11 декабря, вторник
 

Валерий Гуенков
Насколько Корея коррумпированная страна?

2002 год ознаменовался в Южной Корее президентскими выборами. Примечательно, что одной из основных тем предвыборной компании стала коррупция. О необходимости бескомпромиссной борьбы с этим общественным злом много говорили и власти, и оппозиция. И те, и другие обещали покончить с этим явлением, которое продолжает существовать в Южной Корее. Ведь несмотря на кампанию по борьбе с коррупцией, начатую "первым демократически избранным президентом" страны Ким Ён Самом и продолженную "демократическим правительством" нынешнего президента Ким Тэ Чжуна, воз, как говорится, и ныне там.
В годы правления военных режимов в Южной Корее количество дел, возбуждаемых по фактам коррупции, постоянно сокращалось (см. диаграмму 1). Однако "антикоррупционная кривая" резко пошла вверх с приходом к власти администрации Ким Ён Сама. Именно он поднял знамя борьбы с этим общественным злом, хотя впоследствии и оказалось, что у него самого "рыльце в пушку".
Когда Ким Ён Сам стал первым "демократически избранным" президентом, то одними из основных целей его правительства стало проведение политических реформ и борьба с коррупцией. В результате на поверхность выплыло так называемое "дело президентов", потрясшее Южную Корею в 1995 году. Главными обвиняемыми в этом деле были бывший президент страны Ро Дэ У, который получил от ведущих корпораций в качестве прямых и косвенных взяток более 500 млрд. вон (650 млн. долларов) (четырьмя основными донорами "секретного фонда" Ро были "Хёндэ", "Самсунг", "Дэу" и "Лакки голдстар" - ныне "Эл-Джи"), а также его предшественник Чон Ду Хван, который тоже не отказывался от многомиллионных подношений. Расследование было начато и в отношении 36 ведущих южнокорейских бизнесменов. В вину им ставилась дача взяток Ро в обмен на определенные услуги. Девяти бизнесменам было предъявлено официальное обвинение, и пятеро из них, включая председателей "Дэу" и "Самсунга", были приговорены к тюремному заключению сроком на 2,5 года. Впрочем, исполнение этих приговоров впоследствии было приостановлено. Главный обвиняемый – Ро Дэ У – получил 22 с половиной года тюремного заключения (позже срок приговоры был сокращен до 17 лет, а еще позднее Ро подпал под президентскую амнистию).
Интересно, что в ходе разбирательства тогдашний лидер оппозиции, а впоследствии президент Республики Корея Ким Тэ Чжун признал, что получил от Ро Дэ У в качестве взноса в пользу своей избирательной кампании 2 млрд. вон (2,6 млн. долларов) и намекнул на то, что победивший тогда на выборах Ким Ён Сам тоже брал деньги у Ро. Однако Ким Ён Сам тогда категорически опроверг подобные обвинения.
"Дело президентов" стало одним из самых громких за всю историю антикоррупционных разбирательств и во многом способствовало небывалой популярности Ким Ён Сама.
Однако в январе 1997 года разразился очередной коррупционный скандал – на этот раз вокруг младшего сына президента Ким Ён Сама - Хён Чхоля. Скандал был вызван банкротством крупного южнокорейского конгломерата "Ханбо". Как выяснилось, этот конгломерат делал огромные взносы в предвыборную кампанию Ким Ён Сама в 1992 году и затем пользовался особым расположением новой администрации, в частности получил разрешение на строительство нового сталелитейного завода несмотря на свое шаткое финансовое положение. Благодаря подкупам законодателей и банкиров компании с активами, немногим превышающими 100 млн. долларов, удалось получить кредиты на сумму в шесть миллиардов. Когда компания обанкротилась, то в ходе разбирательства была выявлено, что в ее "злодеяниях" замешан и младший сын президента Ким Ён Сама. Ким Хён Чхоль был также обвинен в получении взяток в обмен на помощь в получении лицензий на открытие телевизионных станций и использовании своего влияния для расстановки на ключевых постах в администрации президента и в разведслужбе верных ему людей. Кроме того были выявлены и многочисленные нарушения, допущенные самим президентом Ким Ён Самом в ходе предвыборной кампании. В частности, то, что на эту кампанию было истрачено в 3,5 раза больше, чем полагалось по закону (так что обвинения Ким Тэ Чжуна оказались отнюдь не голословными). Популярность Ким Ён Сама после скандала упала до отметки 3,8% (вместо 80% в начале его президентства). Сын Кима был приговорен к трем годам тюремного заключения, но затем амнистирован в августе 2000 года.
Дело группы "Ханбо" окончательно разрушило у южнокорейских избирателей иллюзии по поводу того, что конец авторитарного правления в стране означал конец коррупции. Последующие скандалы вокруг высокопоставленных правительственных чиновников и бизнесменов еще раз продемонстрировали, что коррупция – явление, присущее не только авторитарным режимам.
Тем не менее, с приходом к власти администрации президента Ким Тэ Чжуна многие в Южной Корее связывали большие надежды на бескомпромиссную борьбу с коррупцией и наступление эры "чистой" политики. История, однако, опять повторила себя. Сыновья президента оказались замешанными в громких коррупционных скандалах, оставив черное пятно на репутации своего отца и окончательно развеяв всякие иллюзии у южнокорейских избирателей.
В ноябре прошлого года второй сын Кима – Хон Оп - был признан виновным в получении взяток в размере около 2,3 млрд. вон и в незаконном лоббировании. Он пользовался своим особым положением сына действующего президента, чтобы лоббировать выгодные контракты для различных компаний, и затем, используя свое влияние, пытался препятствовать расследованию, проводимому прокуратурой и налоговой службой. Особое недовольство общественности вызвал тот факт, что Ким Хон Оп потратил значительную часть полученных им взяток в дорогих барах и "рум-салонах", а также на покупку недвижимости. Ранее, в сентябре, суд вынес обвинительный приговор и третьему (младшему) сыну Ким Тэ Чжуна – Хон Голю - по аналогичным обвинениям.
Однако все эти громкие скандалы – лишь верхушка айсберга, его самая заметная часть. Они не дают реального представления об истинных масштабах коррупции в южнокорейском обществе.
Насколько же всё-таки Южная Корея является коррумпированной страной? Разумеется, объективно оценить уровень коррупции в той или иной стране довольно трудно. Количество дел, возбужденных по фактам коррупции, свидетельствует, скорее, о желании властей бороться с этим злом, чем об истинном положении вещей.
Отдельные организации пытаются определять уровень коррупции в разных странах при помощи опросов общественного мнения. Давайте обратимся к данным международной организации "Транспэренси интернешнл", расквартированной в Берлине и ежегодно публикующей доклад о проблемах коррупции в современном мире. Согласно этим данным, в 2001 году Южная Корея находилась по уровню коррумпированности на 40-м месте среди 102 стран мира (вместе с Коста-Рикой, Иорданией и Маврикием). Наименее коррумпированной страной мира в докладе "Транспэренси интернешнл" была названа Финляндия, а наиболее коррумпированной – Бангладеш. Россия заняла в этом списке 71-е место, Украина – 85-е, а вот Белоруссия – 36-е. Следует отметить, впрочем, что речь идет не о реальном уровне коррупции, а о ее восприятии предпринимателями и аналитиками, среди которых "Транспэренси интернешнл" проводила опрос.
Исследования, ставящие своей целью определить уровень коррупции в стране, проводятся и различными южнокорейскими организациями. Устроителям одного из опросов, например, удалось выяснить, что четверть местных бизнесменов хотя бы раз давали взятку государственным чиновникам. Причем, средний размер взяток варьировался в среднем от миллиона до трех миллионов вон. Корейские СМИ считают, что все это говорит о высоком уровне коррупции в стране. Впрочем можно интерпретировать эти данные и иным образом: в течение года три четверти корейских бизнесменов вообще ни разу не дали взятки чиновникам. (Подробнее об этом см. в статье А. Ланькова "Брать или не брать", опубликованной в "Сеульском вестнике").
Согласно результатам другого опроса, почти 9 из 10 южнокорейских избирателей считают, что в Южной Корее существует высокий уровень коррупции среди государственных чиновников. Наиболее коррумпированными областями государственного управления являются области, связанные со строительством, материальным обеспечением государственного аппарата, выдачей разрешений и лицензий на ведение бизнеса, а также с подбором и расстановкой кадров в государственных учреждениях.
К числу наиболее коррумпированных общественных групп в Южной Корее относят, в первую очередь, политиков и глав местных администраций. За ними следуют журналисты, бизнесмены, адвокаты, школьные учителя и сотрудники учреждений народного образования, госслужащие, работники финансовых учреждений и полиции. Я не оговорился, упомянув в этом списке учителей. Получению хорошего образования в Корее издавна придается большое значение, поэтому всевозможные преподношения со стороны родителей учителям с целью задобрить последних и настроить на благожелательный лад к своему чаду, здесь вполне в порядке вещей, хотя с этим и пытаются активно бороться. Нередки и случаи подкупа сотрудников отделов народного образования, которые занимаются распределением учеников по школам. Родители, естественно, хотят, чтобы их дети попали в более престижные школы и посему готовы на любые "финансовые жертвы".
Берут взятки и в южнокорейских военкоматах. Время от времени в местной прессе появляются сообщения о том, как тот или иной высокопоставленный чиновник пытался "отмазать" своего отпрыска от "почетной обязанности" каждого южнокорейского мужчины – службы в рядах вооруженных сил. В приватных беседах можно услышать о том, сколько, кому и как нужно "дать", чтобы получить желанный "белый билет".
Довольно коррумпированными считаются в Южной Корее инспекторы местных санэпидстанций, которые регулярно проверяют предприятия общепита на предмет соблюдения санитарных норм. Естественно, всегда можно найти, к чему придраться, поэтому владельцы ресторанов и кафе предпочитают "задабривать" инспекторов небольшими денежными преподношениями. То же самое можно сказать и о пожарных инспекторах.
К числу любопытных можно отнести недавние дела о взяточничестве в сфере шоу-бизнеса. Ряд южнокорейских телепродюсеров и журналистов были арестованы по обвинению в получении взяток от импресарио известных певцов в обмен на помощь в продвижении последних к вершинам "музыкального Олимпа" и благожелательные отзывы в прессе. Импресарио, дававшие взятки, кстати, тоже предстали перед правосудием.
Показателен и случай, произошедший в апреле 2002 года, когда в Сеуле были арестованы четыре "стража порядка", уличенные в регулярном получении взяток от владельцев "увеселительных заведений" в "кварталах красных фонарей" южнокорейской столицы. В ответ на "денежные подарки" полицейские предоставляли хозяевам борделей "крышу" и информировали последних о планируемых рейдах.
С другой стороны южнокорейским властям удалось почти полностью решить проблему взяточничества среди сотрудников дорожно-транспортной полиции. Еще, скажем, лет 5 – 6 назад, можно было без зазрения совести "дать на руку" полицейскому, остановившему вас за нарушение правил дорожного движения. Сегодня же попытка подкупа "гаишника" может привести вас самих на скамью подсудимых.
Впрочем, несмотря на определенные успехи антикоррупционных кампаний, борьба с эти общественным злом в Южной Корее предстоит еще очень и очень упорная. И проблема не только в готовности чиновников брать взятки, но и в готовности граждан давать их. К примеру, 80% участников одного из опросов считают, что их ходатайства и просьбы будут решаться быстрее и эффективнее, если дать госслужащему взятку. 27% опрошенных школьников средних и старших классов заявили, что готовы дать взятку, если это поможет решить проблему. Некоторые специалисты склонны видеть в этом отражение многовековых конфуцианских традиций патернализма и "реципрокных" ("ты - мне, я – тебе") отношений в обществе. Так что изменение социо-культурных факторов, создающих базу для распространения коррупции в обществе, является не менее важной задачей, чем разоблачение высокопоставленных коррупционеров.
Диаграмма 1
Количество уголовных дел,
возбужденных по фактам коррупции в Республике Корея








• ЗАКОН © 1999-2018 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150