18 декабря, понедельник
 

А. В. Юрковский
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ТАЙВАНЯ: ПРАКТИКА ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Азия – крупнейшая часть света по территории, населению и ресурсам. Экономически этот регион менее развит, чем Запад. Однако его положение стремительно меняется. Нельзя представить себе развитость Запада без населения и ресурсов Северо-восточного азиатского региона в принципе. Геополитически, наряду с Россией и Японией, в этом регионе доминирует Китайская Народная Республика. Однако данный фактор не является весомым для утверждения тезиса о стабильности и устойчивом, эволюционном развитии региона в целом.

«Эпицентр» третьего мира, обозначенный в свое время «дугой нестабильности» (очертившей бассейн Индийского океана) на 2/3 – Азия. Пресловутые «всего три региона» Азии, где Китай непосредственно и активно присутствует, – это Дальний Восток, Юго-Восточная Азия, Средний Восток. Через Синьцзян и Тибет Китай имеет доступ и в Южную Азию. Если установить геополитический циркуль в Синьцзяне, то его ножки найдут опору в Юго-Восточной Азии и на Среднем Востоке, параллельно давно и хорошо известной кризисной «дуге Бжезинского».[1]

Не следует упускать из виду и те вызовы, которые пока угадываются лишь в потенции, но могут приобрести реальные очертания в будущем. Рассмотрим одну из самых острых и основных проблем геополитической реальности Северо-Восточного Азиатского региона – проблему Тайваня, опираясь на инструментарий современной конституционно-правовой науки.

В последнее время наблюдаются обострение дипломатического соперничества между Пекином и Тайбэем[2] на международной арене, нарастание гонки вооружений в районе Тайваньского пролива. Одновременно КНР нажимает на Тайвань, требуя форсировать переговоры с Тайванем о воссоединении. Напряженность вокруг тайваньской проблемы, с одной стороны, кажется выгодной для России, ибо вносит раздор в отношения между Пекином и Вашингтоном, а значит, может сделать их более сговорчивыми в контактах с Россией. По большому счету, однако, затягивание конфликтного «узла» в районе Тайваня противоречит российским интересам, так как расшатывает стабильность и сотрудничество в АТР в целом со всеми вытекающими отсюда последствиями.[3]

Как видно из предыдущего высказывания, равномерному процессу социального развития в рассматриваемом регионе препятствует конфликт двух сторон – Китайской Народной Республики (КНР) и Китайской Республики (КР или Тайвань). Обе стороны стратегического конфликта в аббревиатуре наименования используют термин «китайская», что позволяет сделать вывод об одинаковой этнической принадлежности большей части населения обоих геополитических единиц. Опыт исследования содержания этнической инфраструктуры спорящих сторон дает утвердительный ответ на вопрос о том, что, по сути, это один национальный социум. Однако разделенное на две составляющих общество имеет различные политические очертания, которые возникают в силу полярных идеологических интересов. Причем, в противостоянии участвуют, с точки зрения мирового сообщества, две неравные стороны. Одна сторона – КНР это полноценный, первичный участник международных отношений – государство. В свою очередь, Тайвань, по мнению большинства государств, составляющих мировое сообщество, государством не является и таковым не должен быть признан ни когда.

Предлагаемое исследование ставит перед собой цель установить государственно-правовой статус Тайваня, оценить основные направления функционирования его политической системы, установить возможность влияния политической системы Тайваня на развитие международных отношений, как с Китайской Народной Республикой, так и с другими государствами Северо-Восточного Азиатского региона.

Для того чтобы выяснить статус современного Тайваня целесообразно провести краткий исторический экскурс.

Тайвань – самый крупный остров Китая. К Тайваню также относятся 80, расположенных по близости, небольших островков.

Раннее развитие Тайваня китайцами зарегистрировано во многих исторических документах. Традиционная китайская культура оказала существенное влияние на развитие Тайваня. На протяжении истории Тайвань всегда являлся административной единицей Китая. Начиная с середины ХIII-го столетия сменявшие друг друга правительства Китая учреждали на Тайване административные органы, осуществляя там свою юрисдикцию. В 1895 году Япония оккупировала Тайвань в результате захватнической войны против Китая. В 1945 г., одержав окончательную победу в антияпонской войне, китайский народ одновременно вернул себе и Тайвань. 25 октября того же года уполномоченный стран антифашистской коалиции по приему капитуляции на церемонии принятия капитуляции Японии на Тайване от имени китайского правительства торжественно провозгласил, что отныне Тайвань официально возвращается в состав территории Китая. Вся территория, все население и все административные дела поставлены под суверенитет Китая. Возвращение Тайваня в лоно Китая было признано международным сообществом. [4]

Тайвань по условиям Каирской декларации, подтвержденным позже на Потсдамской конференции, в 1945 году был передан под юрисдикцию Китайской Республики как трофей. Японцы, капитулировав, самостоятельно покинули остров, объявив о безусловном отказе от претензий на него, однако, не уточнив ни в одном из подписанных документов, под чью юрисдикцию он передавался. Напомним, что реальное политическое влияние на Тайване имели две организованные по ленинскому принципу партии, имевшие собственные вооруженные формирования и добивавшиеся установления новой китайской государственности. Правда идеология этих группировок была полярной. Первая, одержавшая впоследствии убедительную победу и распространившая господство на всю материковую часть Китая – Коммунистическая партия Китая (КПК), придерживалась социалистической доктрины, связывая свое будущее с поддержкой СССР. Вторая, не меньшая по численности и также высокоорганизованная пария – Гоминьдан ориентировалась на западные буржуазно-демократические идеи и искала поддержки у США.

К моменту японской капитуляции Гоминьдан торжествовал по поводу того, что, пережив столетия оккупации голландцами, испанцами, маньчжурами и японцами, Тайвань, наконец, попал под подлинно китайское правление. Мог ли предположить тогда победоносный генералиссимус Чан Кай Ши (лидер гоминдана), что далёкий остров всего через три года станет той единственной территорий, которая останется под юрисдикцией его правительства. В декабре 1948 года оно с остатками разбитой гоминьдановской армии бежало на Тайвань от наступающих коммунистов.[5]

В 1950 году развернулась Корейская война. Силы 7-го флота США оккупировали Тайвань. В 1954 году правительства США и Тайваня подписали договор о взаимной защите ("Defence Treaty"), который окончательно предопределил выделение Тайваня от материковой части Китая.

Соединённые Штаты, фактически обеспечившие политическое выживание острова, в начале семидесятых пошли на контакт с Пекином. В условиях «холодной войны» Вашингтон искал в Китае союзника для противостояния СССР. Президент США Никсон посетил Китай в 1972-м, где издал совместное с Чжоу Эньлаем Шанхайское коммюнике, в котором фактически признал законность правительства КНР. КНР тем временем рвалась в ООН. В 1971 году Генеральная ассамблея проголосовала с небольшим перевесом за передачу права представительства Китая от тайбэйской делегации к Пекину. Продолжавший оставаться под впечатлением от бесславно проигранной войны и питавший иллюзии победоносного возвращения на материк, Чан Кай Ши позволил своей делегации почти без боя полностью покинуть ООН, не пожелав принять никакой компромиссный вариант присутствия в этой организации. В результате гоминдановское правительство на Тайване, все три послевоенных десятилетия представлявшее Китай в ООН и занимавшее место в Совете Безопасности, оказалось в полной изоляции. За это решение Тайвань расплачивается по сей день. Китайская Республика, продолжавшаяся существовать на Тайване де-факто, юридически перестала признаваться в мире. Оставив в стороне дискуссию о легитимности власти, можно констатировать, что с тех пор, как гоминдановское правительство Китая бежало на Тайвань, остров превратился в самостоятельный политический субъект. Остров абсолютно самоуправляем и обладает всеми атрибутами государства - правительством, парламентом, конституцией, валютой, армией и, более того, колоссальными политическими амбициями. Тайвань имеет площадь, равную территории Голландии, и население в 22 миллиона человек - в четыре раза больше, чем в Гонконге, и в 44 раза больше, чем в Макао. Феноменальна история экономического развития. На сегодня это 18-я экономика,12-я торговая нация и третий, крупнейший после США и Японии, производитель электроники в мире. Сложилась уникальная ситуация. Являясь фактически суверенной территорией, Тайвань, тем не менее, не может получить международного признания. Обеспечивая международную изоляцию Тайваня, Китай, однако, не в состоянии реализовать над ним декларируемый суверенитет. Тайвань обладает довольно значимым военным потенциалом, чтобы противостоять быстрому и эффективному вторжению со стороны КНР; что делает военный путь решения тайваньской проблемы крайне невыгодным для всех сторон. Внутренний «Закон об отношениях с Тайванем» обязывает Вашингтон защищать остров на случай китайской агрессии, и он действенней любой международной договорённости. Вступить в конфликт с США Пекин решится разве что в состоянии крайнего отчаяния. Высокий уровень материального благосостояния, либерализация общественной жизни, заставил народ Тайваня задуматься о своей национальной идентификации тайваньцев.

1 января 1979 года Соединенные Штаты Америки официально признали правительство Китайской Народной Республики и установили дипломатические отношения с материковой частью Китая, одновременно прекратив дипломатические отношения с Тайванем. США расторгли договор о взаимной защите и вывели свой военный персонал с Тайваня.[6] Тем самым, официально было признано, что Тайвань не является суверенным государством. Но мировое сообщество однозначно дало понять КНР о недопустимости силового решения проблемы воссоединения страны.

Организация Объединенных Наций и большинство стран в мире признают только один Китай (материковый Китай). В настоящее время Тайвань заявляет, что он не обладает полной независимостью, но и не находится под полным контролем Китая.[7]

Противоречивость реального статуса современного Тайваня объясняется тем фактом, что, не будучи признанным и визуально не стремясь стать первичным участником международных отношений, Тайвань непрерывно и целенаправленно пытается обеспечить необходимые для этого качества. Достаточно распространить имеющуюся в современной науке международного права характеристику общетеоретическую характеристику «государства» данную австрийским юристом международником А. Фердроссом в отношении Китайской Республики:

1. государство есть объединение людей, над которыми оно осуществляет личное верховенство;

2. непрерывность существования государства, под которой понимается сама субстанция государства – конкретный, образующий его организованный народ;

3. полное самоуправление или самостоятельность;

4. порядок суверенного государства образуется непосредственно на основе международного права;

5. эффективность государства;

6. территориальное верховенство государства;

7. систематическое соблюдение норм международного права.[8]

Можно предположить, что, по крайней мере, фактически, обозначенные критерии подтверждаются объективными реалиями функционирования политической системы и государственно-правового строительства на Тайване.

Как известно, фундаментом, формирующим конституционный, государственный, общественный строй, обозначающим правовое положение личности, образующим государство, его устройство, систему органов государственной власти является конституция – основной закон государства.

Конституция Китайской Республики основана на политической философии доктора Сунь Ятсена, воплощенной в трех народных принципах: национализм, демократия, народное благосостояние. Она была принята 1 января 1947 года и введена в действие 25 декабря того же года в отношении исторически существовавшей китайской территории.

На протяжении последних лет, вплоть до 2000 года, Национальное собрание[9] шесть раз вносило поправки для того, чтобы утвердить и упрочить процесс демократизации тайваньского общества.

Не отрицая определенного значения конституционных поправок, следует подчеркнуть, что главным в конституционной ревизии 2000 года было изменение статуса Национального собрания, вывод его из системы постоянно действующих органов Китайской Республики на Тайване. В сущности, создается государственный орган, которому трудно найти аналог в мировой конституционной практике. Во всяком случае, его уже нельзя относить к парламентским учреждениям, но также нельзя, например, считать и конституционной ассамблеей т. к. Собрание формируется не только для решения конституционных вопросов. Этот институт является плодом компромисса двух политических партий острова. В результате его, с одной стороны, оказалась близкой к осуществлению давняя идея Демократической прогрессивной партии о ликвидации Национального собрания, выпавшего теперь из числа органов, регулярно осуществляющих определенные функции, с другой, Гоминдану все же удалось сохранить Национальное собрание, пускай не в качестве регулярного органа, но с выполнением главных функций, сложившихся в результате первых четырех этапов конституционной реформы, хотя и в несколько урезанном виде. В результате межпартийного компромисса появился своеобразный институт sui generis, который трудно классифицировать. Но, так или иначе, на Тайване произошло серьезное изменение конституционного устройства, значение которого можно адекватно оценить лишь в будущем.[10]

Последние поправки уменьшили функции Национального собрания, передав большую часть их полномочий Законодательному юаню, и приблизили парламентскую организацию государства к однопалатной системе.

Структура государственного управления Китайской Республики на Тайване, в широком смысле, состоит из трех основных уровней:

1. центральный уровень, содержащий пять юаней (палат) (Исполнительный, Законодательный, Судебный, Экзаменационный и Контрольный), Президента, и Национальное собрание;

2. провинциальный особый муниципальный уровень, состоящий из правительств провинций Тайвань и Фуцзянь, а также правительств городов Тайбэя и Гаосюна;

3. уездный городской уровень, состоящий из 18 уездных и 5 городских правительств.

С принятием последних поправок к конституции 24 апреля 2000 года в функции Национального собрания входит внесение поправок в конституцию и изменение государственной территории после публичного объявления таких предложений Законодательным юанем. Также оно может отзывать президента и вице-президента в течение трех месяцев после петиции поданной Законодательным юанем. 300 депутатов выбираются согласно пропорциональному представительству политических партий в Законодательном юане, и Национальное собрание работает в соответствии с дополнительными статьями конституции с перерывом в течении одного месяца созыва.

Исполнительный юань, возглавляемый премьером, включает три уровня подчиненных ему организаций: Совет Исполнительного Юаня; исполнительные организации, включающие 8 министерств (внутренних дел, иностранных дел, национальной обороны, финансов, образования, юстиции, экономики, транспорта и коммуникаций), комиссию по делам Монголии и Тибета и комиссию по делам зарубежных китайцев; подчиненные департаменты, включающие Генеральный директорат по бюджету, бухгалтерскому учету и статистике, Правительственное информационное бюро и другие специальные комиссии и комитеты, созданные для решения конкретных вопросов.

Китайскую Республику на Тайване ожидает серьезная реформа аппарата управления. Для этого создана пятизвенная программа реформы правительства.

В прошлом правящая и оппозиционная партии понимали правительственную реформу как лишь сокращение и упорядочение подразделений исполнительной власти. Отсутствие у них широкого взгляда на проблему сужало горизонт реформы правительства. Тем не менее, на этот раз реформа именно потому имеет огромное значение, поскольку имеется как широкое видение всей картины и соответствующие подходы, так и конкретные цели и объекты. Кроме того, персональную ответственность за осуществление проекта реформы правительства взял на себя президент.

За последние полгода Комитет по правительственной реформе сформулировал следующее видение, подходы, цели и задачи реформы правительства:

I. Видение: создать на Тайване динамичное и конкурентоспособное в глобальном масштабе правительство.

II. Подходы: принципами работы будущего правительства должны стать 5 следующих принципов: «ориентация на клиента», «гибкость и инновации», «партнерство», «ответственная политика», «неподкупное правительство».

III. Цели: цели и масштабы реформы правительства существенно отличают ее от мероприятий прошлого. Они не только не сводятся к реструктуризации системы Исполнительного юаня, но также включают в себя следующее:

1. Гибкая и упрощенная административная организация для сокращения и упорядочения структуры Исполнительного юаня.

2. Реорганизация парламента в соответствии с пожеланиями населения: изменение количества депутатских мест в Законодательном юане, срока работы депутатов и других аспектов деятельности выборных органов.

3. Механизм предоставления услуг сочетающий пользу и инновации для повышения эффективности работы правительства для удобства граждан, усиления потенциала общественной пользы от осуществляемых мероприятий, контрактация некоторых правительственных услуг частным сектором.

4. Профессиональная и эффективная кадровая система для обеспечения профессионального и высококачественного уровня услуг и преобразование соответствующей системы управления кадрами.

5. Правительственная структура, основанная на четком разделении полномочий и одновременном сотрудничестве подразделений, для сокращения уровней управления и уточнения административно-территориальных рамок и создания рациональной структуры с разделением полномочий между центральными и местными органами с четким определением прав, обязанностей и финансовых отношений.

К настоящему времени Комитет по правительственной реформе завершил подготовку плана мероприятий по осуществлению реформы по первому направлению. Были выдвинуты специальные предложения и направлены в Исполнительный юань для создания законопроекта, который будет без промедления направлен в Законодательный юань для обсуждения. Предложения по второму направлению будут готовы к концу мая. Третье, четвертое и пятое направления станут предметом обсуждения во второй половине 2002 года.[11]

Законодательный юань, в настоящее время состоящий из 225 депутатов, является высшим законодательным органом государства. Большинство депутатов выбираются на основе всенародного голосования, остальные избираются пропорциональным представительством партий. Законодательный юань принимает законы, проверяет бюджетные документы, проводит слушания и наблюдает за деятельностью Исполнительного юаня. Все депутаты исполняют свои обязанности три года. Так, депутаты Законодательного юаня 4-го созыва, которые были избраны 5 декабря 1998 года, будут исполнять свои обязанности до 31 января 2002 года.

Судебный юань управляет государственной судебной системой; в его прерогативы входят все гражданские, уголовные и административные дела, в том числе связанные с дисциплинарными нарушениями должностных лиц. В состав Судебного юаня входят 15 высших судей, включая председателя и его заместителя. Все высшие судьи назначаются президентом Китайской Республики с согласия Законодательного юаня.

Судебный юань управляет государственной судебной системой; в его прерогативы входят все гражданские, уголовные и административные дела, в том числе связанные с дисциплинарными нарушениями должностных лиц. В состав Судебного юаня входят 15 высших судей, включая председателя и его заместителя. Все высшие судьи назначаются президентом КР с согласия Законодательного юаня.

Критика существующих институтов в обществе, которое переживает процесс демократизации, пожалуй, неизбежна – особенно, если учесть, что положение дел в судебной сфере прямо связано с такой животрепещущей темой, как права человека. Вместе с тем, следует признать, что на Тайване предпринимаются важные шаги для улучшения ситуации в сфере правосудия.

Важной вехой на этом пути стал 1980 год, когда была осуществлена серьезная структурная перестройка судебной системы. Суд высшей инстанции и нижестоящие суды, которые находились ранее под началом Министерства судебной администрации, подчинявшегося Кабинету, были переведены под юрисдикцию Судебного Юаня, который уже имел в своем ведении Верховный суд. Одновременно Министерство судебной администрации было преобразовано в Министерство юстиции (МЮ), отвечающее за расследование преступлений и прокурорский надзор. Руководство судами было отделено от руководства органами прокуратуры. Таким образом, сегодня все суды находятся в одном административном подчинении, и существует гораздо более четкая граница между исполнительной и судебной властью.[12]

Совершенствование судебной системы – это важное дело, но без соответствующих изменений в сфере прокурорского надзора оно мало что изменит. В настоящее время местные прокуратуры подчиняются генеральному прокурору, который контролирует работу нескольких старших прокуроров. Каждый из них, в свою очередь, контролирует работу четырех-шести нижестоящих прокуроров. Существует одна прокуратура для Верховного суда, шесть прокуратур – для Суда высшей инстанции и двадцать – для окружных судов.

Главная проблема заключается в следующем. При существующей на Тайване единой системе прокурорского надзора прокурор выполняет распоряжения вышестоящих инстанций, которые имеют неограниченное право перепоручать расследование дела другому прокурору. Изначально эта система была призвана способствовать лучшей координации действий при проведении сложных расследований и должна была служить повышению эффективности работы; но многие прокуроры на местах жаловались, что их начальство злоупотребляет властью, намеренно организуя “передачу” дела от одного прокурора другому, чтобы повлиять на его исход. У начальства было право отобрать “деликатное” дело у “непокорного” прокурора – достаточно было сказать лишь слово, и зачастую именно так и делалось.

Ляо Чжэн-хао, занимавший пост министра юстиции до июля 2002 года, не считает, что это – серьезная проблема. Он говорит, что сегодня прокуроры могут вести расследования более независимо, чем когда-либо. Но его слова не убеждают тех прокуроров, которые требуют, чтобы их полномочия были расширены. “Я не являюсь противником единой прокурорской системы как таковой, – говорит Чэнь Жуй-жэнь, старший прокурор с десятилетним стажем работы в прокуратуре района Шилинь на севере Тайбэя. – Но что я нахожу совершенно неприемлемым, – так это масштабы неправомерного административного вмешательства в процесс расследования”.

В мае этого года Чэнь решил перейти от слов к делу и вместе с несколькими коллегами объявил о создании Ассоциации за реформу прокуратуры. Это привлекло внимание средств массовой информации, и ассоциация вскоре получила широкую поддержку со стороны прокуроров и даже судей из разных частей острова.[13]

По замыслу отца первой китайской конституции доктора Сунь Ятсена Китай должен был заимствовать лучшие элементы механизма разделения властей по опыту США и стран Западной Европы. Речь идет, прежде всего, о трех ветвях государственной власти: законодательной, исполнительной и судебной.

В отношении трех стержневых элементов системы разделения властей можно сказать, что они в той или иной степени сбалансированы в соответствии с классическими требованиями современного демократического государства и выполняют строго предназначенные для них функции.

Одновременно Сунь Ятсен настоял на двух дополнительных элементах Китайской системы разделения властей.

Одним из этих элементов стал Экзаменационный юань. Экзаменационный юань отвечает за систему экзаменов, зачисление на службу и управление всеми гражданскими должностными лицами. В его состав входят председатель и 17 членов, все они назначаются на 6 лет президентом КР с согласия Законодательного юаня. Экзаменационный юань воплотил самобытный опыт, зародившийся еще в имперском Китае, где система экзаменов должностных лиц существовала долгое время. Должностные лица множества династий избирались или отбирались главным образом через специфические экспертизы. Система выжила через исторические преобразования, потому что она не противоречит идеалам демократии и не ставит никакого различия между благородными и бедными сословиями; скорее, экзаменационная система это - открытое соревнование, где талант – единственный фактор, определяющий выбор должностных лиц.

Согласно Конституции Китайской Республики, Экзаменационный Юань – высший орган государственной экспертизы. Экзаменационный Юань наблюдает за всеми связанными с экзаменационной экспертизой вопросами. В соответствии со статьей 6 Конституционной Поправки, провозглашенной 25 апреля, 2000, Экзаменационный Юань имеет следующие направления деятельности: проводит экзамены правительственных служащих; выдает свидетельства о квалификациях государственных служащих, обслуживает защиту государственных служащих; формулирует политику в отношении назначений и смещения, выполнения работы, масштабов платы, содействия (продвижению по службе), принимает арбитражные решения в отношении споров правительственных служащих.

Существование самостоятельного экзаменационного ответвления государственной власти обуславливается двумя причинами.

Во-первых, потребностью эффективного обеспечения непосредственно субъективного конституционного права на осуществление государственной службы всеми или, точнее, любыми гражданами Китайской Республики.

Во-вторых, необходимостью практической поддержки предоставленного народу конституционного права на экзаменационную экспертизу лиц, осуществляющих государственное управление.

Другим элементом конституционного разделения властей стал Контрольный Юань. В качестве высшего наблюдательного органа государства Контрольный Юань обладает правами импичмента, цензуры, ревизии и проведения слушаний. В соответствии с анализом Тайваньского закона «О контроле в Китайской Республике»[14] можно попытаться сделать вывод, что это квазисудебный орган, обладающий полномочиями конституционного контроля и надзора. Причем Контрольный Юань не занимается вопросами исследования конституционности нормативных актов – это прерогатива Национального собрания и судебного юаня. Контрольный Юань работает с жалобами граждан на предмет нарушения их конституционных прав, выполняя тем самым роль своеобразного коллегиального омбудсмена (уполномоченного по правам человека). Кроме того, основная функция Контрольного Юаня заключается в принятии решений об отстранении от должностей высших должностных лиц, включая Президента Китайской Республики, и передачу их под действие судов общей юрисдикции, возглавляемых Судебным Юанем. Контрольный Юань в настоящее время состоит из 29 депутатов, включая председателя и его заместителя. Все члены Контрольного юаня исполняют обязанности 6 лет и назначаются президентом Китайской Республики с согласия Законодательного юаня.

Необходимо отдать дань доктору Сунь Ятсену, как ученому государствоведу, ведь он еще в начале двадцатого века, когда школа юридического позитивизма находилась в зачаточном состоянии сумел почувствовать важность контрольно-надзорного направления в деятельности государственной власти и предположил, что данная деятельность должна быть самостоятельной и равноценной законодательной, исполнительной и судебной.

В итоге проведенного рассмотрения отдельных элементов государственного механизма Китайской Республики целесообразно предложить признать опыт современного Тайваня и учитывать его при совершенствовании принципа разделения властей, начиная с формулировок основ конституционного, государственного общественного строя. Возможно, мировая конституционно-правовая мысль вполне созрела для выхода за рамки традиционного рассмотрения триединства государственной власти, по крайней мере, опыт существования рассмотренного политико-территориального образования позволяет сформировать иной, неординарный взгляд на государственное строительство.

В вопросах формирования государственности в современном мире повышенную роль играют и так называемые не основные, дополнительные элементы политической системы, влияющие на формирование и осуществление политической власти. Это различные политические институты, наиболее значимыми из которых, на наш взгляд, являются политические партии.

К апрелю 2001 года в общей сложности в Китайской Республике на Тайване в министерстве внутренних дел Китайской Республики было зарегистрировано 94 политических партии. Тем не менее, только четыре из них играют заметную роль в политической жизни КР. Кандидат в президенты от Демократической прогрессивной партии (ДПП) Чэнь Шуйбянь победил на президентских выборах 2000 года 18 марта, набрав 39.3 процента голосов. Гоминьдан (ГМД или Национальная партия) имеет «небольшое большинство» в Законодательном юане. Первая Народная партия, основанная Джеймсом Суном, занявшего второе место на президентских выборах 2000 года, является третьей крупнейшей партией на Тайване. Четвертая основная политическая партия в Китайской Республике, в соответствии с ее членством в Законодательном юане, это - Новая партия (НП).[15]

Одним из приоритетных направлений государственного строительства на Тайване является процесс демократизации общества в рамках конституционного законодательства.

Демократизация – это бесконечный процесс, требующий постоянного углубления и консолидации. Укрепление прав человека – существенная часть этого процесса. Это особенно справедливо для молодых демократий, таких как Тайвань. Президент Чэнь Шуйбянь четко осознает необходимость этого и с приходом новой администрации вслед за первой в истории сменой правящей партии предлагает идею «построения государства прав человека».[16]

В соответствии с этим принципом администрация президента разработала серию установок, мер и планов, связанных с продвижением и защитой прав человека:

1. Первый в истории обзор политики, правил и практического опыта всех министерств и департаментов для определения того, насколько они соответствуют международным стандартам прав человека. (Первая фаза этого обзора уже завершена и доклад сейчас уже доступен для общественности)[17].

2. Создание Национальной комиссии по правам человека в соответствии с Парижскими принципами ООН (Законодательный юань собирается обсуждать на текущей сессии два проекта законов, предложенных администрацией и Коалицией неправительственных организаций)[18].

3. Ратификация Международной конвенции по гражданским и политическим правам и Международной конвенции по экономическим, социальным и культурным правам, которые Китайская Республика подписала в 1967 г. (Рассмотрение было намечено Законодательным юанем на апрель)[19].

4. Используя эти две конвенции вместе с другими основными международными стандартами прав человека выработать свой билль о правах человека в форме Основного закона о правах человека. (Проект закона должен быть готов в 2002 г.)[20].

5. Разработка и выпуск Национального плана действий по правам человека согласно Венской декларации и программе действий 1993 г. (Проект плана будет готов к публичному обсуждению в 2003 г.)[21].

6. Первый в истории национальный доклад по правам человека, предваряющий начало работы Национальной комиссии по правам человека. (Должен быть выпущен к февралю 2003 г.)[22].

7. Программа ревизии существующих законов и предложения нового законодательства (например, постепенный запрет смертной казни и усиление антидискриминационных законов) необходимого для ряда вышеупомянутых программ. (Планируется, некоторые пункты частично осуществляются).

8. Программа обучения правам человека для школ, общественных служащих, и представителей таких профессий, как судьи и прокуроры. Также создание Национального мемориального музея прав человека, который одновременно будет центром обучения правам человека. (Идет разработка плана, некоторые пункты частично осуществляются).

9. Интенсификация и расширение обменов с международным сообществом по правам человека. (В рассмотрении).

Эти инициативы по «строительству государства прав человека», нацелены на достижение трех целей, которые были заявлены Тайваньской ассоциацией за права человека.

Во-первых, после полувека авторитарного правления одной партии и 38 лет режима чрезвычайного положения, конституционно-демократический порядок, определенный Конституцией Китайской Республики, еще не стал реальным явлением национальной культуры и традиций. Поскольку права человека являются сердцевиной любой конституционной демократии, при перестройке конституционного порядка существенно важно не только повысить роль закона, но также быть уверенным, что все законы отвечают стандартам прав человека.

Во-вторых, в «Эпоху прав человека», последовавшую за Второй мировой войной, люди не только наделены правами человека, защищаемыми национальной конституцией, но и универсальными правами человека, защищаемыми международно-правовыми актами о правах человека. Усиливая универсальность этих прав и объединяясь с международными стандартами, политические установки, меры и планы помогут перестроить и обновить конституционный строй.

В-третьих, когда в 1971 г. Китайская Республика была исключена из ООН, она также оказалась вне международного режима прав человека. Предпринятые Тайванем инициативы в области прав человека, хотя созданные первоначально для внутренних целей, будут сигнализировать миру, что, несмотря на навязанную нам дипломатическую изоляцию, мы по-прежнему являемся частью глобальной деревни прав человека и хотим и готовы участвовать в универсальной реализации универсальных прав.[23]

В противовес тенденциям, проявляющимся на острове Тайвань властями материкового Китая, заблаговременно была выдвинута политика «мирного воссоединения» и доктрина «одна страна, две системы». Основные черты этой политики следующие:

1. В мире существует только один Китай. Тайвань является неотъемлемой частью Китая. Место дислокации центрального правительства находится в Пекине.

2. Две системы сосуществуют в рамках территориального единства Китая, социалистическая система материкового Китая и капиталистическая система Тайваня будут сосуществовать и развиваться одновременно.

3. Высокая степень автономности. После воссоединения страны Тайвань будет обладать высокой степенью автономности как особый административный регион.

4. Мирные переговоры. Страна должна быть воссоединена посредством мирных взаимодействий через контакты и переговоры.

С тех пор, как Постоянный Комитет Всекитайского собрания народных представителей Китайской Народной Республики опубликовал 1 января 1979 года обращение к компатриотам Тайваня, провозглашающее политику мирного воссоединения страны, длительное противостояние и непримиримая конфронтация, стали немного ослабевать. Появилось взаимодействие в области науки, литературы, спорта, журналистики, экономического и торгового сотрудничества.

С 1992 года на неофициальном уровне регулярно действуют, сформированные правительствами двух сторон, общественные организации: материковая ''Ассоциация взаимоотношений через Тайваньский пролив'' (Association for Relations Across the Taiwan Straits) и тайваньский ''Фонд обмена через Тайваньский пролив'' (Foundation for Exchange Across the Taiwan Straits). Эти организации осуществляют рабочие контакты и дискуссии по вопросам взаимоотношение материка и островной части.

30 января 1995 года Генеральный секретарь Центрального Комитета Коммунистической Партии Китая, Председатель Китайской Народной Республики Цзянь Цзи Минь произнес свою знаменитую речь «Продолжающееся стремление к воссоединению Китая».[24] В ней были выдвинуты 8 основных предложений по урегулированию взаимоотношений между Китаем и Тайванем:

1. Следование принципу одного Китая – основная предпосылка для мирного воссоединения. Китайский суверенитет и территориальная целостность никогда не должны пострадать от разделения. «Мы должны решительно противостоять любым предложениям разделить страну и править под различными режимами, два Китая одновременно и т.д., которые противоречат принципу единого Китая".[25]

2. Поддержка неправительственных культурных и экономических связей с Тайванем и другими странами в соответствии с принципом единого Китая.

3. Привлечение представителей всех политических партий и групп для консультаций при выработке программы воссоединения.

4. Недопустимость силового решения проблемы воссоединения, при обязательной необходимости обеспечения суверенитета любыми способами, включая силовые.

5. Неизменность экономической политики и сохранение экономической системы Тайваня.

6. Соблюдение национальных традиций. Великая культура Китайского народа обязывает всех китайцев, и она должна стать основой переговоров.

7. 21 миллион тайваньцев – китайцы. Китай гарантирует сохранение образа жизни жителей Тайваня. Данное правило будет относиться не только к деятельности государственных органов, но и политических партий, включая КПК. В государственной политике Китай будет учитывать мнение тайваньцев.

8. Открытость для официального сотрудничества. Решительность и искренность в преобразованиях.

В свою очередь, Президент Тайваня Чэнь Шуй Бянь в своей иногурационной речи 20 мая 2000 года обосновал политику “Пяти нет” отношениям двух сторон Тайваньского пролива. Он обещал, что если китайские коммунисты не станут применять военную силу против Тайваня, то он не будет:

1. объявлять независимость Тайваня;

2. изменять название страны;

3. настаивать на включение в конституцию Китайской Республики высказанной предыдущим президентом Тайваня Ли Дэн Хуэйем формулы “особые отношения между двумя странами”;

4. проводить референдум по изменению статуса кво по вопросу независимости или объединения;

5. предлагать отмену “Курса на национальное объединение” или упразднение Совета по национальному объединению.

Во время государственного визита в Центральную и Южную Америку в мае 2001 года президент Чэнь провозгласил новую политику «Пяти нет» в вопросе отношений с материковым Китаем. Он заявил, что правительство Демократической прогрессивной партии не будет:

1. провоцировать материковый Китай

2. неправильно оценивать отношения двух берегов Тайваньского пролива

3. отказываться от искренности и доброй воли в укреплении этих отношений

4. становиться пешкой для любой страны;



5. считать эти отношения игрой с нулевой суммой.[26]

В январе 2002 года руководство Китайской Народной Республики вновь обратило внимание на стратегию вопроса об объединении. Принципиальная позиция китайского правительства, пользующаяся признанием международного сообщества, по-прежнему остается неизменной. Считается, что по характеру и причинам возникновения тайваньских вопрос отличается от сянганского и аомэньского вопросов. В рамках концепции «одна страна – две системы» можно проводить еще более великодушную и снисходительную политику в отношении тайваньского вопроса.

Осуществление объединения страны является общим чаянием и священной миссией соотечественников на двух берегах Тайваньского пролива. В новом году КНР намерена продолжать основной курс «мирное объединение, одна страна с двумя строями», всесторонне претворять в жизнь выдвинутое председателем Цзян Цзэминем восьмипунктное предложение о развитии отношений между двумя берегами и продвижении вперед процесса мирного объединения Родины, вместе с широкими массами соотечественников на Тайване отстаивать принцип одного Китая, выступать против раскольнических акции приверженцев «независимости Тайваня» в любых проявлениях, предпринимать позитивные меры для устранения препятствий на пути развития отношений между двумя сторонами, прилагать новые усилия к окончательному полному объединения Родины и великому возрождению китайской нации.[27]

Официальные власти Тайваня, в свою очередь, не согласны в полной мере с позицией КНР.

Однако процесс достижения взаимного понимания нельзя назвать гладким. Предыдущий Президент Тайваня Ли Денхуэй (Lee Teng-hui) выступил против предложений Председателя Китайской Народной Республики о присоединении Тайваня на правах особого административного региона. Он пояснил, что тогда, как Гонконг и Макао[28] являлись колониями, подчиненными другим нациям определенный период времени, Тайвань обладает статусом Китайской Республики, которая была основана на материке после падения китайской императорской династии. Тайвань сохраняет статус республики, который был установлен в Китае 86 лет назад, и к нему нельзя относиться как к еще одному особому административному региону.[29]

Официальная позиция Тайваньских властей предусматривает сохранение формы правления, сформированной Гоминданом в конце 20-х годов, учитывая, что он был изгнан из Китая в 1949 году.

Видимо, Тайвань опасается того, что, в конце концов, Гонконг, Макао и Тайвань будут подвержены социалистическим преобразованиям после окончательного присоединения. Политика «одна страна, две системы» может превратиться в политику «одна стран, одна система».

Опрос общественного мнения на Тайване показывает, что хотя большинство тайваньцев не против воссоединения, они не доверяют формуле «одна страна, две системы».[30] Тайвань считает, что эта формула не может быть долгосрочной.

Сомнения жителей Тайваня не безосновательны. Китай отказывается отречься от использования силы. По словам Чен Вей-чанга (Chien Wei-chang), вице-председателя Национального Политического Консультационного Совета Китая (НПКСК КНР), «решение использовать силу против Тайваня будет зависеть от трех факторов: во-первых, если Тайвань будет требовать независимости; во-вторых, если какая-либо иностранная держава вознамериться оккупироваться Тайвань; в-третьих, если переговоры о воссоединении будут пролонгироваться слишком долго».[31]

Дефиниция «долгий период времени» никак не расшифровывается. Ситуация усугубляется заявлениями официальных властей КНР о том, что проблема Тайваня является сугубо внутренней проблемой. Материковый Китай всегда оставляет за собой право разрешения Тайваньского вопроса в виде полицейской операции.

В свою очередь Тайвань не остался в стороне от жесткой формы диалога и продемонстрировал наличие системы средств самообороны. Президент Чэнь заявил, что обеспокоен наращиванием военной мощи Китая и запросил оценку его потенциальной угрозы для подготовки кратко - (2005 г.), средне - (2010) и долгосрочной (2020) программы реструктуризации. Он полагает, что «в будущей войне потребуются эффективное использование трех видов вооруженных сил и интеграция традиционных и современных высокоточных вооружений». Однако военный бюджет Тайваня был сокращен соответственно увеличению затрат на социальные программы.

Хотя президент Тайваня Чэнь склонен к активной стратегии национальной обороны, он также за меры по укреплению доверия для устранения непонимания между двумя сторонами Тайваньского пролива. Он объявил о том, что закупка нового оружия не означает, что Тайвань хочет гонки вооружений и что «оружие – это не единственное средство укрепления безопасности Тайваня».

Вместе с тем, в марте 2002 года на Тайване вступили в силу Закон о национальной обороне и Закон об организации министерства национальной обороны. Новые законы объединили военное командование и систему государственной закупки вооружений под началом министра национальной обороны. Ему помогают заместители по военной администрации и по тыловому снабжению, а начальник генерального штаба ответственен за военное командование.

Президент осуществляет верховное главнокомандование вооруженными силами через министра национальной обороны, который передает приказы начальнику генерального штаба в соответствие со статьей 8. Новые законы возлагают на министерство национальной обороны ответственность за формирование военной стратегии. Основной контроль над вооруженными силами был передан от кадровых военных генерального штаба министерству национальной обороны, которое возглавляет гражданское лицо.

В министерстве было создано несколько новых структур, в том числе отдел стратегического планирования и отдел общей оценки, которые изучают долгосрочные стратегические потребности Тайваня. К 2003 году реорганизация министерства будет завершена. Количественный состав вооруженных сил сокращается, в то время как качество боевой мощи увеличивается.

Тайвань также внедряет свой «план элитных подразделений», вооруженные силы реструктуризируются, сокращаются командные уровни, улучшаются системы тылового обеспечения. В 2001 году вооруженные силы Тайваня насчитывали около 300 000 человек, и планируется их сокращение к 2005 году до 280 000, из них 160 000 составят сухопутные войска, 40 000 – военно-морские и 50 000 – военно-воздушные силы.

Ввиду того, что вооруженные силы коммунистического Китая сохраняют превосходящий уровень личного состава и вооружений, Тайбэй попытался поддержать достаточный уровень обороноспособности путем приобретения более современного вооружения и повышения уровня боеготовности личного состава. Китайская Республика приобрела современные системы вооружения за рубежом, в частности у США и Франции, в основном для военно-морских и военно-воздушных сил.

Тайвань уязвим для ракетных атак со стороны КНР, и только что разместил 200 ракет «PAC-II Patriot» в округе Тайбэя, оставляя Тайчжун и Гаосюн, два других крупнейших города, без защиты. Некоторые полагают, что Тайваню следует создать ракету средней дальности класса «земля – земля» с радиусом действия 1000 км для противодействия ракетной угрозе со стороны КНР, однако, если Тайвань приобретет ракеты средней дальности, Пекин будет еще менее терпим к включению Тайваня в систему противоракетной обороны США.[32]

В дополнение к разработке наступательной противоракетной стратегии Тайвань укрепляет возможности пассивной обороны путем рассеивания военных сил, улучшения командования, контроля, коммуникаций, компьютеров, разведки, рекогносцировки, укрепления укрытий для самолетов и т.д.

Вдобавок к поддержке концепции тотальной обороны президент Чэнь выступает за ведение решительных действий в прибрежной зоне, а не ожидание высадки коммунистических сил на западном берегу Тайваня. Поскольку Тайвань уже давно прекратил любые наступательные операции против КНР, цель, – прежде всего, предотвратить использование коммунистами силы против Тайваня. Если эту цель не удастся осуществить, тайваньские военные силы должны будут встретить врага, как только тот пересечет пограничную линию, и разбить его в Тайваньском проливе или на побережье.[33]

Увеличение обороноспособности Тайваня и его стремление к обретению все большей самостоятельности и не приветствуется Российской Федерацией.

Китай (Китайская Народная Республика) и Россия как два дружественных соседних государства постоянно оказывают друг другу поддержку по вопросам, касающимся национального суверенитета и территориальной целостности. Так обстоит и с тайваньским вопросом. 15 сентября 1992 года президент Ельцин Б.Н. подписал президентский указ, установивший, что Российская Федерация не будет устанавливать с Тайванем официальных межгосударственных отношений и что экономические, научно-технические и культурные связи между Россией и Тайванем будут вестись гражданами и неправительственными организациями на неофициальной основе.[34] В ноябре 1998 года после неформальной встречи руководителей двух стран в совместном коммюнике российская сторона ясно заявила, что она не поддерживает ни в какой-либо форме «независимость Тайваня», не поддерживает «два Китая», «один Китай и один Тайвань», отвергает участие Тайваня в ООН и других международных организациях, членами которых могут быть только суверенные государства, не будет поставлять Тайваню вооружения. В Пекинской декларации, подписанной совместно Председателем Цзян Цзэминем и Президентом Путиным В.В. 18 июля 2000 года, вновь провозглашен вышеупомянутый принцип «четырех нет» и ясно заявлено всему миру, что тайваньский вопрос – это исключительно внутреннее дело Китая и что недопустимо вмешательство внешних сил в его решение.[35] В результате решительной поддержки российской стороной позиции китайской стороны в тайваньском вопросе попытки тайваньских властей развить официальные связи с Россией и повысить уровень российско-тайваньских обменов неоднократно закончились провалом.[36]

Безусловно, в рамках предложенной работы не представляется возможным рассмотреть все или даже большинство аспектов и факторов, связанных с обозначенной темой исследования. Однако целесообразно обозначить некоторые основные выводы применительно к изучаемому объекту.

Во-первых, современный Тайвань обладает всеми необходимыми признаками первичного участника как внутригосударственных, так и международных отношений.

Во-вторых, социум Китайской Республики на Тайване имеет четкую систему идеологических установок и готов последовательно реализовывать основные направления политического развития. Как ни странно, такая ситуация чревата возможностями обострения либо конфронтации международных отношений. Причем, в конфликт могут оказаться втянутыми державы, влияющие на формирование мирового порядка: Российская Федерация, Китайская Народная Республика, Соединенные Штаты Америки и Япония.

В-третьих, позиция Тайваньских властей, предусматривающая сохранение формы правления, сформированной Гоминданом в конце 20-х годов, учитывая, что он был изгнан с материковой части Китая в 1949 году, при безусловной всесторонней поддержке единственной на сегодняшний день сверх державы (США) может привести к появлению новой формулы объединения разделенного народа по принципам либеральной демократии. Нельзя исключать стратегической заинтересованности США в существовании одного Китая в облике Китайской Республики, а не Китайской Народной Республики, что чревато повторением опыта Союза Советских Социалистических Республик. Имеется в виду создание деструктивной и неконтролируемой тенденции к глобальному распаду геополитических составляющих современной КНР. В этой связи, стратегия объединения Тайваня и КНР по принципу «одна страна-две системы», предложенный руководством материкового Китая видится наиболее приемлемым для обеспечения безопасности в северо–восточном азиатском регионе с выходом на Азиатско-тихоокеанский регион и в мире в целом.

В-четвертых, наиболее важный и самое главное полезный вывод, который целесообразно сделать, отсутствие обоюдного стремления конфликтующих сторон форсировать развитие ситуации по инициированию и проведению объединительных процессов.

Трехтысячелетний исторический опыт позволил Китаю много раньше Запада понять, что «влияние важнее власти». Это не стремление к прямому и силовому геополитическому контролю, а к органичному, естественному, точно дозированному и направленному воздействию на ключевые точки регионов и стран, государств и общественных систем. В Средние века эта вполне современная стратегия называлась цзинцзи – сокращенная форма от «цзинши цзиминь» (управление миром, помощь народам). Метод осуществления этой стратегии – увэй (фэйгун), или «недеяние» (т.е. ничего такого, что прямолинейно, грубо, примитивно, легко бросается в глаза). Иносказательно этот метод мудро назван «цзими» (ненатянутые поводья). Его суть – не диктат, а дипломатичная направляющая подсказка, сделанная к месту и вовремя. Древнейший принцип китайской стратегии – «побеждать не сражаясь», гибко действовать приемами сотрудничества и борьбы всеми мыслимыми средствами. Именно такое отношение к существующей проблеме является на сегодняшний день наиболее правильным.

ð ð ð ð ð



--------------------------------------------------------------------------------

[1] Зотов О. В. «Большая» центральная Азия и принципы геополитики КНР. http://asiainfo.narod.ru/weekly

[2] Эквивалент термина «Тайвань», одновременно обозначающий политический центр, рассматриваемого геополитического образования.

[3] Бажанов В. П. О политике России в азиатско-тихоокеанском регионе. http://isn.rsuh.ru/icis/dy99/dy99baz.htm

[4]По материалам посольства КНР в Российской Федерации и Информационного отдела Представительства в Москве Тайбэйско-московской координационной комиссии по экономическому и культурному сотрудничеству. http://china.worlds.ru/chengshi/taiwan/lishi.html

[5] Дмитриев В. Чужие берега// Новое время. №16. 2000. http: //asiapacific. narod.ru /countries/taiwan/taivan.htm

[6] Там же.

[7]Questions and Answers on the Taiwanese Issue. – Internet document, 1998. – Internet address: http://www.chinanes.org/ TaiWan/WTJD.html.

[8] Фердросс А. Международное право. М., 1959. С. 118-121.

[9] Высший представительный орган Китайской Республики.

[10] Гудошников Л. Новая ревизия конституции на Тайване. // Проблемы Дальнего Востока. 2000. №6. С.54–55.

[11] Сяо Синь Хуан Реформа правительства и демократическое управление. http://www.roc-taiwan-ru.com/policy/20020517/2002051701.html

[12]Чжун О. Торжествует ли правосудие? http://www.gio.gov.tw/info/nation/russia/1998/05/p39.htm

[13] Чжун О. Торжествует ли правосудие? http://www.gio.gov.tw/info/nation/russia/1998/05/p39.htm

[14] http://www.gio.gov.tw/taiwan-website/abroad/ru/glance/ch4.htm

[15] Гоминьдан. http://www.kmt.org.tw; Демократическая прогрессивная партия. http://www.dpp.org.tw; Новая партия. http://www.np.org.tw.

[16] Причем, заметим, что и в предвыборных лозунгах и в научной и политической дискуссии все чаще используется термин «государство».

[17] http://roc-taiwan.or.jp/info/fcj97/fcj42/1024p7.html.

[18] http://www.ly.gov.tw/

[19] Там же.

[20] Там же.

[21] http://www.ey.gov.tw/

[22] Там же

[23] Хуан Вэнь Сюнь Строить государство прав человека – клятва Тайва


• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150