения познаний в различных отраслях биологии и некоторых естественных и технических науках, служащие доказательству связи объектов животного происхождения с расследуемым правонарушением. Предмет конкретной экспертизы определяется объектом исследования и вопросами, поставленными перед экспертом. Базовыми науками для судебно-зоологической экспертизы являются различные отрасли биологии –морфология и анатомия животных, цитология, орнитология, ихтиология, энтомология и пр., а также судебная экспертология. Объектами судебно-зоологической экспертизы являются части тела и фрагменты тканей млекопитающих, птиц и рыб, продукты их жизнедеятельности, а также насекомые. Объекты животного происхождения - часто один из элементов вещной обстановки события преступления, обнаруживаются в комплексе с другими материальными следами. В зависимости от того, какие объекты животного происхождения подвергаются исследованию, в судебно-зоологической экспертизе можно выделить следующие ее виды: - экспертиза производных эпидермиса кожи: животных (волосы и их системы), птиц (перья и пух), рыб (чешуя); - экспертиза тканей животных, птиц и рыб (кожа, кости, хрящи и т.д.); - экспертиза насекомых и фрагментов их тела; - экспертиза продуктов жизнедеятельности животных, птиц и рыб. Цель и задачи судебно-зоологической экспертизы определяются спецификой объектов исследования, материалами, которыми располагают органы следствия на момент назначения экспертизы, и содержанием информации о связи этих объектов с расследуемым событием, которую намерен получить инициатор назначения экспертизы. Задача конкретной экспертизы определяется, в первую очередь, материалами, представленными на исследование, и, соответственно, вопросами, поставленными на разрешение экспертов. Основными задачами судебно-зоологической экспертизы являются: классификационные, диагностические, ситуационные и идентификационные. К числу классификационных задач относятся: - установление класса (природы) объектов, т.е. являются ли они частями тела животных, птиц, рыб или насекомых, фрагментом их тканей и выделений, продуктами жизнедеятельности; - определение родовой принадлежности объектов, представленных на экспертизу, т.е. животному, птице, рыбе, насекомым какого таксона они принадлежат; - установление групповой принадлежности, т.е. к какой группе объектов конкретного таксона, объединенных по тому или иному признаку (свойству) относятся исследуемые материалы. Например, проверяемые объекты принадлежат короткошерстной собаке, в волосяном покрове которой имеются остевые волосы черного цвета. Основное место при решении классификационных задач занимает определение родовой принадлежности. Оно осуществляется посредством установления таксона животного, птицы, рыбы, насекомого – источника этих объектов. Таксон животного определяется на основе Системы животного мира – классификации живых организмов, принятой в естествознании. Система представляет собой иерархическое распределение живых организмов по соподчиненным группам – категориям, отражающим родственные взаимоотношения между ними и общие черты их строения. Простейшая схема соподчинения образует следующий ряд: виды объединяются в роды; роды – в семейства; семейства – в отряды и т.д. Содержанием диагностических задач является получение информации о свойствах и состоянии объектов, существенных для распознавания частных вопросов расследуемого события. На основе анализа экспертной практики можно выделить следующие частные диагностические задачи: - установление состояния объекта (фрагментация его, степень развития, наличие деструктивных изменений и т.д.); - определение причинно-следственных отношений между проверяемыми и искомым объектом (механизм отделения, условия жизнедеятельности, содержания и пр.); - установление характера внешнего воздействия; - определение временных (от слова – «время») характеристик. Ситуационные задачи состоят в установлении механизма взаимодействия объектов экспертизы как элементов вещной обстановки расследуемого события, обеспечивая тем самым воссоздание исследуемых (расследуемых) событий. Например, сглаженность рисунка кутикулы, появление на стержнях волос волнистости и образование на отдельных участках его вздутий – «термических» пузырей – свидетельствует, что волосы подвергались воздействию высоких температур (примерно 350 градусов по Цельсию). К основным идентификационным задачам относятся: - установление общей родовой принадлежности; - определение общей групповой принадлежности; - решение вопроса о едином источнике происхождения; - установление индивидуально-конкретного тождества. Приведенные задачи судебно-зоологической экспертизы являются основными и не исчерпывают всех частных задач, решаемых в рамках различных ее видов. Решение классификационных задач и на их основе задач установления общей родовой и общей групповой принадлежности базируется на признаках внешнего и внутреннего строения объекта. Основным методом анализа морфологических признаков и свойств объектов является световая микроскопия. В последнее десятилетие в практику экспертизы внедрен метод РЭМ на макромолекулярном уровне. При решении диагностических и идентификационных задач широко применяются инструментальные методы, обеспечивающие исследование тонких структур объектов и их субстанциональных свойств, в частности методом изучения видовой специфичности белков – электрофореза, деструктивных изменений – с помощью аналитических, некоторых оптических, биофизических и микробиологических методов. Для этого может быть использовано исследование запаховых свойств объектов, в частности волос, фрагментов меха, методом криминалистической одорологии и пр. При решении основной идентификационной задачи – установлении индивидуально-конкретного тождества – решающее значение имеют методы судебно-трасологической экспертизы. Судебно-зоологическая экспертиза проводится в учреждениях судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации и экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел, где в штате имеются соответствующие специалисты – эксперты-биологи, получившие право производства экспертиз объектов животного происхождения (специальность 6.2). Исследования волос животных (в ограниченном объеме), а также их крови и выделений проводят также судебно-медицинские эксперты Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения РФ. § 2. Объекты, направляемые на экспертизу При подготовке материалов важно соблюдать ряд правил, нарушение которых может отрицательно сказаться на результатах исследования. Это касается изъятия вещественных доказательств, сбора сравнительных образцов, фиксации и упаковки материалов, направляемых на экспертизу, обращения с ними при выполнении следственных действий и обеспечения эксперта необходимой информацией. Все объекты должны быть упакованы раздельно. На каждой упаковке должны быть сделаны пояснительные надписи. Единичные экземпляры волос и другие микрообъекты упаковываются по группам соответственно их локализации. Аналогично поступают с образцами идентифицируемых предметов. Чрезвычайно важно, чтобы идентифицирующие и идентифицируемые объекты не контактировали друг с другом во время осмотра или предъявления их свидетелям или другим участникам процесса, а также при транспортировке. Это исключит возможность переноса микрообъектов с одного предмета на другой либо смешения идентифицирующих объектов с образцами. В тех случаях, когда возникает необходимость в установлении принадлежности волос конкретной особи животного или определенному изделию из меха, волосы по 10 – 15 штук, не менее чем с 5 различных участков (если изделие состоит из нескольких шкурок-полуфабрикатов, то с нескольких участков каждого полуфабриката), срезают острыми ножницами, как можно ближе к кожевой ткани. Так же поступают при отборе волос с тела животного. Волосы берут со спины, боков, брюха, ног, хвоста и головы и упаковывают раздельно. Счесы волос в качестве образца представлять не рекомендуется, так как они не в полной мере характеризуют волосяной покров животного. Для сохранения жиропота шерсть упаковывают в пергаментную бумагу. Хотелось бы остановиться на некоторых особенностях изъятия и транспортировки отдельных объектов. Образцы чешуи от целых экземпляров рыб следует отбирать с центральной части тушки особи, несколько выше средней линии. Чешуя не должна иметь видимых следов повреждений. Кости, хрящи и другие фрагменты тела животных, как и другие объекты с влажной поверхностью, во избежание загнивания перед направлением на экспертизу необходимо высушить при комнатной температуре, вдали от нагревательных приборов и за пределами действия прямых солнечных лучей. Взрослых особей насекомых при длительной транспортировке целесообразно посылать в так называемых морилках – стеклянных емкостях с формалином. Изъятые крупные объекты (кожа животных, части тела и т.д.) следует как можно скорее доставить на экспертизу либо высушить при комнатной температуре, о чем надлежит сообщить эксперту. § 3. Примерный перечень вопросов Судебная экспертиза объектов животного происхождения носит комплексный, многоступенчатый характер. К числу фактических обстоятельств, которые могут быть установлены в результате производства экспертизы единичных экземпляров волос и их фрагментов, относится решение следующих вопросов: 1. Являются ли обнаруженные и изъятые объекты волосами животных? 2. Имеются ли на предполагаемых предметах-носителях волосы животных? 3. Какова родовая принадлежность волос? 4. Каков способ (механизм) отделения проверяемых волос от носителя – их источника? 5. Если волос вырван, то какова его половая принадлежность? 6. Являются ли волосы нативными (натуральными) или модифицированными (подвергшимися каким-либо изменениям)? 7. Если волосы искусственно окрашены, то какой краситель при этом использовался? 8. Не имеется ли на волосах деструктивных изменений? Если они имеются, то в результате каких воздействий образовались? 9. Каков источник происхождения этих волос? 10. Не имеют ли идентифицируемые волосы общую родовую принадлежность? 11. Если объекты характеризуются общей родовой принадлежностью, то не имеют ли они общую групповую принадлежность? 12. Если сравниваемые объекты имеют общую групповую принадлежность, то не происходят ли они из единого источника? 13. Не находились ли предметы-носители, на поверхности которых обнаружены волосы, имеющие общую родовую и групповую принадлежность, в контактном взаимодействии между собой или с конкретным изделием из меха, либо с волосяным покровом определенного животного? В тех случаях, когда объектом экспертного исследования является шерсть, объем информации, которая может быть получена, больше объема информации, которая получается при исследовании единичных экземпляров волос. Высокая информативность шерсти как источника фактических данных, представляющих интерес для следствия, обусловлена спецификой объекта – значительным числом ее элементов, наличием примесей и загрязнений, связанных с условиями формирования объекта, его хранением и пр. При исследовании шерсти могут быть поставлены следующие вопросы: 1. Являются ли объекты, представленные на экспертизу, шерстью? 2. Каков вид шерсти: натуральная, шерсть-линька вторичная и т.д.? Если имеется примесь вторичной шерсти, то каково ее происхождение (как сырья)? 3. Животному какого таксона принадлежит шерсть? 4. С тела одного или нескольких животных собрана шерсть? 5. Если в состав шерсти входят вырванные волосы, то какова их половая принадлежность (это исследование имеет смысл, если шерсть собрана с одной особи)? 6. Какова разновидность проверяемой шерсти: по составу категорий волос, по характеру ее элементов, особенностям и степени загрязнения и другим характеристикам? 7. Каков способ сбора шерсти? 8. Каковы возможные сроки ее сбора? 9. Не имеют ли сравниваемые объекты общую родовую принадлежность? Если сравниваемые образцы шерсти имеют общую родовую принадлежность, то не относятся ли они к множеству, определяемому понятием «общая групповая принадлежность»? 10. Если сравниваемые объекты имеют общую групповую принадлежность, то не происходят ли они из единого источника? 11. Не образовались ли наслоения шерсти на конкретном предмете-носителе в результате взаимодействия его с искомой шерстью? При исследовании фрагментов меха экспертиза может разрешить следующие вопросы: 1. Являются ли проверяемые объекты фрагментами меха или мехового сырья? 2. Каков таксон животного, частью кожных покровов которого является идентифицирующий фрагмент меха (мехового сырья)? 3. Каков способ и механизм отделения фрагмента? 4. Не имеется ли на объекте следов искусственной окраски? Если имеется, то какой краситель использовался? 5. Какие вещества применялись для дубления при выработке меха, фрагмент которого является объектом исследования? 6. Не имеется ли на исследуемом объекте деструктивных изменений? Если имеется, то какова их природа? 7. Не имеется ли на волосах фрагмента меха следов патологических изменений? 8. Какова групповая принадлежность исследуемого фрагмента, каковы признаки меха (сырья) – его источника? 9. Не имеют ли сравниваемые объекты общую родовую принадлежность? 10. Если сравниваемые объекты имеют общую родовую принадлежность, то не имеют ли они общую групповую принадлежность? 11. Не происходят ли конкретные сравниваемые объекты из определенного или одного источника? 12. Не является ли идентифицирующий объект фрагментом идентифицируемого предмета как части целого? В числе других объектов судебно-зоологической экспертизы чаще всего встречаются пух и перья птиц, реже чешуя рыб и фрагменты кожи. Экспертиза этих объектов разработана недостаточно, поэтому круг вопросов ограничен и за пределы установления групповой принадлежности не выходит. При исследовании пуха и перьев птиц наиболее успешно решается вопрос об их родовой принадлежности, хотя при исследовании пуха близкородственных птиц, особенно одомашненных, эксперты испытывают определенные затруднения. Пух и перья как производные эпидермиса кожи устойчивы по отношению к внешним воздействиям. Известно также, что морфология перьев изменяется в связи с возрастом птиц, существуют также сезонная и половая их изменчивость - она наблюдается у некоторых видов птиц. Чешуя рыб как объект судебной экспертизы малоинформативна. Строение чешуи у некоторых рыб сходно, тем не менее известные морфологические различия у некоторых пород рыб и сельдей могут быть использованы для установление таксона особи и ее возраста. Не разработана в должной мере и экспертиза кож. В настоящее время посредством их исследования может быть определена родовая принадлежность, а также не подвергалась ли кожа технологической обработке; если кожа является модифицированной, то каково ее утилитарное назначение. В ряде случаев могут быть установлены особенности обработки, которой подвергалась кожа. Исследование насекомых и их частей может служить источником пространственных и временных связей на основе изучения признаков их развития, отличающегося четко выраженной стадийностью. Родственные виды некоторых видов насекомых могут различаться по общему строению тела и его частей, а также по окраске. Особенный интерес представляет закономерность развития энтомофауны; в случае обнаружения трупа позволяет судить о сроке его нахождения на месте обнаружения. Представляет интерес исследование рогов животных. По ним можно определить таксон животного, частью тела которого они являются, пол животного, его возраст, условия содержания в определенные периоды жизни. Когда объект исследования – панты, кроме того, может быть определено время их сбора. Глава 1У Криминалистическая экспертиза наркотических средств и психотропных веществ § 1. Общие положения Анализ следственной и судебной практики показывает, что при расследовании уголовных дел различных категорий в качестве вещественных доказательств нередко выступают наркотические средства и психотропные вещества. Предметом криминалистической экспертизы наркотических средств и психотропных веществ являются фактические данные, устанавливаемые на основе специальных научных познаний о природе, свойствах, технологии кустарного либо промышленного изготовления, методах исследования наркотических средств, психотропных веществ и анализа материалов уголовного дела, по которому назначена экспертиза. В рамках этого вида криминалистической экспертизы решаются следующие основные задачи: - обнаружение следов наркотических средств или психотропных веществ на различных предметах-носителях (кроме органов и тканей человека и животного, а также продуктов жизнедеятельности живых организмов, являющихся объектами судебно-медицинской экспертизы); - отнесение вещества к числу наркотических или психотропных с указанием его рода и массы; - установление общей групповой принадлежности однородных наркотических средств или психотропных веществ по признакам сырья, технологии его переработки, условиям хранения и т.д.; - установление общего источника происхождения наркотических средств и психотропных веществ по месту и способу их изготовления или производства; - отождествление конкретных масс наркотических средств и психотропных веществ по отделенным от них частям; - определение способа, технологии и иных характеристик кустарного производства наркотических средств. Криминалистическое исследование наркотических средств и психотропных веществ проводится с применением комплекса методов, обеспечивающих научно обоснованное решение поставленных вопросов. Типовая схема криминалистического исследования рассматриваемых объектов включает методы экспертного осмотра, морфологического анализа и трасологического исследования; методы исследования молекулярного, элементного и фазового составов; оценку выявленных признаков и формулирование выводов. Выбор конкретной схемы исследования напрямую зависит от решаемой задачи, исследуемого объекта и технических средств, имеющихся в распоряжении эксперта. § 2. Объекты, направляемые на экспертизу Для криминалистического исследования наркотических средств и психотропных веществ направляются следующие группы объектов: - наркотические средства кустарного производства, получаемые из растений конопли и мака, а также целые растения либо измельченные части растений конопли и мака; - синтетические наркотические и психотропные вещества и средства; - наркотические средства и психотропные вещества промышленного изготовления (фармпрепараты); - предметы-носители со следами наркотических средств и психотропных веществ (шприцы, иглы и т.п.); - вещества неизвестной природы (в том числе фармпрепараты), камуфлированные под наркотические. В некоторых случаях объектами экспертизы могут быть наркотические средства кустарного производства, полученные синтетически. К наркотическим средствам отнесена группа фармакологически активных веществ растительного и синтетического происхождения, обладающих способностью избирательного воздействия на центральную нервную систему, приводящих к полной потере сознания, утрате всех видов ощущения и расслаблению скелетной мускулатуры (т.е. к наркозу), к особому психологическому и физиологическому состоянию организма, при котором отсутствие привычного яда – наркотика вызывает ряд неприятных ощущений, требующих периодического его потребления. Наркотическим эффектом обладают многие вещества. С учетом губительного влияния на жизнедеятельность человека, приводящего к различным заболеваниям, нервно-психическим расстройствам, в том числе к тяжелым формам наркомании, способствующей различного рода правонарушениям, наиболее фармакологически активные из этих веществ отнесены Единой конвенцией о наркотических средствах (ООН, 1961) к числу наркотических В нашей стране контроль и организационно-методическое руководство за выполнением Единой конвенции осуществляет Постоянный комитет по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения Российской Федерации. Этот же Комитет определяет перечень средств и веществ, отнесенных к числу наркотических на территории Российской Федерации. Следует иметь в виду, что Единая конвенция предоставляет государствам право введения на их территории более строгих мер по контролю наркотиков и, соответственно, включения в число наркотических средств более широкого, чем это предусмотрено Конвенцией, перечня средств. 2.1. Наркотические средства, получаемые из растений конопли В данную группу входят: каннабис (марихуана), гашиш (анаша, смола каннабиса), масло каннабиса (гашишное масло). Марихуана – приготовленная смесь высушенных или невысушенных верхушек с листьями и остатками стебля любых сортов конопли без центрального стебля. Гашиш, анаша, смола каннабиса – специально приготовленная смесь отделенной смолы, пыльцы растений каннабис или смесь, приготовленная путем обработки (измельчением, прессованием и т.д.) верхушек растения каннабис с разными наполнителями независимо от того, какая форма придана смеси – таблетки, пилюли, спресованной плитки, пасты и т.п. Масло каннабиса, гашишное масло – наркотическое средство, получаемое из частей растений любых видов и сортов конопли путем извлечения (экстракции) различными растворителями или жирами (может встречаться в виде раствора или вязкой массы); экстракты и настойки каннабиса. Своеобразие наркотических средств рассматриваемого типа состоит в простоте получения и доступности сырья для его изготовления. Для этой цели может быть использована как посевная конопля, широко культивируемая в Европейской части РФ, так и дикорастущая конопля, более распространенная в Средней Азии. Для получения наркотических средств чаще всего используются верхушки соцветий женских растений конопли, в которых содержание наркотически активных компонентов максимально. Однако в случае необходимости наркотические средства могут быть получены из листьев, а также из мякины и других отходов, образующихся при механической уборке и обмолоте конопли. 2.2. Наркотические средства, получаемые из растений мака В указанную группу наркотических средств входят: опийный мак, опий (в том числе опий медицинский), маковая солома, экстракт опия сухой, ацетилированный опий, концентрат из маковой соломы. Говоря о наркотических веществах данной группы, следует отметить, что ранее в силу сложившейся практики под термином «опийный мак» подразумевались южные подвиды (сотра) снотворного мака: тяньшаньский, китайский, джунгарский, тарбачатайский, южноазиатский и малоазиатский. Указанные сорта содержали значительное количество алкалоидов опия (в первую очередь наркотически активных: морфин, кодеин, тебаин) и поэтому использовались для получения опия. Те же сорта (европейский подвид) снотворного мака, которые использовались для получения семян и масла, получили название «маслиничный мак». Однако как опийные, так и маслиничные формы снотворного мака содержат алкалоиды опия и поэтому могут быть использованы для получения кустарным путем наркотических средств рассматриваемой группы. В настоящее время в Российской Федерации термин «опийный мак» используется в определении, приведенном в Единой конвенции, т.е. опийный мак – любое растение снотворного мака. На территории нашего государства культивирование «опийных» форм снотворного мака запрещено, а «маслиничных» форм – резко ограничено. Опий представляет собой свернувшийся млечный сок, выделившийся из надрезов незрелых коробочек различных форм снотворного мака и подвергшийся усушке. По внешнему виду это смолообразная масса либо твердые комочки, иногда порошок бурого или темно-коричневого цвета и горького вкуса. Невысушенный опий (опий-сырец) имеет серо-бурый цвет и неприятный специфический запах. Около 25 % опия составляют алкалоиды, основными из которых являются морфин, кодеин, тебаин, папаверин, наркотин. Наряду с алкалоидами в опии содержатся смолы, камеди, жирные кислоты и пр. С давних времен опий широко применялся в медицинской практике. Он употреблялся в виде порошков, таблеток, экстрактов, а также в смеси с другими веществами. Однако в настоящее время медицинские препараты на основе опия запрещены к использованию в медицине. Маковая солома – все части (как целые, так и измельченные, как высушенные, так и невысушенные, за исключением семян) растения любого сорта мака, собранного любым способом, содержащие наркотически активные алкалоиды опия. Экстракт маковой соломы (именуемый также экстракционным опием) - средство, получаемое из маковой соломы любым способом, путем извлечения наркотически активных алкалоидов водой или органическими растворителями. Это вещество может встречаться в жидком, смолоообразном либо твердом состоянии. Ацетилированный опий – средство, получаемое путем ацетилирования опия или экстракционного опия и содержащее в своем составе кроме алкалоидов опия моноацетилморфин, диацетилморфин, ацетилкодеин либо их смесь. Концентрат из маковой соломы – материал, получаемый при концентрации содержащихся в маковой соломе алкалоидов. 2.3. Синтетические наркотические вещества В данную группу наркотических средств входит большинство из наркотических средств, запрещенных Министерством здравоохранения РФ к применению в медицинской практике на людях и к производству и не подлежащих включению в рецептурные справочники и учебники. Названные наркотические средства получают либо из других, менее активных наркотических средств, либо из исходных продуктов , не обладающих наркотическим действием. Например, наркотические средства на основе героина (диацетилморфина) получают ацетилированием морфина или морфиносодержащих средств (опия, экстракта маковой соломы и т.п.), а наркотические средства на основе эфедрона получают из эфедрина. Рассматриваемая группа веществ в своем большинстве представляет собой аморфные либо кристаллические порошки, таблетки и т.п., которые зачастую не являются химически чистыми веществами, а представляют собой многокомпонентные смеси. Содержание наркотически активных компонентов в таких смесях может быть незначительным (несколько процентов и меньше). 2.4 Наркотические средства, выпускаемые фармацевтической промышленностью Данную группу наркотических средств составляют лекарственные средства, включенные в Перечень 2 названного выше Списка наркотических средств. Фармацевтическая промышленность выпускает наркотические лекарственные средства в виде таблеток, порошков либо водных растворов. Как показывает практика, наиболее распространенными объектами экспертизы являются вещества группы алкалоидов опия: омнопон, морфин, кодеин, а также промедол. В частности, омнопон (очищенный от балластных веществ опий) и морфин поступают, как правило, в виде растворов либо следов на шприцах, иглах, ампулах; кодеин – в виде таблеток и растворов; промедол – в виде таблеток, растворов и порошков. 2.5. Подготовка материалов для экспертного исследования Огромное значение для успешного проведения экспертного исследования рассматриваемых объектов имеет полнота и качество материалов, представляемых на экспертизу. Обнаружение, фиксация и изъятие наркотических средств, многие их которых растительного происхождения либо являются жидкостями, требуют определенных навыков и соблюдения мер предосторожности в целях сохранения доказательственного значения объектов. Существенную трудность представляют обнаружение и фиксация микроколичеств наркотических средств и психотропных веществ. Микрочастицы и микроследы наркотических средств и психотропных веществ могут находиться на объектах-носителях в виде механических включений и наслоений – на одежде, особенно в карманах, на стенках стаканов и чашек, шприцев и игл, на различного рода материалах и приспособлениях, используемых при кустарном производстве наркотических средств, - ситах, пресс-формах и т.д. Растворами наркотических средств нередко пропитывают сигареты и папиросы, на остатках которых они также могут быть обнаружены. Особенности объектов, их количество и форма обусловливают определенную специфику подготовки материалов для экспертного исследования и определенные требования, предъявляемые к этому процессу. Так, целесообразно направлять микрочастицы и микроследы наркотических средств на экспертизу непосредственно на объектах-носителях, на которых они были обнаружены или могут быть обнаружены. При этом необходимо помнить, что ввиду неустойчивости большинства органических компонентов наркотических средств, особенно каннабиноидов, объекты-носители с микроследами наркотических средств должны быть доставлены в экспертное учреждение в максимально короткие сроки. При направлении на исследование жидких, а также сыпучих форм наркотических средств и психотропных веществ для решения идентификационных задач важное значение имеет правильный отбор проб. В этом случае объекты нужно представлять на экспертизу целиком и в том виде, в каком они обнаружены. Если изъято большое количество объектов, то на экспертизу представляются части обнаруженных масс, отражающие свойства всей массы объекта по компонентному составу, особенностям фракционного состава, морфологии и т.п. С этой целью из указанных масс отбираются 4 – 5 образцов из различных мест (по 10 – 20 г), а также средняя проба (50 – 100 г) – с различной глубины из разных мест (с каждого угла и из центра). Жидкие формы (экстракты, настойки) объектов перед отбором проб тщательно перемешивают. Каждый объект-носитель и образцы исследуемых веществ во избежание контакта должны быть упакованы в отдельную тару с хорошей укупоркой. Если наркотические средства растительного происхождения недостаточно сухие, то их нужно предварительно просушить, поскольку направление их в сыром виде может привести к порче объектов (воздействие плесени, изменение химического состава и т.д.). При решении задач по установлению видовой принадлежности растений конопли и мака должны быть представлены растения с сохранением их вегетативных частей (стеблей, листьев, соцветий). Для ответа на вопросы о способе кустарного производства наркотических средств растительного происхождения эксперт должен располагать наряду с образцами исследуемых веществ также предметами, которые могли быть использованы при получении наркотических средств (пресс-формы, сита, ступки и пр.). Для решения вопросов о месте произрастания наркотических растений и выявления временных характеристик произрастания (фаз вегетации) они отбираются с участка сразу же после изъятия вещественного доказательства у обвиняемого (подозреваемого). Из-за значительной изменяемости химического состава компонентов растений в зависимости от фазы вегетации контрольные образцы, собранные в более позднюю фазу вегетации, могут оказаться непригодным для исследования. Решение вопроса об установлении места произрастания растения – чрезвычайно сложная задача. Для ее успешного решения исследуются микроэлементный состав растений и почвы, биологическое окружение и другие специфические условия произрастания растений. В этом случае следует представлять наряду с образцами наркотических растений образцы почв в месте произрастания растений (с глубины 15 – 20 см в количестве 100 – 150 г), образцы растений других видов, растущих рядом, а также сообщать эксперту сведения о специфических условиях произрастания исследуемых растений (наличие производств, загрязняющих внешнюю среду, проведение агрохимических мероприятий и т.п.). § 3. Примерный перечень вопросов В соответствии с современными возможностями криминалистической экспертизы наркотических средств и психотропных препаратов на ее разрешении можно ставить следующие вопросы: 1. Является ли изъятое вещество наркотическим средством или психотропным веществом? Если да, то каким именно? 2. Какова масса наркотического средства или психотропного вещества? 3. Каково содержание наркотически- или психотропноактивных веществ в данном наркотическом средстве? 4. Имеются ли следы наркотических средств или психотропных веществ на представленных на исследование объектах? Если да, то каких именно? 5. Имеются ли в остатках выкуренных сигарет (папирос) наркотические средства? Если да, то какие именно? 6. Имеют ли изъятые вещества общий источник происхождения по способу (технологии) изготовления, условиям хранения, месту произрастания? 7. Составляли ли изъятые вещества одно целое (одну массу)? Не рекомендуется ставить вопросы, которые не входят в компетенцию экспертов-криминалистов, касающиеся: определения воздействия наркотических средств или психотропных веществ на организм человека; количества доз, вызывающих наркоманию; последствий приема наркотического средства или психотропного вещества на организм человека; об отнесении количества наркотического средства или психотропного вещества, изъятого у конкретного лица, к крупному размеру и т.п. П Р И Л О Ж Е Н И Е Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержден Постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 № 681. Список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен (Список 1) Наркотические средства: Полилпродин; альфамепродин; альфаметадол; альфа-метилфентанил; альфапродин; альфацетилметадол; анилэридин; ацетил-альфаметилфентанил; ацетилгидрокодеин; ацетилированный опий; ацетилкодеин; ацетилметадол; ацеторфин; БДБ; безитрамид; бензитидин; бензилморфин; бета-гидрокси-3-метилфентанил; бета-гидроксифентанил; бетамепродин; бетаметадол; гашиш (анаша, смола каннабиса); героин (диацетилморфин); гидрокодон; гидрокодано фосфат; Н-гидрокси-МДА; гидроморфинол; гидроморфон; дезоморфин; диампромид; диацетилморфин (героин); дигидроморфин; дименоксадол; Н-Диметиламфетамин; димепгептанол; диметилтиамбутен; диоксафетил бутират; дипипанон; дифеноксин; диэтилиамбутен; ДМА; ДМГП (диметилгептилпиран); ДМТ (диметилтриптамин); ДОБ; ДОХ; ДОЭТ; дротебанол; ДЭТ; изометадон; каннабис (марихуана); кат; кетобемидон; клонитазен; кодоксим; кокаиновый куст; кустарно изготовленные препараты из эфедрина или из препаратов, содержащих эфедрин; кустарно изготовленные препараты из псевдоэфедрина или из препаратов, содержащих псевдоэфедрин; левометорфан; левоморамид; леворфанол (леморан); левофенацилморфан; лизергиновая кислота и ее производные; д-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25); лист кока; маковая солома; масло каннабиса (гашишное масло); МБДБ; МДА; МДМА; 3-Моноацетилморфин; 6-Моноацетилморфин; мескалин; метадон; д-Метадон; Л-Метадон; метадона промежуточный продукт (4-циано-2-диметиламино-4,4-дифенилбутан); метазоцин; метамфетамин; метилдезорфин; метилдигидроморфин; 3-метилтиофентанил; 3-метилфетнанил; Н-метилэфедрон; метопон; мирофин; млечный сок разных видов мака, не являющихся опийным или масличным маком, но содержащих алкалоиды мака, включенные в списки наркотических средств и психотропных веществ; ММДА (2-метокси-альфа-4-метил 4, 5-(метилендиокси)-фенетиламин); морамида, промежуточный продукт (2-метил-3-морфолин-1,1-дифенил-пропан-карбоновая ксилота); морферидин; морфин метилбромид; морфин-Н-окись; МППП (1-метил-4-фенил-4-пиперидинол пропионат (эфир); никодикодин; никокодин; никоморфин; норациметадол; норкодеин; норлеворфанол; норметадон;м норморфин; норпипанон; оксикодон (теколин); оксиморфон; опий (в том числе медицинский) –свернувшийся сок опийного или масличного мака; опийный мак; орипавин; пара-флуорофентанил (пара-фторфентанил); парагексил; ПЕПАП (Л-фенэтил-4-фенил-4-пиперидинол ацетат (эфир); петидин; петидина промежуточный продукт А (4-циано-1-метил4-фенилпиперидин); пиминодин; плодовое тело (любая часть) любого вида грибов, содержащих псилоцибин и (или) псилоцин; ПМА (4-метокси-альфа-метилфенил-этиламин); прогептазин; проперидин; пропирам; псилоцибин; псилоцин; рацеметорфан; рацеморамид; рацеморфан; ролициклидин; 2С-В (4-бром-2,5-диметоксифенетиламин) СТП (ДОМ) (2,-амино-1-(2,5-диметокси-4-метил) фенилпропан); тебакон; теноциклин; тетрагидроканнабинол (все изомеры); тиоффентанил; ТМА; фенадоксон; фенадон; феназоцин; фенампромид; фенатин; фенциклидин; феноморфан; феноперидин; фолькодин; фуретидин; экгонин, его сложные эфиры и производные, которые могут быть превращены в экгонин и кокаин; экстракт маковой соломы (концентрат маковой соломы); Н-ЭТИЛ-МДА; этилметилтиабутен; этициклидин; этоксеридин; этонитазен; эторфин; этриптамин; эфедрон (меткатинон). Психотропные вещества: Дексамфетамин; катин; катинон; левамфетамин; меклоквалон; метаквалон; 4-метиламинорекс изомеры (если таковые определенно не исключены) наркотических средств и психотропных веществ, перечисленных в данном списке, в тех случаях когда существование таких изомеров возможно в рамках данного химического обозначения; эфиры сложные и простые наркотических средств и психотропных веществ, перечисленных в данном списке; соли всех наркотических средств и психотропных веществ, перечисленных в данном списке, если существование таких солей возможно; все смеси, в состав которых входят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, независимо от их количества. Список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля (Список 2) Наркотические средства: п-Аминопропиофенон (РАРР) и его оптические изомеры (антидот против цианидов); альфентанил; амфетамин (фенамин) и комбинированные лекарственные препараты, содержащие фенамин (амфетамин); бупренорфин; глютетимид (ноксирон); декстроморамид; декстропропоксифен (ибупроксирон, проксивон, спазмопроксивон); дигидрокодеин; дифеноксилат; кодеин; кодеина фосфат; кокаин; кокаина гидрохлорид; кодеин Н-окись; морфин; морфина гадрохлорид; морфина сульфат; морфилонг; омнопон; пентазоцин; пропередин; пропирам; просидол; пиритрамид (дипидолор); реазек; свечи тилидина в разных дозировках; сомбревин; суфентанил; таблетки «Алнагол» (кодеина фосфата 20 мг, кофеина 80 мг, фенобарбитала 20 мг, кислоты ацетилсалициловой 20 мг); таблетки (кодеина камфосульфоната 0,025 г, сульфагваякола калия 0,100 г, густого экстракта гринделии 0.017 г); таблетки кодеина 0,03 г + парацетамола 0,500 г; таблетки кодеина фосфата 0,015 г + сахара 0,25 г; таблетки кодеина 0,015 г + натрия гидрокарбоната 0,25г; таблетки «Кодтерпин» (кодеина 0,015 г + натрия гидрокарбоната 0,25 г + терпингидрата 0,25 г); таблетки от кашля (состав: травы термопсиса в порошке – 0,01 г (0,02 г), кодеина – 0,02 г (0,01г), натрия гидрокарбаната – 0,2 г, корня солодки в порошке – 0,2 г; тебаин; тилидин; тримеперидин (промедол); фентанил; этилморфин; эскодол; эстоцин; эстоцина гидрохлорид; этилморфина гидрохлорид. Психотропные вещества: Амобарбитал (барбамил); амфепрамон (фепранон, диэтилпропион); кетамин; кетамина гидрохлорид (калипсол, кеталар); таблетки (барбамила 0,15 г + бромизовала 0,15 г); фенметразин; фентермин; этаминал натрия; хальцион (триазолам); соли всех наркотических средств и психотропных веществ, перечисленных в данном списке, если существование таких солей возможно. Глава У Криминалистическая экспертиза спиртосодержащих жидкостей § 1. Общие положения Предметом криминалистической экспертизы спиртосодержащих жидкостей (ССЖ) являются фактические данные о связи ССЖ с событием преступления, устанавливаемые на основе специальных познаний в области криминалистики, виноделия и др. Помимо спиртосодержащих жидкостей в предмет данного вида экспертизы входят исследования аппаратов (деталей) для выработки крепких спиртных напитков. Эксперт, специализирующийся в экспертизе данного вида, должен обладать знаниями о технологии и рецептуре кустарного и заводского производства спиртосодержащих жидкостей, о свойствах ССЖ и их формировании в процессе изготовления, хранения и транспортировки, о значимости этих свойств в качестве признаков при решении различных криминалистических задач. В рамках предмета криминалистической экспертизы спиртосодержащих жидкостей решаются идентификационные, диагностические и классификационные задачи. К диагностическим задачам относятся: - установление природы жидкости (следов) в целях отнесения ее (их) к спиртосодержащим; - обнаружение следов ССЖ на различных предметах-носителях, из числа которых исключены биологические материалы: органы и ткани человека и животных, продукты их жизнедеятельности ; - установление способа изготовления спиртосодержащих жидкостей и ее следов: заводского или кустарного. Решение данной задачи в зависимости от проблем следствия может состоять в установлении способа производства как самой жидкости, так и конкретного изделия. В последнем случае экспертное исследование носит комплексный характер и состоит из исследования не только жидкости, но и способа укупорки и оклейки бутылки с жидкостью; - установление вида сырья; - установление соответствия спиртного напитка конкретной марки требованиям ГОСТов или медико-биологическим требованиям; - установление принадлежности устройств (деталей) к аппаратам (их конструктивным узлам) для выработки крепких спиртных напитков; - установление факта использования аппаратов (деталей) для выработки спиртных напитков. К классификационным задачам относятся: - отнесение конкретной спиртосодержащей жидкости к конкретному виду спиртного напитка заводсткого изготовления (вино, водка, коньяк и т.п.) или типу ССЖ кустарного изготовления (самогон, брага, вино); - установление принадлежности спиртного напитка данного вида к конкретной марке (водка «Столичная», коньяк «Армянский три звездочки» и т.п.). К идентификационным задачам относятся: - установление общей родовой принадлежности нескольких спиртосодержащих жидкостей (отнесение к общему виду либо к единой марке спиртного напитка); - установление общей групповой принадлежности сравниваемых спиртосодержащих жидкостей по признакам, не предусмотренным классификацией данного рода, а возникшим при изготовлении, хранении или других обстоятельствах существования объектов (особенности укупорки, оклейки, состава ССЖ, принадлежность к общему купажу ); - идентификация производственных источников происхождения спиртосодержащих жидкостей: конкретного или общего. Иначе говоря, установление общей групповой принадлежности; - идентификация целого объема по отдельным от него частям (объемам). По сути, установление индивидуального тождества. При этом отождествляемый идентифицируемый объем определяется следователем (конкретная цистерна, канистра, бутылка). Экспертиза подобного рода имеет разработанные методики, которые описаны в специальной литературе. В последнее время арсенал средств экспертного исследования спиртосодержащих жидкостей пополнился новым методом – методом изотопного анализа, позволяющим дифференцировать синтетический ректификованный этанол от пищевого и технического ректификатов. Метод пригоден как для анализа непосредственно спиртов, так и для установления природы спирта в любой спиртосодержащей жидкости. Дальнейшее внедрение в экспертную практику новых современных методов, в частности метода ядерного магнитного резонанса, позволит решить актуальные задачи криминалистического исследования спиртосодержащих жидкостей по установлению региона произрастания и года урожая винограда. § 2. Объекты, направляемые на экспертизу Объекты исследования данного вида экспертизы можно разделить на следующие группы: 1. спиртные напитки заводского изготовления и подделки под них; 2. спиртосодержащие жидкости кустарного производства; 3. следы спиртосодержащих жидкостей на различных предметах-носителях; 4. этиловые спирты из различного сырья (этанолы); 5. аппараты (детали) для получения крепких спиртных напитков. Следует отметить, что технические жидкости, содержащие этанол в качестве растворителя, этанолсодержащие фармпрепараты и парфюмерно-косметические средства в качестве объектов экспертизы данного рода не рассматриваются. Ассортимент спиртных напитков промышленного изготовления очень обширен, подробно приведен в отраслевой литературе по виноделию и рецептурных источниках. Основные виды спиртных напитков следующие: водка - крепкий алкогольный напиток, приготовленный из ректификованного этанола и умягченной воды жесткостью до 1 мг-экв/л. Рецептура конкретных марок водок предусматривает добавку различных ингредиентов (сода, сахар и пр.). По внешним признакам водки всегда бесцветны и прозрачны. Из-за простоты рецептуры водки являются очень сложным объектом исследования и непригодным для обнаружения на предметах-носителях; ликероводочные изделия – группа спиртных напитков: ликеры, кремы, наливки, настойки, бальзамы и т.п. Состоят из водно-спиртовой смеси с добавлением сока, настоев, эфирных масел, сахарного сиропа и др. Основными криминалистическими признаками ликероводочных изделий является содержание сахара, состав органических кислот и эфирных масел. Спиртные напитки данного вида с высоким содержанием сахара способны к пленкообразованию на предметах-носителях, что способствует не только определению локализации их следов, но и выявлению в этих следах признаков конкретного вида ликероводочных изделий, вплоть до следов этанола; вина – в зависимости от сырья подразделяются на виноградные и плодово-ягодные. По цвету вина бывают белые, розовые и красные. По сроку выдержки и качеству используемого сырья различают вина ординарные (реализуемые через несколько месяцев после урожая), марочные (готовят из определенных сортов, реализуют не ранее чем через 1,5 года после урожая) и коллекционные (марочные вина, дополнительно выдержанные в бутылках не менее 3 лет). По содержанию углекислоты выделяют вина тихие, шипучие (газированные – «Сидр», «Салют») и игристые («Шампанское», «Донское игристое»). По крепости вина подразделяют на столовые (сухие, полусухие, полусладкие) и крепленые (крепкие и десертные). Состав вин очень сложен. В качестве криминалистических признаков используют состав летучих компонентов, сахаров, органических кислот, аминокислот, минеральных элементов; коньяк – алкогольный напиток, приготовленный из выдержанного не менее 3 лет коньячного спирта, умягченной воды и сахара. По сроку выдержки коньяки подразделяют на ординарные (3 – 5 лет), специальных наименований (3,5 – 4,5 года), марочные (более 5 лет) и коллекционные (марочные с дополнительной выдержкой не менее 3 лет). Криминалистическими признаками являются состав летучих компонентов исходного спирта, соответствующий или не соответствующий коньячному, количество дубильных веществ и др. К кустарным спиртосодержащим жидкостям относятся: браги - получают сбраживанием дрожжами любого углеводосодержащего сырья (сахара, свеклы, картофеля, зерновых культур и пр.). Крепость браг не превышает 18 % об. По внешнему виду браги очень разнообразны, различаются по цвету, прозрачности и осадку. Запах у всех браг дрожжевой. Осадок состоит из дрожжевых клеток и растительных частиц исходного сырья. Основными идентифицирующими признаками браг являются содержание этанола (менее 18 % об.), наличие сахаров и сивушных масел. При сравнительном исследовании используют состав летучих компонентов, органических кислот, белков, липидов и зольных элементов; домашние вина – очень близки к брагам по технологии, составу и внешнему виду. В отличие от браг готовятся исключительно из плодов и ягод; самогоны – крепкие спиртные напитки (более 18 % об.), получаемые путем дистилляции сброженного субстрата (браги). По внешнему виду разнообразны, но все обладают запахом сивушных масел. Состав характеризуется высоким содержанием летучих микрокомпонентов, в том числе сивушного масла, а также признаками индивидуальной рецептуры. Этиловые спирты по исходному сырью подразделяют на синтетические, технические и пищевые. Синтетический этанол получают гидратацией этилена с последующей ректификацией. Синтетический этанол-сырец имеет сильный запах органических растворителей и соответствующий состав летучих микрокомпонентов. Синтетический ректификат по компонентному составу не отличается от ректификатов технического и пищевого. Дифференциация возможна лишь по изотопному составу. Синтетический этанол любой степени очистки запрещен к использованию в пищевых целях, в том числе и для производства алкогольной продукции. Спирт этиловый технический получают из сброженных гидролизных субстратов древесины или щелоков целлюлозно-бумажного производства. В обиходе такой спирт называют гидролизным. Его состав содержит следы бензола. Как синтетический, технический спирт запрещен к использованию в пищевых целях. Пищевые этанолы получают из пищевого растительного сырья: зерна, картофеля, свеклы, бобовых и пр. Спирт-сырец похож на хороший самогон, обладает запахом сивушных масел. Ректификованный этанол выпускают 4 сортов: «Люкс», «Экстра», высшей очистки и 1-го сорта. Три первых сорта используются при производстве водок и ликероводочных изделий. Аппараты для получения крепких спиртных напитков, так называемые самогонные аппараты, являются дистилляционными устройствами. Самый простой из них состоит из перегонного куба (емкости, в которой происходит нагрев браги) и холодильника для охлаждения-конденсации паров. Возможен дефлегматор. Все части соединены трубками и шлангами. На внутренних поверхностях деталей ранее используемого аппарата всегда обнаруживаются следы спиртосодержащих жидкостей кустарного изготовления: клетки дрожжей, сахар, этанол, сивушные масла. Существенными особенностями спиртосодержащих жидкостей являются отсутствие у них собственной устойчивой формы и быстрое видоизменение признаков из-за легколетучести основных компонентов. Эти особенности следует учитывать следователям при подготовке материалов для исследования: при отборе образца из большой емкости (бочки, цистерны) нужно обеспечить его представительность либо путем перемешивания общего объема, либо если это невозможно (цистерна), отбором образцов с трех уровней, включая придонный слой. Все образцы (жидкости и предметы-носители) необходимо упаковывать герметично в целях предупреждения потерь летучих компонентов, в том числе этанола. По этой же причине предметы-носители с возможно имеющимися следами спиртосодержащих жидкостей нужно направлять в первую очередь на криминалистическую экспертизу ССЖ и лишь затем на экспертизы других родов (трасологическую и т.д.). § 3. Примерный перечень вопросов Вопросы при производстве криминалистической экспертизы спиртосодержащих жидкостей могут быть сформулированы следующим образом: 1. Является ли представленная на исследование жидкость спиртосодержащей, какова ее крепость? 2. К какому виду спиртного напитка относится данная спиртосодержащая жидкость? 3. Каков способ изготовления (кустарный, заводской) данной спиртосодержащей жидкости? 4. Каков способ укупорки, оклейки данной бутылки со спиртным напитком? 5. Соответствует ли содержимое бутылки марке спиртного напитка, указанной на этикетке? 6. Соответствует ли данная бутылка со спиртным напитком (данный спиртной напиток) требованиям ГОСТа, конкретному виду спиртного напитка по способу укупорки, оклейки, типу бутылки, физико-химическим показателям? 7. Соответствует ли данный спиртной напиток медико-биологическим требованиям? 8. Имеются ли на представленных предметах следы спиртосодержащих жидкостей? Если да, то к какому виду они относятся? 9. Из какого сырья изготовлены данные брага, вино? 10. Является ли представленное устройство (детали) аппаратом (деталями аппарата) для выработки крепких спиртных напитков? 11. На базе какого спирта (синтетического или ферментативного, ректификованного, сырца или коньячного) изготовлена данная спиртосодержащая жидкость? 12. Относятся ли представленные на исследование жидкости (следы) к одному виду спиртных напитков, марке? 13. Имеют ли представленные на исследование бутылки спиртосодержащей жидкости единый источник происхождения по технологии производства (способу укупорки, оклейке, полноте налива и физико-химическим показателям жидкости, способу изготовления, сырью и пр.); 14. Принадлежали ли единому объему представленные спиртосодержащие жидкости? Бывают случаи, когда при назначении криминалистической экспертизы спиртосодержащих жидкостей перед экспертом ставят вопросы, выходящие за рамки предмета данного вида экспертизы. Например, вопрос о пригодности спиртного напитка к использованию и реализации или о его стоимости. Подобного рода вопросы решаются экспертами-товароведами. Не относится к предмету экспертизы ССЖ решение вопроса об установлении факта фальсификации, предполагающего выявления цели (обычно корыстной) изготовления спиртосодержащей жидкости. Вопрос о наличии ядовитых, сильнодействующих веществ также выходит за рамки криминалистической экспертизы ССЖ, так как объектами обнаружения и идентификации являются посторонние, не характерные для спиртосодержащих жидкостей вещества, сама же жидкость выступает в качестве предмета-носителя. Глава У1 Судебно-товароведческая экспертиза § 1. Общие положения Сущность судебно-товароведческой экспертизы состоит в том, чтобы с помощью специальных познаний исследовать товарные (потребительские) свойства изделий в целях определения их фактического качества. С помощью судебно-товароведческой экспертизы решаются вопросы исследования и степени снижения (порчи) качества продукции, что может быть обусловлено как нарушением производственного процесса (технологии изготовления), так и несоблюдением правил сохранности изделий при упаковке, транспортировке, хранении и т.д. Таким образом, предметом судебно-товароведческой экспертизы является установление фактических данных, подтверждающих либо опровергающих соответствие характеристик исследуемых объектов товарного происхождения базовым (нормативным) значениям, а также установление обстоятельств, способствовавших снижению качества товара, т.е. фактических данных, связанных с несоблюдением правил упаковки, маркировки, хранения, транспортировки, разбраковки и уценки товара. В рамках судебно-товароведческой экспертизы возможно решить следующие задачи: - установление соответствия (несоответствия) продукции по качеству и комплектности требованиям стандартов, технических условий или другой нормативной документации, сертификату качества либо эталонам-образцам; - установление сущности изменения качества продукции (наличие дефектов и их влияние на качество товара); - определение соответствия (несоответствия) фактических характеристик товара (артикула, размерных данных, сорта) маркировочным обозначениям, зафиксированным на ярлыке, этикетке; - определение принадлежности отдельных единиц или множеств товара к одной группе (артикулу, марке, типу, виду); - установление соответствия (несоответствия) фактических товарных свойств товара показателям качества, содержащимся в сопроводительных документах на реализацию; - установление соответствия (несоответствия) упаковки (способа, средства) нормативным требованиям; - установление соответствия (несоответствия) условий транспортировки продукции требованиям ГОСТов, ТУ и другой нормативной документации; - установление соответствия (несоответствия) сроков и условий хранения нормативным требованиям; - установление возможности влияния конкретных факторов на изменение качества продукции; - установление соответствия (несоответствия) порядка приемки и испытания продукции по качеству и комплектности правилам, предусмотренным нормативной документацией. В зависимости от объекта и характера разрешаемых экспертом вопросов применяются различные частные методики и методы экспертного исследования, в том числе и методики, разработанные в материаловедении, текстильной и пищевой промышленности и других областях науки и техники, подробно освещенные в стандартах, ТУ и иных нормативных документах. Основным условием решения экспертной товароведческой задачи является исследование тех свойств и особенностей объекта, которые имеют практическое значение для решения поставленной задачи. Поэтому методика исследования, применяемая при решении задач судебно-товароведческой экспертизы, должна отвечать требованиям предельно развернутого и тщательного изучения признаков свойств объектов. Процесс познания потребительских свойств объекта судебно-товароведческой экспертизы включает в себя следующие стадии: аналитическую, сравнительную и синтез (оценку результатов исследования). На аналитической стадии осуществляется анализ потребительских свойств изделия. Полученные при этом результаты измерений и описания свойств сопоставляются с базисными на стадии сравнения. Для сравнения используется номенклатура показателей свойств, содержащаяся в различных нормативных документах. Для определения численных значений этих показателей применяют органолептический, измерительный, регистрационный, расчетный методы. Органолептический метод основан на анализе восприятия органами чувств признаков товара – для определения качества товара по цвету, запаху, вкусу, внешнему виду изделия. Этот метод прост, не требует применения специального оборудования или приборов, проводится быстро и практически в любых условиях. Однако этот метод имеет существенный недостаток: результаты напрямую зависят от опыта эксперта, его индивидуального восприятия, состояния, особенностей его органов и носят субъективный характер. Измерительный (лабораторный) метод требует применения технических средств измерения, позволяет получать непосредственно числовые значения показателей простых свойств изделий, связанных с определением природы материала. Этот метод включает в себя физико-механические, химические, микробиологические, микроскопические и другие способы исследования. Лабораторные методы более точны, а получаемые числовые значения легко сопоставимы с контрольными показателями нормативных документов. Регистрационный метод основан на подсчете числа признаков (например, показатель плотности ткани определяется путем подсчета числа нитей на 1 кв. см). Расчетный метод базируется на вычислении показателя качества (свойств) с использованием параметров, найденных измерительным методом на основе теоретических зависимостей между собой. Результаты исследования (показатели свойств) сопоставляются с аналогичными базовыми (нормативными, эталонными) характеристиками и выявляется их соответствие (несоответствие). Возможности судебно-товароведческой экспертизы могут быть расширены путем создания новых частных методик за счет применения принципиально новых методов исследования и технических средств, исследования новых объектов и расширения круга решаемых вопросов. § 2. Объекты, направляемые на экспертизу Объектами исследования при производстве судебно-товароведческих экспертиз являются различные изделия товарного происхождения, образцы (робы), а также документы, в которых изложены товарные характеристики исследуемых объектов и иная информация об обстоятельствах изменения потребительский свойств (условиях упаковки, маркировки, хранения, транспортировки, эксплуатации). В необходимых случаях экспертам вместе с изделиями представляются образцы для сравнительного исследования. Наряду с самими изделиями при производстве судебно-товароведческой экспертизы в качестве исходных данных изучается маркировка изделий, нанесенная непосредственно на изделия или имеющаяся на ярлыках, этикетках. Маркировкой могут быть текст, условное обозначение, рисунок, содержащие данные об изготовителе, цифровые или буквенные показатели, характеризующие качество товара, а также различные манипуляционные знаки, указывающие на способ обращения с грузом или ухода за изделиями. Для наиболее полного экспертного исследования следует представлять эксперту документы, отражающие состояние товара, различные процессы, происходившие с ним, совершение товарных операций (приемка, разбраковка, реализация), позволяющие получить дополнительную информацию о товаре. К ним относятся: - документы, несущие информацию об особенностях происхождения изделий (сертификаты, удостоверения о качестве, технические паспорта, ярлыки); - товаросопроводительные документы, характеризующие качество товара и упаковки перед сдачей его на склад готовой продукции и отправкой покупателю (спецификации, счета-фактуры, товарно-транспортные накладные, упаковочные листы, отвесы, ярлыки); - товарно-транспортные (отгрузочные) документы, содержащие информацию об условиях и сроках транспортировки (квитанции о приемке груза, железнодорожная накладная, коммерческий акт); - приемные документы, в которых зафиксированы характеристики качества товара при приемке (данные о приемке товара и методах испытания – акты разбраковки, акты экспертиз БТЭ, ТПП и др., акты лабораторных исследований, дефектные ведомости, журналы приемки и разбраковки товаров, приемно-расходные накладные, акты уценки и переоценки, паспорта на товары, акты санэпидемстанций и др.); - складские документы, содержащие сведения об условиях хранения товара; - претензионные материалы. Целесообразно в распоряжение экспертов представлять процессуальные документы – протоколы осмотра, заключения экспертиз, различные справки и т.д. Объектом экспертизы могут выступать любые товарные изделия, в том числе бывшие в употреблении и выбывшие из употребления, если они обладают системой свойств, постоянных и устойчивых признаков, характеризующих товарное происхождение объекта. Вместе с тем отсутствие в объекте признаков (системы признаков), определяющих происхождение товара делает его непригодным для исследования в рамках товароведческой экспертизы. Так, остатки сожженной одежды не могут являться объектами судебно-товароведческой экспертизы в связи с существенным изменением свойств (признаков). В таких случаях объект исследования становится предметом криминалистической экспертизы, в задачи которой входит определение родовой и групповой принадлежности объекта. В зависимости от характера вопросов, поставленных перед экспертом, объектом исследования могут быть и части изделия, выбывшего из употребления, если на них сохранились маркировочные обозначения, содержащие информацию о его товарном происхожеднии. В этом случае перед экспертом-товароведом может быть поставлена задача определить на основании маркировочных данных, частью какого изделия является представленный на экспертизу объект. § 3. Примерный перечень вопросов При назначении судебно-товароведческой экспертизы на разрешение эксперта могут быть поставлены следующие вопросы: 1. Соответствуют ли фактические характеристики изделий (артикул, сорт, размерные данные и пр.) указанным на ярлыке, этикетке? Если нет, то в чем эти различия? 2. Как может быть расшифрована маркировка представленного товара, что обозначают имеющиеся на ней цифры и буквы, соответствуют ли данные маркировки фактическому качеству изделий? 3. Соответствуют ли обозначенные на ярлыке, этикетке символы характеристик товара (артикул, размер и др.) нормативным данным, установленным для исследуемого вида товара? Если нет, то какие имеются различия? 4. Соответствуют ли характеристики качества изделий аналогичным показателям других изделий, представленным в качестве образца? Если нет, то в чем различия? 5. Влияют ли дефекты, имеющиеся на представленных для исследования изделиях, на качество и сортность, установленную нормативами для данного вида товара? Если да, то как? 6. Допускают ли сертификаты качества реализацию товаров с теми же дефектами, которые обнаружены на представленных для исследования изделиях? Если нет, то при каких дефектах изделие переводится в некачественное? Если да, то на сколько процентов снижается качество изделий? 7. Соответствуют ли артикул, размер, сорт, указанные в сопроводительных документах, фактическому артикулу, размеру, сорту? 8. Соответствует ли фактическое качество данных изделий требованиям стандартов, ТУ, установленным для этого вида товара? Если нет, то в чем выражены отклонения ? Возможна ли реализация товара с выявленными дефектами? 9. Повлияли ли выявленные дефекты изделий на их потребительские свойства? Если да, то находится ли степень снижения качества в пределах установленных стандартом норм? 10. Соответствует ли упаковка товара требованиям стандарта, ТУ? Если нет, то как она могла повлиять на снижение качества товара? 11. Соответствовали ли условия, в которых транспортировался товар, установленным нормативной документацией? Если нет, то могло ли произойти ухудшение качества товара вследствие неправильной его транспортировки? 12. Могли ли повлиять конкретные условия хранения товара на снижение его качества? 13. Подобраны ли изделия в комплект или набор по количеству, размеру, расцветке, оттенку и другим показателям в соответствии с установленными правилами? Если нет, то возможна ли их дальнейшая реализация? 14. Производилась ли приемка товара с соблюдением правил, предусмотренных ГОСТом? Если нет, то какие нарушения правил допущены? 15. Обеспечивает ли действующая система нормативной документации надлежащий контроль за качеством принимаемого товара? Практика знает случаи, когда перед экспертом-товароведом ставятся вопросы, не входящие в пределы его компетенции, об определении принадлежности отдельных частей изделия единому целому, о предприятии-изготовителе, способе изготовления и т.д. Например, не составляли ли куртка и капюшон одно изделие; одинаковы ли кусок веревки, изъятый при обыске у Н., и кусок веревки, обнаруженный на месте происшествия? Подобные вопросы не могут быть решены экспертом-товароведом, так как они относятся к категории идентификационных задач и требуют для своего решения комплексного исследования (трасологического, материаловедческого и пр.). Однако в рамках этой задачи может быть выделена та часть, которая состоит в установлении принадлежности двух и более объектов к одному артикулу, модели. В данном случае вопрос к эксперту-товароведу может быть предельно конкретизирован: не относятся ли капюшон и куртка к одной модели; не относятся ли представленные куски веревки к одному артикулу? Положительные ответы эксперта будут основой для дальнейшего комплексного исследования. Отрицательные ответы эксперта на эти вопросы делают ненужными идентификационные исследования. Пред экспертом-товароведом зачастую ставятся вопросы о предприятии-изготовителе какого- либо предмета. Этот вопрос не относится к компетенции эксперта данного вида экспертиз, так как он связан с процессом и организацией производства. Кроме того, по артикулу изделия нельзя установить источник происхождения, поскольку изделия одного и того же артикула выпускают различные предприятия. Глава У11 Судебная автотехническая экспертиза § 1. Общие положения Научной основой судебной автотехнической экспертизы (САТЭ) является судебная автотехника – своеобразная, интеграционная отрасль судебного транспортоведения, включающая в себя инженерно-транспортные и криминалистические знания о закономерностях дорожно-транспортных происшествий (ДТП), методологии их исследования и методах решения задач автотехнической экспертизы. Предметом судебной автотехнической экспертизы являются фактические данные о техническом состоянии транспортного средства, дорожной обстановке на месте происшествия, действиях участников происшествия и их возможностях, механизме ДТП, а также об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления. Эти данные эксперт устанавливает на основе своих специальных познаний. Автотехническая экспертиза как род инженерно-транспортной экспертизы подразделяется на виды и подвиды, которые различаются по предмету, объектам и частным методикам. С учетом этого можно выделить следующие виды судебных автотехнических экспертиз: 1. судебная экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия (исследование обстоятельств дорожно-транспортного происшествия); 2. судебная экспертиза технического состояния транспортного средства (исследование технического состояния транспортного средства); 3. судебная экспертиза следов на техническом средстве и месте дорожно-транспортного происшествия или транспортно-трасологическая диагностика (исследование следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; 4. исследование технического состояния дороги, дорожных условий на месте дорожно-транспортного происшествия; 5. исследование транспортных средств в целях определения стоимости восстановительного ремонта и остаточной стоимости. С учетом того, что этот вид экспертных исследований не представляет большой сложности, мы не будем подробно на нем останавливаться. Наряду с вышеуказанными разработана еще инженерно-психофизиологическая экспертиза участников дорожно-транспортного происшествия. При экспертизе психофизиологического состояния водителя возможно решение следующих задач: - установление возможности правильного (неправильного) восприятия водителем создавшейся опасной (аварийной) дорожной ситуации, возникшей непосредственно перед ДТП, а также своевременной и правильной ее оценки; - определение величины времени реакции водителя на появившееся препятствие или реальную возможность возникновения опасности для движения (в зависимости от конкретной обстановки (ситуации), предшествовавшей ДТП); - определение возможности у данного водителя предотвратить ДТП (с учетом психологического воздействия на него конкретных обстоятельств, при которых произошло ДТП); - установление возможности своевременной и правильной оценки данным водителем действий пешехода. Исследование возможности водителя с точки зрения его психического и физиологического состояния (и возможной патологии), а также его профессионального умения принять и своевременно осуществить правильное решение в сложной дорожной ситуации перед наступлением дорожно-транспортного происшествия (в экстремальных условиях) позволяют принимать более обоснованное решение о степени виновности водителя транспортного средства в конкретном ДТП. Судебная экспертиза обстоятельств ДТП включает экспертное исследование дорожно-транспортных ситуаций, расчет параметров движения транспортного средства, иных объектов и пешеходов в процессе ДТП, а также анализ действий и возможностей водителей. В рамках экспертизы этого вида можно решить следующие задачи: - определение скорости движения транспортного средства; - определение тормозного и остановочного пути, а также остановочного времени транспортного средства; - определение удаления транспортного средства, пешеходов и иных объектов от места дорожно-транспортного происшествия в заданные следствием моменты; - установление технической возможности предотвращения ДТП торможением и объездом в заданные следствием моменты; - определение взаимного расположения транспортных средств в различные моменты ДТП; - определение времени преодоления транспортным средством конкретных участков пути; - установление момента возникновения опасности для движения, требующего принятия экстренных мер по предотвращению дорожно-транспортного происшествия (наезда на препятствие, столкновения транспортных средств, опрокидывания и т.д.), если при этом необходимы специальные познания в проведении соответствующих расчетов, моделирования и эксперимента; - определение взаимного положения транспортного средства и препятствия в момент, когда водитель еще имел техническую возможность предотвратить происшествие; - как должен был действовать водитель в сложившейся дорожно-транспортной ситуации с точки зрения обеспечения безопасности движения; - какие именно действия водителя по управлению транспортным средством, начиная с момента возникновения опасности для движения, могли предотвратить ДТП и какими именно требованиями Правил дорожного движения (ПДД) они предусмотрены; - установление технической возможности у водителя в момент, указанный следствием, совершить действия, предписанные теми или иными пунктами ПДД, во избежания происшествия; - установление технической возможности у водителя предотвратить ДТП путем снижения скорости движения транспортного средства или объездом в момент, определенный следствием, когда водитель должен был и мог предвидеть возникновение препятствия либо опасности для движения; - определение наличия (отсутствия) причинной связи между действиями (бездействием) водителя по управлению транспортным средством и последствиями технического характера (наезд, столкновение, опрокидывание и т.д.) на основе использования технических данных и учета объективных закономерностей; - установление технической возможности предотвращения дорожно-транспортного происшествия не только по исходным данным, указанным следствием, но и по полученным экспертом расчетным путем результатам, в том числе и по нескольким вариантам обстановки происшествия, вытекающим из материалов дела. На противоречивость исследованных вариантов эксперт указывает в своем заключении; - определение причин и условий, связанных с организацией дорожного движения, способствовавших совершению дорожно-транспортного происшествия. Судебная экспертиза технического состояния транспортного средства включает экспертное исследование технического состояния транспортного средства, их систем и агрегатов, механизмов, узлов и деталей в целях установления их работоспособности , причин и времени возникновения неисправностей , а также возможности их обнаружения. При производстве экспертизы указанного вида могут быть решены следующие задачи: - установление технического состояния транспортного средства, их отдельных узлов, механизмов, систем, деталей; - определение причин и времени возникновения неисправности, возможности своевременного выявления их лицами, ответственными за техническое состояние транспортного средства, влияния этих неисправностей на возникновение и развитие ДТП; - установление причинно-следственных связей между неисправностью и дорожно-транспортным происшествием, а также обстоятельств, способствующих появлению неисправностей; - установление технической возможности предотвращения ДТП (наезда, столкновения, потери устойчивости и пр.) при определенном техническом состоянии транспортного средства, их отдельных узлов, механизмов, систем, деталей в момент ДТП; - установление обстоятельств, связанных с техническим состоянием транспортного средства, которые способствовали или могли способствовать возникновению дорожно-транспортного происшествия. Судебная экспертиза следов на транспортном средстве и месте дорожно-транспортного происшествия (транспортно-трасологическая диагностика) включает в себя комплексное трасолого-автотехническое исследование транспортного средства, различных объектов, следов и обстановки на месте происшествия в целях определения траектории и характера движения относительно расположения транспортного средства, пешеходов и других объектов до столкновения (наезда) и установления места столкновения (удара), наезда, опрокидывания. В рамках данного вида экспертизы можно решить следующие задачи: - определение механизма ДТП; - установления механизма взаимодействия транспортных средств при столкновении; - установление механизма наезда на пешеходов (животных) и неподвижные препятствия; - определение угла взаимного расположения транспортных средств и направления удара в момент столкновения; - установление взаимного расположения транспортных средств относительно границ и оси проезжей части; - определение места столкновения транспортных средств или места наезда на пешехода; - определение части транспортного средства, которой нанесены повреждения потерпевшему; - определение по характеру повреждений на транспортном средстве места нахождения потерпевшего в салоне, кабине транспортного средства в момент столкновения; - установление частей транспортного средств, контактировавших между собой в первичный момент столкновения; - определение наличия, времени и причины повреждения шин транспортного средства, гибких тормозных шлангов и резьбовых соединений; - установление факта возникновения неисправности деталей транспортного средства после ДТП. При производстве исследования технического состояния дороги, дорожных условий на месте ДТП могут быть решены следующие задачи: - исследование обстановки на месте дорожно-транспортного происшествия: состояние дорожного покрытия проезжей части, обочин, участка за пределами дорожного полотна; - определение значений параметров и коэффициентов, характеризующих движение транспортного средства и других объектов на месте ДТП: коэффициента сцепления, сопротивления перемещению транспортных средств и других объектов на поверхности дороги (обочины), величины замедления при торможении на данном участке, сопротивления качению и т.п.; - установление условий видимости и обзорности с места водителя с учетом данных о дорожной обстановке, имевшей место в момент ДТП, объектов, ограничивающих видимость и обзорность, типа транспортного средства, индивидуальных особенностей водителя (роста и т.п.); - определение состояния дороги в месте дорожно-транспортного происшествия, наличия уклонов в продольном и поперечном направлении, закруглений и т.д. С 1990 г. действует Свод методической и нормативно-технической документации, одобренный научно-методическим советом по судебной автотехнической экспертизе в Российском федеральном центре судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ. Каждому включенному в Свод документу присвоен инвентарный номер, показывающий, для решения каких задач он предназначен. Таким образом, сведена к минимуму возможность применения в экспертной практике различных, порой противоречивых методов исследования, допускающих решение одних и тех же задач различными методами, в результате чего экспертны могут давать противоположные выводы даже при одних и тех же исходных данных. Все методы, включенные в Свод, прошли апробацию и утверждены научно-методическим советом по судебной автотехнической экспертизе. § 2. Объекты, направляемые на экспертизу Объект судебной экспертизы обстоятельств ДТП – данные, содержащиеся в материалах уголовного дела, не требующие правовой оценки. Объект судебной экспертизы технического состояния транспортного средства – автомототранспорт, городской электротранспорт, тракторы и самоходные механизмы, участвовавшие в ДТП, их агрегаты, детали, фрагменты транспортного средства и следы на них. Различают следующие виды транспортных средств: велосипеды; мотоциклы; мотороллеры грузовые и пассажирские; автомобили отечественного и зарубежного производства (выпускаемые как в настоящее время, так и ранее, начиная с конца Х1Х века: грузовые, легковые, внедорожные, спортивные, кроссовые, рекордные, индивидуального изготовления и самодельные); трамваи и троллейбусы; тракторы (гусеничные и колесные); дорожные машины; сельскохозяйственные машины; аэросани; снегоходы; вездеходы и т.д. Не являются объектами исследования судебной автотехнической экспертизы транспортные средства, относящиеся к речному, морскому, воздушному, железнодорожному и трубопроводному видам транспорта. Объект судебной экспертизы следов на транспортном средстве и на месте ДТП – следы на транспортном средстве, проезжей части, вещная обстановка или фрагменты места происшествия, иные сведения, содержащиеся в различных материалах дела. По всем делам, связанным с расследованием ДТП в распоряжение эксперта необходимо представлять следующие данные: 1. Фабула дорожно-транспортного происшествия с подробным описанием дорожно-транспортной ситуации. 2. Дорожные условия, а именно: - тип дорожного покрытия (асфальтобетон, цементобетон, брусчатка, булыжное, щебеночное, гравийное, песчаное, дерновое, глинистое и т.п.); - состояние проезжей части ( сухая, мокрая, покрытая песком либо жидкой грязью, мокрым, укатанным или раскатанным снегом с россыпью песка либо подверженное другой обработке, гололедица и т.п.). Во всех случаях необходимо указать, равномерна или нет по состоянию проезжая часть. Если неравномерна, то указать, в чем заключается неравномерность, а также по возможности представить координаты границ изменения состояния проезжей части; - состояние поверхности проезжей части (наличие повреждений: ямы, выбоины, просадки, нарушение уровня, другие дефекты, размеры этих повреждений, навалы кирпича, строительного материала, мусора, снега, песка и пр.), наличие отдельных предметов, затрудняющих движение транспортного средства, координаты расположения повреждений и отдельных предметов относительно места ДТП; - размеры проезжей части и прилегающих к ней элементов (обочины, откосы, ширина проезжей части, тротуаров и т.д.); - продольный и поперечный профили проезжей части в градусах или процентах (спуск, подъем в направлении движения транспортного средства либо горизонтальный); - наличие разметки проезжей части, дорожных знаков, пешеходных переходов, светофорных объектов и т.д.; - установленный порядок движения на данном участке проезжей части (одностороннее, двухстороннее, круговое, число полос для движения, их ширина, одностороннее с полосой для встречного общественного транспорта, наличие остановок общественного транспорта, пешеходных переходов и дорожек и т.д.); - дата и время ДТП; - место расположения ДТП (населенный пункт и т.д.); - дальность видимости проезжей части, наличие искусственного или естественного освещения; - водительский стаж водителей транспортных средств, участвовавших в ДТП. 3. Наличие следов транспортного средства на проезжей части, их характер, расположение по ширине проезжей части, протяженность. При наличии следов торможения необходимо указать, от каких следов оставлены следы торможения и до каких колес (передних или задних) измерен след. В случае, если транспортное средство в процессе торможения разворачивалось, указать, на какой угол и протяженность участка разворота. В случае если транспортное средство в процессе движения в заторможенном состоянии либо накатом преодолело участки с различным типом дорожного покрытия (асфальт, гравийное покрытие и т.д.) или с различным состоянием проезжей части (мокрая, сухая, обледенелая и т.д.), необходимо привести последовательность и протяженность каждого участка; при пересечении под углом, отличающимся от прямого, указать угол пересечения в градусах либо в относительных величинах (подобная ситуация может наблюдаться при съезде транспортного средства с проезжей части на обочину). В случае если транспортное средство в процессе движения в заторможенном состоянии или накатом преодолело какое-либо препятствие, находящееся по уровню выше (ниже) проезжей части (например, бордюрный камень), указать высоту (глубину) этого препятствия (препятствий). В случае, если у транспортного средства затормаживались только колеса одной оси (стороны), указать какой (либо какое, если это одно колесо), а также причину незатормаживания. Кроме того, указать другие индивидуальные черты, касающиеся процесса торможения. 4. Скорость движения транспортного средства, пешеходов, животных (определяется для последних экспериментально) и т.д. 5. Освещенность проезжей части и прилегающих к ней элементов (тротуаров, обочин, кюветов, откосов и т.д.). 6. Дальность видимости проезжей части с рабочего места водителя (определяется в ходе следственного эксперимента). 7. Координаты места наезда (столкновения, опрокидывания и т.д.) относительно обочин дороги или других элементов. 8. Техническое состояние транспортного средства до ДТП. 9. Тип, модель технического средства. 10. Принадлежность транспортного средства учреждению или индивидуальному владельцу. 11. Наличие предупредительных знаков, установленных на транспортном средстве (ограничение скорости, ручное управление, слабослышащий водитель и т.д.). 12. Степень загруженности транспортного средства (вид груза и его масса, число пассажиров). В случае, если груз не габаритный, указать его габариты относительно транспортного средства, а также условия его закрепления. 13. В случае, если при расследовании установлены факторы, способствовавшие совершению ДТП, обязательно указать их (например, вмешательство пассажира в управление транспортного средства). Дополнительные исходные данные для случаев наезда на пешеходов (велосипедистов): 1. Момент возникновения опасности для движения либо препятствие, т.е. момент, в который водитель транспортного средства должен принять меры для предотвращения наезда. 2. Направление движения пешеходов, (в дальнейшем под пешеходами подразумеваются и велосипедисты) для случаев, когда пешеход перед наездом двигался в попутном направлении (параллельно его траектории движения) либо под углом к транспортному средству; в этом случае необходимо указать угол сближения транспортного средства и пешехода, а также с какой - левой или правой стороны от транспортного средства происходило это сближение; - то же самое для встречном для транспортного средства направлении; - в случае движения в перпендикулярном направлении указать «слева направо», «справа налево». 3. Расстояние, которое преодолел пешеход с момента возникновения опасности для движения или препятствия до момента наезда. В случае, если пешеход менял темп движения, указать протяженность каждого участка и скорость движения на каждом участке; если пешеход останавливался - время остановки. Для велосипедиста в случае, если велосипедист затормаживался перед наездом, указать расстояние, преодоленное в заторможенном состоянии до наезда, и какими тормозами (ручным, ножным, на переднее, заднее колесо) производилось торможение. 4. Какой частью транспортного средства был произведен контакт с пешеходом при наезде. 5. Указать, применял или не применял водитель транспортного средства торможение перед наездом; если применял, то обозначить координаты места наезда относительно следа торможения либо на какое расстояние продвинулось транспортное средство в заторможенном состоянии до или после наезда. 6. В случае наезда на пешехода, появившегося из-за препятствия, необходимо указать: - интервал между транспортным средством и препятствием, ограничивающим обзорность; - скорость движения транспортного средства, ограничивающего обзорность; - при одинаковых скоростях транспортных средств и попутном движении – дистанцию; - при различных скоростях транспортных средств при попутном движении, а также при любых скоростях во встречном движении – расстояние от транспортного средства, ограничивающего обзорность, до линии движения пешехода в момент его выхода из-за габарита транспортного средства, ограничивающего обзорность. Для случаев движения пешехода по направлениям, перпендикулярным к направлению движения транспортного средства, все расстояния указываются от места наезда; затормаживалось или нет транспортное средство, ограничивающее обзорность, до линии движения (места наезда) на пешехода, и если да, то координаты следов торможения относительно места наезда. 7. Для всех случаев наезда при ограниченной видимости (ночь, туман, дождь, снегопад и т.п.) надлежит указывать дальность видимости препятствия, которое в большинстве случаев отличается от дальности видимости дороги; совпадение этих расстояний крайне редко и маловероятно. Определяются обе величины экспериментальным путем (желательно на месте совершения ДТП). Дальность видимости как проезжей части, так и препятствия зависит от множества факторов: конструктивных, атмосферных, технических, субъективных, экологических и т.д. Поэтому в каждом отдельном случае эти величины определяются индивидуально, независимо от среднестатистических данных. Дополнительные исходные данные для случаев столкновения транспортных средств: 1. На перекрестках: - обустройство перекрестка, его топографо-планировочная схема (расположение домов, деревьев и других препятствий, ограничивающих обзорность; наличие за светофорными объектами рекламных люминесцентных витрин, совпадающих по своему цвету с цветовыми сигналами светофора и т.д.); - порядок организации движения транспортных средств на перекрестке и образующих его улицах (дорогах); - наличие разметки, ее расположение, возможность видеть для водителей из-за снежного или другого покрытия; - наличие светофорных объектов, расположение на перекрестке, режим и характер их работы; - расположение места столкновения, следов транспортных средств относительно границ перекрестка; - применяли или не применяли водители перед столкновением торможение; если да, то на каком расстоянии от начала следов торможения произошло столкновение; - расположение транспортных средств по ширине проезжей части перед выездом на перекресток; - техническое состояние и загруженность транспортных средств, какими частями произошло их столкновение, наличие факторов, способствующих возникновению ДТП. 2. Дорога вне населенных пунктов: - попутное или встречное столкновение; - применялось или не применялось торможение перед столкновением; если да, то на какое расстояние продвинулось в заторможенном состоянии транспортное средство до столкновения, а после столкновения – до остановки; - момент возникновения опасности для движения, а также время либо расстояние и скорость движения с момента возникновения опасности (препятствия) для движения до столкновения; - какими частями столкнулись транспортные средства, их загруженность, техническое состояние и скорость движения; - если столкновение произошло после выезда одного из транспортных средств на встречную полосу движения либо в соседний ряд, необходимо указать, какое расстояние преодолело транспортное средство с этого момента до столкновения; - расположение следов транспортного средства, оставленных на проезжей части, относительно оси проезжей части и ее границ; - расположение места столкновения транспортных средств относительно оси проезжей части и ее границ; - если столкновение произошло с неподвижным транспортным средством, то указать расположение неподвижного транспортного средства относительно границ и оси проезжей части; - при столкновении в темное время суток необходимо кроме видимости дороги указать расстояние, с которого у водителя была реальная возможность различить неподвижное препятствие (определяется экспериментальным путем). Дополнительные исходные данные для случаев потери устойчивости транспортного средства. 1. Характеристика следов, оставленных на проезжей части (являются ли они следами торможения, бокового скольжения, заноса или торможения с заносом и разворотом транспортного средства; при этом, как правило, следы левой и правой стороны раздваиваются из-за того, что передние и задние колеса транспортного средства двигаются по различным траекториям). 2. Величина радиуса и угла закругления (поворота) дороги. Приведенный перечень исходных данных, использующихся в судебной автотехнической экспертизе, безусловно, не является исчерпывающим. § 3. Примерный перечень вопросов 1. Какова непосредственная причина происшествия (столкновения, опрокидывания, заноса и т.д.)? 2. Не является ли непосредственной причиной происшествия данная неисправность автомашины (неукрепленные рулевые колонки, картер, рулевой механизм, штурвал, наличие люфта в соединении рулевых тяг, погнутость оси, люфт колес, неотрегулированные тормоза, течь бензина из бака или бензопровода, течь масла из картера, отсутствие или неисправность глушителя, отсутствие освещения, стоп-сигнала, зеркала заднего вида и пр.)? 3. Чем объяснить, что автомашина двигалась таким-то образом (например, при движении в заторможенном состоянии передняя часть отклонилась влево, а заднюю часть занесло вправо и т.д.)? 4. Какое значение для происшествия имела данная неисправность автомашины? 5. Какое значение для происшествия имело превышение скорости движения автомашины? 6. Какое значение для происшествия имела перегрузка автомобиля? 7. Какое значение для происшествия имели допущенные нарушения правил дорожного движения? 8. Какое значение для происшествия имело неудовлетворительное техническое состояние дороги (или дорожных сооружений, в том числе дорожных знаков)? 9. Какое значение для происшествия имело ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей лицом инженерно-технического или административного персонала? 10. Каково техническое состояние автомашины? 11. Исправна ли автомашина или ее определенная часть (например, тормоза)? Если нет, то в чем состоит неисправность? 12. Возникла ли неисправность автомобиля в результате происшествия или она существовала до него? 13. Не имеет ли руль автомашины люфт, превышающий допустимый предел? 14. Является ли давление воздуха в шинах автомашины нормальным? 15. Какие повреждения получил автомобиль в результате происшествия? 16. Исключает ли данная неисправность автомашины возможность ее эксплуатации в соответствии с требованиями безопасного движения? 17. Можно ли было обнаружить неисправность (например, поперечной тяги) путем наружного осмотра или при движении автомашины? 18. Можно ли было обнаружить неисправность тормозов при торможении или это возможно только при разборке машины? 19. Находится ли такой-то участок дороги в технически исправном состоянии? Если нет, то в чем неисправность выражается? 20. Пригоден ли для движения определенный участок дороги? 21. Находится ли данное дорожное сооружение (мост, ограждение, дорожный знак и пр.) в исправном состоянии? Если нет, то в чем состоит неисправность? 22. Имеется ли причинная связь между неисправностью автомобиля (дороги или дорожного сооружения) и происшествием? 23. Какова была скорость движения автомашины перед началом торможения? 24. Какова была скорость автомашины, которая в результате применения ножного тормоза оставила след такой-то длины, а при последующем включении ручного тормоза (ввиду отказа ножного) оставила такой-то по длине след? 25. На каком расстоянии от места наезда находилась автомашина, двигавшаяся с такой-то скоростью, в момент, когда пешеход находился на расстоянии стольких-то метров от места наезда, при условии, если пешеход двигался таким-то шагом (медленным, средним, ускоренным)? 26. Какова длина тормозного пути автомашины при данных условиях? 27. Чем объяснить такую-то особенность следов торможения (различие в длине следов правых и левых колес, прерывистость)? 28. На каком расстоянии от пешехода водитель должен был включить тормоз при таких-то условиях (скорость движения автомашины, пешехода, место нахождения пешехода, его удаление от тротуара)? 29. Сколько времени прошло с момента принятия мер к остановке автомашины до момента наезда при условии, если наезд совершен на таком-то метре тормозного пути, а весь тормозной путь имеет такую-то длину? 30. Какими частями данные автомашины ударились друг о друга при столкновении (или автомашина ударилась о какое-либо препятствие)? 31. Возможно ли было при определенной скорости движения, определенном состоянии дороги и расстоянии до препятствия предотвратить происшествие, остановив машину путем торможения? 32. Можно ли было провести автомобиль на таком-то участке дороги с определенной пониженной скоростью при наличии исправных тормозов? 33. Можно ли было предотвратить происшествие при данных условиях? Если да, то каким образом? 34. На каком расстоянии от места столкновения автомашина начала поворачивать, если водитель этой автомашины произвел резкий поворот руля и автомашина к моменту столкновения оказалась повернутой на такой-то угол? 35. Кто из водителей имел право преимущественного проезда на нерегулируемом перекрестке? 36. Имелась ли техническая возможность избежать наезда путем торможения, если расстояние от автомашины до пешехода столько-то метров? 37. Какова была минимальная скорость движения автомашины перед опрокидыванием (или заносом) в данной дорожной обстановке (радиус поворота, угол поперечного уклона дороги)? 38. Можно ли было избежать опрокидывания автомашины такой-то марки при такой-то скорости и определенном радиусе поворота? 39. Какова предельно допустимая скорость движения для данной автомашины (порожней или с таким-то грузом), позволяющая избежать опрокидывания на повороте с определенным радиусом? 40. Как с технической точки зрения должен был действовать водитель в данной обстановке, чтобы обеспечить безопасность движения? 41. Какими требованиями правил дорожного движения должен был руководствоваться водитель (пешеход) в данной дорожной обстановке? 42. Какой ремонт должен быть произведен для восстановления поврежденной машины? 43. Каково качество произведенного ремонта автомобиля? 44. Соответствует ли правилам дорожного движения данное действие водителя (поворот, разворот, движение задним ходом, обгон, пользование сигналом или светом фар, расположение автомашины на дороге и пр.)? 45. Отвечает ли требованиям безопасной перевозки такой-то способ погрузки грузов на автомашину? 46. Соответствует ли крутизна наклона дороги на данном участке требованиям безопасности движения? 47. Допустима ли эксплуатация автомобиля при данном состоянии покрышек? 48. Какова допустимая предельная скорость движения на определенном участке дороги или при данных условиях (ночью, в тумане, на повороте, при развороте, при движении во дворе и т.д.)? 49. Чему равна безопасная дистанция при известной скорости движения и определенном состоянии дороги? 50. Допустим ли обгон автомашин при таких-то условиях с технической точки зрения (например, при определенной пониженной видимости, при движении обгоняемой автомашины с определенной скоростью, при наличии встречной машины и т.д.)? 51. Возможны ли в данных условиях с технической точки зрения действия, о которых показало такое-то лицо? 5.2. Примерный перечень вопросов комплексной криминалистической и автотехнической экспертизы 1. Каков тип (вид, марка) автомашины, совершившей наезд, судя по следам шин (или отпечаткам определенных частей машины, осколкам фарного рассеивателя, пружинам крепления стекла фары)? 2. Не причинено ли повреждение данным транспортным средством (автомашиной, мотоциклом)? 3. Какое из двух столкнувшихся транспортных средств совершало обгон, судя по следам одного на одном из них (или на обоих), являющимся результатом столкновения? 4. Каково было взаимное положение автомобилей в момент столкновения, судя по имеющимся повреждениям на автомашинах и следам на месте происшествия? Глава У111 Судебно-портретная экспертиза § 1. Общие положения и объекты экспертизы Предметом судебно-портретной экспертизы является отождествление личности. Идентифицируемым (отождествляемым) объектом всегда является человек, его личность как определенная материальная субстанция. Идентифицирующими (отождествляющими) объектами могут быть: фотоснимки, кинокадры, видеозапись, фотоизображение трупа, посмертные маски, череп, рентгенограммы головы, медицинские данные о состоянии зубного аппарата, аномалиях лица (головы), о перенесенных операциях на лице (голове) и т.п. Научным базисом судебно-портретной экспертизы являются данные антропологии, общей анатомии, топографической анатомии и разработанные на этой основе положения криминалистики о возможности отождествления человека по признакам внешности, в том числе по признакам лица (головы). Большая часть мягких тканей лица (головы) покоится непосредственно на костно-хрящевой основе – черепе, повторяя размеры и конфигурацию соответствующих его частей. Отсюда устойчивость и относительная неизменяемость большинства признаков внешности, определяющих принципиальную возможность идентификации личности даже в тех случаях, когда фотоснимки с изображением человека были изготовлены со значительным временным интервалом. Не могут быть объектами судебно-портретной экспертизы композиционные портреты (скомпонованные из схематических рисунков частей лица либо фотоизображений различных лиц); скульптурные портреты, выполненные способом пластической реконструкции лица по черепу (методом проф. М.М. Герасимова); графические, художественные портреты. Для всех перечисленных изображений характерен субъективизм восприятия и фиксации признаков лица. Поэтому данные объекты могут быть использованы в качестве относительно достоверной информации, необходимой в ходе выполнения оперативно-розыскных мероприятий. Наиболее часто в качестве объектов судебно-портретной экспертизы фигурируют фотоснимки живых лиц и трупов. Применительно к живым лицам фотоснимки могут быть трех видов: специальные, документальные, художественные. К специальным относятся фотоснимки, выполненные по методу опознавательной (сигналетической) фотографии. Это изображение лица в фас и в правый профиль., в ½ натуральной величины. Освещение при фотографировании должно обеспечивать четкое отображение всех признаков внешности, видимых на фотоснимке. Волосы не должны закрывать ушные раковины, очки (если их носит фотографируемый) должны быть сняты. Кроме указанных фотоснимков изготавливают снимок в ¾ поворота головы вправо. На таком фотоснимке лицо должно быть изображено в своем обычном виде (прическа, очки и пр.). Опознавательные фотоснимки не должны подвергаться ретуши. Они могут быть изготовлены как самим следователем, так и по его поручению специалистом. Если лицо подвергалось уголовной регистрации, то опознавательные фотоснимки могут быть получены из криминалистических учетов. Документальные фотоснимки предназначены для личных документов (паспортов, удостоверений личности, военных билетов, водительских прав и т.п.).Эти снимки обычно изготавливают фотографы-профессионалы по определенным правилам. На них также недопустима ретушь, хотя ее иногда и осуществляют, удаляя изображение морщин. Документальные фотоснимки могут быть получены в паспортном столе, в отделе кадров и пр. Художественные фотоснимки могут быть как профессиональными, так и любительскими. Первые отличаются, как правило, особенностями ракурса фотосъемки, характером освещения. И то, и другое призвано подчеркнуть (усилить восприятие) одни детали лица и затушевать другие. Этим же целям служит ретушь, обязательная при художественном фотографировании. Любительские фотоснимки весьма разнообразны по своей природе и исполнению: индивидуальные и групповые, различающиеся по размерам, масштабам изображения, характеру освещения, мимике фотографируемого. При возможности выбирать из большого количества фотоснимков необходимо, в первую очередь, отобрать такие фотоизображения, на которых лицо запечатлено в положениях, обеспечивающих правильное восприятие признаков внешности: в фас, в правый профиль, в ¾ поворота головы; без головного убора, голова не наклонена вперед и не запрокинута назад. Желательно отобрать несколько фотоснимков, не контрастных, на которых были бы четко «проработаны» все детали лица. Если имеются изображения улыбающегося лица, они также должны быть изъяты для экспертизы, поскольку возможно отождествление по изображению зубов. Целесообразно при отборе образцов для экспертного исследования учитывать ряд моментов: 1. Если предстоит исследовать фотоснимки, выполненные по правилам сигналетической съемки, то необходимо сфотографировать проверяемое лицо по тем же правилам. Как отмечалось выше, такую съемку можно поручить специалисту. 2. При исследовании фотоснимков, выполненных без определенных правил, может быть два варианта: 1) исследуются фотопортреты лиц, которых нет в живых (безвестно отсутствующих), - в этом случае обычно ограничена свобода выбора образцов для сравнения и приходится довольствоваться имеющимися фотографиями; 2) исследуются фотопортреты живых лиц – в данном случае следователь может организовать фотографирование устанавливаемого (проверяемого) лица с соблюдением тех условий съемки, которые наблюдаются на фотоснимках, фигурирующих в качестве вещественных доказательств. На экспертизу необходимо представлять фотоснимки, напечатанные с негативов, или сами негативы. Следует помнить, что каждое фоторепродуцирование (пересъемка) влечет увеличение контраста и потерю (изменение) деталей, а эксперт обязательно должен будет делать фоторепродукцию с фотоснимков для дальнейшего исследования. Фотоснимки лица (головы) трупа изготавливают по правилам опознавательной (сигналетической) съемки. Наиболее предпочтительным является изготовление 5 фотоснимков: в фас, в правый и левый профиль, в ¾ поворота головы влево и вправо. Ценность фотоснимков для судебно-портретной экспертизы определяется не столько принадлежностью к одной из перечисленных групп, сколько качеством изображения на них лица, объективностью информации о лице, которую предстоит использовать эксперту для его отождествления. Важное значение имеет четкость и полнота отображения признаков внешности на фотоснимке, сопоставимость сравниваемых снимков по ракурсному положению головы. Чрезвычайно важно, не искажены ли форма и величина деталей лица за счет неправильного освещения, влияния оптики фотоаппарата, положения головы в пространстве и т.п. Киноленты (кинокадры), видеоленты выполняют ту же роль, что и фотоснимки. Для судебно-портретной экспертизы используют отдельные кадры в качестве статического материала, несущего информацию о внешних признаках лица. С кинонегатива изготавливают непосредственно фотоотпечаток, а с кинопозитива – сначала негатив, а затем позитивный фотоотпечаток. Фотопечать осуществляют через фотоувеличитель, изготавливая фотоснимок, размер которого близок к размеру фотоснимка – вещественного доказательства. При наличии видеозаписи фотоснимок делают с экрана телевизора или направляют видеозапись в распоряжение эксперта с указанием, где, в каком кадре изображено отождествляемое (проверяемое) лицо. Среди объектов судебно-портретной экспертизы большое значение отводится черепу. По нему устанавливают расу, пол, возраст неизвестного лица; составляют характеристику внешних признаков лица по методу словесного портрета; изучают зубной аппарат, что позволяет диагностировать его особенности и сопоставлять признаки зубного аппарата с соответствующими записями в медицинских документах. Если имеется прижизненная рентгенограмма головы, проводят сравнительное исследование ее и черепа; при этом сопоставляются следы хирургического вмешательства, прижизненные повреждения костей лица (головы), врожденные аномалии, признаки челюстно-зубного аппарата. Если в момент обнаружения трупа (черепа) на его голове (лице) имелись остатки мягких тканей, то желательно череп представить в том виде, в каком он был обнаружен. Особенно важное значение для целей идентификации имеет сохранившаяся ушная раковина. Для транспортировки череп должен быть помещен в емкость с раствором формалина, который бы полностью его покрывал. В случаях наличия черепа и прижизненных фотоизображений проверяемых лиц проводится отождествление личности по черепу методом фотосовмещения фотоизображений. Посмертные маски, также фигурирующие в качестве объектов судебно-портретной экспертизы, представляют собой объемные гипсовые слепки – негативные копии лица, выполненные в натуральную величину. Маску изготавливают наряду с фотоснимками трупа для наиболее полной фиксации признаков внешности лица. Перед изготовлением маски (как и перед фотографированием) должен быть произведен туалет трупа. В процессе производства экспертизы с гипсовой маски получают методом контратипирования позитивное изображение лица – его изоморфный скульптурный портрет, который и используют в целях идентификации личности. § 2. Виды судебно-портретной экспертизы и примерный перечень вопросов Судебно-портретная экспертиза бывает следующих видов: 1. Отождествление живых лиц по наглядно-образным отображениям (фото-, видео и киносъемка). Задачей экспертизы является установление тождества лица, изображенного на разных снимках. Для удобства формулирования вопросов снимки должны быть пронумерованы. При производстве экспертизы этого подвида можно поставить следующие вопросы: 1. Одно лицо или разные лица изображены на фотоснимках № 1 и № 2? 2. Не изображен ли фотоснимках (№1 и № 2) один и тот же человек, а именно Н.? Этот вопрос можно поставить при достоверном знании того, что среди представленных на экспертизу фотоснимков имеется изображение устанавливаемого лица, а в качестве образцов для сравнения представлены снимки проверяемого лица. Основу экспертного исследования при проведении данного подвида экспертизы составляет сопоставление по методике словесного портрета признаков внешности лиц, изображенных на фотоснимках. Метод позволяет провести качественный анализ запечатленных анатомических признаков и на основе такого анализа сопоставить их. При этом изучаются форма, размеры и положение каждого элемента внешности: высота, ширина, длина, толщина, глубина, выступание, пропорции, степень выраженности, степень симметрии парных органов и лица в целом. Особое внимание уделяется «броским» приметам. Если необходимо провести идентификацию по фотоснимкам, выполненным в различные, достаточно удаленные возрастные периоды, желательно, чтобы эксперту были представлены фотоснимки проверяемого лица, выполненные в промежутках между этими периодами. Эксперт в обязательном порядке должен быть ознакомлен с обстоятельствами, влияющими на оценку признаков внешности (условия и время фотосъемки лица, изменение его внешности в результате перенесенных заболеваний, травм, косметического вмешательства и т.п.). В заключении эксперта описание черт внешности ведется последовательно от общего к частному, сверху вниз, при положении головы в фас и правый профиль. Оценка величины признаков может даваться от трехчленной градации (малый, средний, большой) до семичленной (очень малый, малый, нижесредний, средний, вышесредний, большой, очень большой). Результаты сопоставления признаков для удобства их восприятия и оценки сводят в таблицы. Совпадающие признаки (их наличие, контуры, относительные величины) могут быть указаны на фотоснимках путем их разметки. При отождествлении по фотоизображениям могут быть использованы математические методы. Эти методы исследования признаков внешности основаны на измерении линейных расстояний и угловых величин между анатомо-топографическими точками. При этом оперируют не абсолютными величинами, а относительными, вычисляя показатели отношений одних величин к другим, одноименным с ними. Результаты измерений должны быть обязательно подвергнуты статистической обработке для исключения влияния возможных ошибок измерения. Наряду с математическими могут быть использованы графические методы. Эти методы основаны на проведении графических построений. Берется 6 – 8 анатомо-топографических (константных) точек, между которыми осуществляется построение линий. Линии должны соединять одноименные точки на сравниваемых фотоизображениях. Результаты построения указанных линий подвергаются анализу и оценке: если они пересекаются в точке или в ограниченной (близкой к точке) зоне, то можно сделать вывод о том, что на сравниваемых изображениях запечатлено одно и то же лицо. Если пересечение линий имеет большой разброс, то это служит основанием для вывода об отсутствии тождества сравниваемых лиц. 2. Отождествление неопознанного трупа по фотоизображениям. Объектами исследования в данной ситуации являются фотоизображения трупа (его лица, головы) и прижизненные фотоизображения устанавливаемого лица. Вопрос эксперту может быть сформулирован в следующем виде: 1. Не изображен ли на фотоснимках трупа гр-н А., запечатленный на фотоснимках № 1, № 2, № 3? Методика экспертного отождествления в принципе та же, что и при идентификации по фотоснимкам живых лиц. Однако эксперт учитывает в процессе сравнения посмертные изменения мягких тканей лица и вносит необходимые коррективы в оценку сопоставляемых признаков. 3. Экспертиза черепа трупа и прижизненных (фото-, кино-, видео-) изображений пропавшего лица. Объектами исследования служат череп (с остатками мягких тканей или без них) и прижизненные изображения устанавливаемого лица. Вопросы эксперту могут формулироваться следующим образом: 1. Мог ли череп неизвестного лица принадлежать Н., изображенному на снимках № 1, 2, 3? 2. Кому из лиц, чьи фотографии представлены, мог принадлежать череп неизвестного трупа, обнаруженного…(тогда-то, там-то)? Этот вопрос ставится, если проверяемых (пропавших без вести) лиц несколько. Следователю необходимо представить на экспертизу все кости черепа, если они окажутся разрушенными. Особое внимание следует обратить на наличие нижней челюсти, поскольку она подвижно соединена с костями черепа и при распаде мягких тканей легко отделяется. Наиболее тщательно надо постараться изъять с места обнаружения черепа (скелета) выпавшие зубы, для чего целесообразно просеять грунт. В качестве образцов для сравнения изымают прижизненные фотоснимки лица, безвестно отсутствующего. Число снимков не лимитировано, эксперт сам отберет среди представленных материалов наиболее пригодные для экспертного отождествления личности. Суть метода заключается в совмещении фотоизображений лица и черепа таким образом, чтобы на итоговом фотоснимке одновременно просматривались оба объекта. При этом должны совпадать по своему взаиморасположению и конфигурации признаки внешности на определенных участках, в том числе в анатомо-топографических точках: мягкие ткани головы и свод черепа, брови и верхние края глазниц, глазные яблоки и глазницы, точка переносья на лице и на черепе, основание носа и нижняя граница грушевидного отверстия черепа, линия рта и линия смыкания зубов (если имеется фотоснимок улыбающегося лица), подбородок и нижняя челюсть черепа, скулы и скуловые кости, слуховые проходы. Фотосовмещению предшествует судебно-медицинское исследование костей черепа (иных костей в случае их обнаружения) для установления пола, возраста, роста погибшего. Если имеется возможность предоставить в распоряжение эксперта сведения об обращении пропавшего к стоматологу, то такие данные (медицинская карта амбулаторного больного и пр.) должны быть направлены эксперту. То же самое относится и к иным сведениям медицинского характера: о перенесенных травмах черепа, хирургических вмешательствах и т.д. При положительном варианте фотосовмещения изображений лица и черепа вывод эксперта формулируется в вероятной форме: «Череп мог принадлежать…». Суть в том, что теоретически нельзя исключить наличие двух чрезвычайно сходных по форме и размерам черепов. Категорический вывод о принадлежности черепа определенному лицу дается при наличии дополняющего фотосовмещения совпадения иных признаков: совпадение зубного ряда по форме, размерам и взаиморасположению зубов; искривление спинки носа, следы операции на черепе. При наличии прижизненная рентгенограмма головы также должна быть передана в распоряжение эксперта. В этом случае эксперт-врач рентгенолог изготавливает рентгенограмму черепа в той же проекции, что и прижизненная рентгенограмма, и сравнивает их. Полученные данные интегрируют с данными фотосовмещения изображений лица. 4. Экспертиза посмертной маски трупа неизвестного человека и прижизненного изображения пропавшего человека. Объектами исследования являются соответственно посмертная маска и прижизненные фотоизображения лица. С маски изготавливаются фотоснимки в том же ракурсе, что и лицо на прижизненном снимке. Затем проводят сопоставление признаков внешности по методу словестного портрета. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 30 декабря 2001 г.). Собрание законодательства Российской Федерации, 24.12.2001, № 53, ст. 4921. 2. Инструкция по организации производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации. «Российская газета», 25 января 2003 г. 3. «Руководство для следователей» под ред. Селиванова Н.А., Снеткова В.А. М. Инфра-М. 1997. 4. «Руководство для следователей» под ред. Найденова В.В., Олейник П.А. М. 1981. 5. «Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности» под ред. Селиванова Н.А., Дворкина А.И. М. 1998. 6. «Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие». Под ред. Кожевникова И.Н. Издательство «Спарк», М. 1997. 7. «Судебные экспертизы» под ред. Селиванова Н.А. М. 1980. 8. «Назначение и производство судебных экспертиз. Пособие для следователей, судей и экспертов» М. 1988. 9. «Современные возможности судебной экспертизы. Методическое пособие для экспертов, следователей и судей» М. 2000. 10. Россинская Е. «Законодательное регулирование назначения и производства судебной экспертизы». М. «Закон». 2003. № 3.

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150