17 октября, среда
 

Р.МИХЕЕВ, Н. МОРОЗОВ
УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ЯПОНИИ

Особенности уголовной политики Японии, страны с самым низким среди развитых стран уровнем преступности, взывает естественный научный интерес . Изучение опыта уголовной политики страны, фактически сменившей в короткий период социально-экономический строй от авторитаризма к демократии и рынку, показывает универсальность целого ряда выводов, относимых и к постсоветской действительности. Но если российские криминологи сосредоточивают внимание главным образом на проблемах уголовного права и уголовно-правовой политики, предметом которой является борьба с преступностью уголовно-правовыми средствами, то японские, напротив, на более широких проблемах социальной политики борьбы с преступностью, что предполагает использование всех средств, имеющихся в распоряжении государства и общества.
Уголовная политика Японии, являясь частью социальной политики, характеризуется тем, что акценты в борьбе с преступностью смещены из области “государственно-правового” в область “социального”: ее особенностью является не столько тонкая юридическая проработка отдельных институтов уголовного права, сколько соответствие уголовно-правовых норм ожиданиям и стереотипам, которые выработались в сознании японца. Эффективность японской уголовной политики объясняется также не столько разработанностью правовых институтов, которые порой уступают российским аналогам, не столько тонкой юридической техникой, сколько соответствием правовой системы устоям японского общества, его традициям, социальным поведенческим стереотипам, этическим воззрениям. Успехи уголовной политики также объясняются не использованием в борьбе с преступностью особых уголовно-правовых средств, не усилением уголовной репрессии, но применением всех средств социального контроля, имеющихся в распоряжении общества.
Японское общество до сих пор можно назвать партикуляристским, то есть, акцентирующим человеческие отношения на основе обычного права и половозрастной иерархии. В таком обществе легко поддерживается согласие и гармония (Кларк Грегори) . Секрет социально-правовой стабильности японского государства возможно в том, что ценностные ориентации современной Японии развиваются в сторону гармоничного сочетания традиционного восточного партикуляризма (социально-групповой ориентация, коллективизм, “семейные” методы управления компанией) и западного универсализма (индивидуализм, “организационные” принципы управления, рационализм), а не подменяются последним. Япония энергично заимствовала плоды западной, не отказываясь от традиционной системы ценностей. Точка, в которой достигается баланс между универсализмом и партикуляризмом, и становится как раз точкой максимального роста, наиболее гармоничного развития общественной системы, сочетающей высокие темпы экономического прогресса, импорта ценностей западной культуры, достижений мировой цивилизации с сохранением традиционных ценностных ориентаций, не вызывающих скачка преступности как реакции на кардинальное изменение социально-экономической ситуации. Универсализм правил и принципов западной цивилизации не вступил в Японии в острое противоречие с партикуляризмом традиционных человеческих отношений. Именно этим следует объяснять традиционно низкий уровень показателей преступности в послевоенной Японии и удачи государственной политики по ее профилактике. Очевидны тревожные тенденции, которые несомненно могут нарушить описанный нами баланс традиции и новации, что не просто ослабит социальный контроль, но поставит под сомнение саму возможность его осуществления в нынешней пока эффективной форме: послевоенные преобразования уже разрушили господство патриархальных структур (Аида Юдзи) . Ясно, что в дальнейшем Япония, будет американизироваться во всех областях жизни, многие опасные стороны сегодняшнего западного общества могут войти в острое противоречие с традиционными формами социального контроля, что вызовет всплеск делинквентного поведения.
Основными направлениями уголовной политики Японии являются:
Уголовно-правовая политика. Правильно сконструированное законодательство и его разумное применение имеют чрезвычайно важное значение в уголовной политике . Одним из примеров эффективности законодательства в деле предупреждения преступности в Японии может служить (самое жесткое среди основных развитых капиталистических стран) правовое регулирование обладания огнестрельным оружием. В стране в 80-х гг. убийства с применением огнестрельного оружия составили всего 4,7%, разбойные нападения - 1,3, причинение телесных повреждений - 0,1%. . Особенности проводимой в Японии уголовной-правовой политики следующие: отказ, насколько возможно, от лишения свободы (а если невозможно - от длительных сроков), признается пагубность сверхкриминализации и предпочтительность более мягких средств воздействия. При определении конкретного средства соблюдается общее правило: если есть возможность решить задачу при минимальном ограничении интересов граждан, более жесткие меры не должны быть использованы (Белявская О., Кондратов П.).
Для проводимой в стране уголовно-процессуальной («судебной») политики характерны: индивидуальный подход к личности преступника и к содеянному им; вывод из сферы уголовной юстиции дел по мотивам их малозначительности и иных конкретных обстоятельств (среда, характер совершенного и т. д). Этот путь позволяет избежать излишней стигматизации, беречь силы правоохранительных органов. При этом доля заключений прокуратуры об отсутствии вины или о неподтвержденности подозрений полиции не достигает 1%. Доля оправдательных приговоров в судах первой инстанции не доходит и до 0,5 % . Соблюдается принцип целесообразной ответственности, реализуемый в форме «мер в отношении малозначительных (ст. 246 УПК) преступлений» (в основном компетенция полиции) или в форме «отсрочки (ст. 248 УПК) привлечения к ответственности» (компетенция прокуратуры).

Суть криминологической политики (в области предупреждения преступлений), осуществляемой в современной Японии, состоит в профилактике преступности - как первичной, так и повторной, это соответствует тому курсу уголовной политики, который проводится властями. Для предупреждения первичной преступности, в частности выявляются, и подвергаются индивидуальному воспитательному воздействию трудные подростки в школе; ведется широкая пропаганда законопослушания, проводимая силами полиции, школы, общественных организаций; принимаются меры для устранения условий совершения преступлений.
В Японии значительные успехи достигнуты в области ресоциализации преступников. С целью предотвращения повторных преступлений в Японии стремятся не допускать излишнего “клеймения” лиц преступивших закон, чтобы избежать формирования у них комплекса “преступной личности “, ”изгоя общества“. Это достигается путем вывода (на стадии досудебного расследования) из сферы применения уголовного законодательства лиц, совершивших не столь тяжкие преступления; а в области уголовно-исполнительной (пенитенциарной, исправително-трудовой) политики - применения к подавляющему большинству подсудимых, признанных виновными, наказаний не связанных с лишением свободы, или осуждения их к лишению свободы на непродолжительные сроки; дифференцированность подхода к обращению с заключенными; осуществления широкой программы контроля и воспитания в отношении лиц условно-досрочно освобожденных из мест заключения.
Сравнительный анализ преступности в развитых странах в послевоенный период показывает, что вплоть до 60-х годов преступность в Япония по основным категориям практически не отличалась от других стран, а по некоторым, например по убийствам, коэффициент преступности был даже выше, чем в той же Англии или Германии. В последующие три десятилетия коэффициент по основным категориям преступности в Японии оставался почти неизменным , в остальных же странах - возрастал, причем этот разрыв становится все значительней. Эти данные лежат в основе утверждений о том, что Япония является самой безопасной с точки зрения преступности страной. Японское правительство гордится стабильностью состояния преступности в стране. Правительственная пропаганда объясняет это положение во-первых - действенностью функционирования системы уголовной юстиции и во-вторых - справедливостью распределения результатов экономического развития. Подобные выводы имеют свое основание. Но важно другое: специфика послевоенной динамики японской преступности подтверждает приведенный нами выше тезис о достижении Японией, которая на протяжении всей своей истории постоянно заимствует чужие культуры , в 60-70 годы точки наиболее гармоничного развития общественной системы при импорте западных и сохранении традиционных ценностных ориентаций, не вызывающих скачка преступности. Динамика преступности в современной Японии не дает оснований для вывода о надвигающемся кризисе, при котором уровень преступности достигнет западного. Однако возможность подобного вывода (ощутимого повышения уровня преступности) следует из анализа структуры преступности, и главным образом из катастрофического уровня делинквентности несовершеннолетних. Если молодежь не солидарна с социально-постулированными целями, то ценностная ориентация подрастающего поколения существенно изменит нынешнее состояние, обнаружив в обозримом будущем несостоятельность форм традиционного контроля над преступностью. Потому можно прогнозировать в ближайшие годы в Японии медленный (по мере “вестернизации” культуры и подрастания современной молодежи), стабильный (без скачков, с сохранением бесспорного лидерства Японии среди развитых стран по основным позитивным показателям) рост преступности.
Средством реализации уголовной политики Японии являются деятельность государственных, административных органов и общественных организаций, а именно, правительственные «Программы экономического и социального планирования”; локальные программы комплексного предупреждения преступности; деятельность по предупреждению преступности, осуществляемая органами реабилитационной защиты; деятельность муниципальных органов, предпринимателей в области охраны объектов, деятельность ученых и научных учреждений, Комитетов самоуправления (квартальные комитеты), соседских комитетов, РТА - ассоциаций родителей и учителей (Parents and Teachers Association), движения BBS - старших братьев и сестер (Big Brothers and Sisters Movement).
Успехи уголовной политики японского государства объясняются широким обращением к таким формам неформального социального контроля, семейной политикой, направленной на социализацию (выработку социальноодобряемых стереотипов и установок на воспитание законопослушной личности), специальными мерами общественности по ресоциализации преступников, соответствию мер государственной уголовной политики специфической логики взаимоотношений, присущей японцам .
Роль общественности объясняет и эффективность деятельности японской полиции при самой высокой среди развитых стран загруженности полицейских (в 1990 г. в Японии приходилось на одного полицейского - 556 человек в то время, как соответствующий показатель в США равнялся 1: 379, во Франции - 1:268).
В целом расширение контактов между Японией и внешним миром способствует нивелированию того, что принято считать особенностями японского общества. Поэтому станет ли преступность в Японии изменяться по подобию стран Западной Европы и США или Япония все же сможет сдержать рост преступности, зависит, на наш взгляд, уже не столько от традиции, сколько от уголовной политики - государственного контроля над преступностью. В Японии эта политика может быть успешной только, если государство найдет идеальную модель, соответствующую традиционным формам контроля социального .



• ЗАКОН © 1999-2018 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150