21 августа, понедельник
 

А. В. Юрковский
РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ: НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

Конституция Республики Корея была принята в 17 июля 1948 г. Однако череда поправок существенно изменила не только
содержание основного закона государства, но и внесла серьезные изменения в конфигурацию политической системы южнокорейского
общества. В нынешнем виде южнокорейская политическая система и ее Конституция существуют с конца 80-х гг. двадцатого века.
При этом на протяжении всей южнокорейской истории влияние США на конституционное строительство страны всегда было очень
заметным.

Южнокорейская политическая система внешне во многом напоминает американскую (хотя в действительности функционируют они,
мягко скажем, очень по-разному). Как и в Америке, в Корее, по крайней мере, формально, действует принцип «разделения
властей»: исполнительная, законодательная и судебная власть в идеале должны быть независимы друг от друга и контролировать
друг друга. Правда, на практике баланс явно смещен в сторону власти исполнительной – президента и правительства[1].

Корейский парламент носит название «Национальная Ассамблея». Он состоит из 273 депутатов. Срок полномочий парламента четыре
года. Пять шестых депутатов избираются прямым голосованием по мажоритарной избирательной системе относительного большинства
по одномандатным избирательным округам. Одна шестая депутатского корпуса избирается по системе партийного представительства,
то есть по пропорциональной избирательной системе. Партии в Республике Корея к моменту выборов формируют списки
претендентов, и в результате выборов важна иерархия партийных списков, так как шансы на получение места в парламенте
соискателей, стоящих во главе списков, заметно выше, нежели шансы тех, кто находится на нижних позициях. В этой связи
мажоритарный характер демократии в Южной Корее предполагает согласие с волей большинства избирателей не только
проголосовавшего меньшинства, но и кандидатов победившей партии оставшихся за бортом предвыборной гонки в результате
нахождения в нижних позициях партийных списков. Такая ситуация позволяет манипулировать волеизъявлениями избирателей,
включая в заведомо неизбираемые позиции партийных списков влиятельных и авторитетных людей, которые изначально не имеют
прямого намерения становиться депутатами парламента и участвовать в управлении делами государства через посредство
законотворческой деятельности.

В целом, партийная система Республики Корея отличается крайней неустойчивостью. Партии постоянно трансформируются и
эволюционируют. Отсутствуют устойчивые, консервативные идеологические и политические платформы, находящие беспрерывную
поддержку большинства электората. Все попытки создать константные партии, либо партийные коалиции с устойчивой системой
идеологических ценностей периодически оканчиваются фиаско.

Корейские партии, по сути, являются клубами поддержки того или иного авторитетного политика (вдобавок, часто созданными на
региональной, земляческой основе)[2].

Идеологическая платформа в подобных условиях играет второстепенную роль. Для Кореи весьма характерны, например, переходы
депутатов парламента из какой-нибудь слегка ослабевшей партии в ту, которая на данный момент набирает политический капитал,
несмотря на то, что заявленные идеологические установки этих двух партий могут кардинально отличаться. Предвыборные обещания
в ходе очередной кампании могут меняться с точностью до наоборот в течение считанных часов, в зависимости от того, куда
«подует ветер» общественного мнения, и от того, на альянс с какими силами собирается пойти в данный момент тот или иной
кандидат. Точно так же и реальная политика после победы на выборах мало связана с какими бы то ни было обещаниями. Тем
более, что президент, обладающий широчайшими полномочиями, которые, по сути, достались ему в наследство от авторитарных
режимов прошлого, после своего избрания практически никому не подотчетен. Даже о мнении бывшего «электората» ему нет нужды
беспокоиться, ведь глава государства, согласно Конституции, все равно не может быть переизбран на второй срок[3].

Парламент в Корее принимает законы и государственный бюджет, а также утверждает (или отвергает) предложенных президентом
кандидатов на высшие государственные посты и ратифицирует международные соглашения. Парламенту также принадлежит право
решать вопросы войны и мира. В реальности решение о начале военных действий скоре всего будет принимать верховный
главнокомандующий – Президент Республики Корея. Корейский парламент созывается для работы один раз в год: его сессии
продолжаются, как правило, один квартал в году – с сентября по декабрь. Однако при необходимости могут созываться
дополнительные сессии парламента. Их легитимность имеет продолжительность не более месяца в году.

Если делать сравнительную оценку значимости отдельных органов государственной власти в формировании политических доминант,
то парламент Республики Корея в этой системе будет играть не первое место. Одно из важнейших и лидирующих мест в системе
власти занимает Президент и подчиненные ему органы исполнительной власти.

По форме правления Республика Корея является президентской республикой. Глава государства (Президент) одновременно является
главой исполнительной власти. Президент не подотчетен парламенту. В своих действиях он не несет ни политической, ни
юридической ответственности перед парламентом. Объем его полномочий позволяет инициировать основные направления развития
политических отношений и лидировать в вопросах их практической реализации. Президент избирается посредствам всеобщих выборов
на основе прямого голосования сроком на пять лет. Народ государства путем прямого волеизъявления осуществляет избрание
интересующего его кандидата. При этом демократия в Республике Корея обладает признаками западного мажоритаризма. Это
означает, что проигравшее на выборах меньшинство вынуждено согласиться с мнением победившего большинства. В конституционном
праве Республики Корея регламентирована очень важная особенность – переизбрание лица избранного Президентом на второй срок
запрещается Конституцией.

Президент назначает премьер-министра и министров. Процедура назначения предполагает необходимость согласования воли
Президента с мнением парламента – кандидатуры на высшие государственные должности утверждаются парламентом.

Президент представляет государство в международных отношениях и внутриполитических делах.

Президент является верховным главнокомандующим вооруженных сил.

Президенту подчиняется премьер-министр, который непосредственно осуществляет текущее руководство кабинетом министров.
Кабинет министров также формально напрямую подчиняется Президенту, то есть глава государство в любое время может принять
личное участие в заседании Кабинета министров и руководить его работой. Кабинет назначается президентом после утверждения
парламентом.

В системе исполнительной власти существует несколько государственных учреждений, которые по своему правовому статусу
приравнены к министерствам, но в состав Кабинета не входят и подчинены президенту напрямую. К ним относятся, в частности,
Национальная служба разведки и Комиссия по делам государственной службы.

Количество членов кабинета министров и количество руководителей министерств не совпадают. В Кабинет входят главы 16
корейских министерств, хотя чиновников в ранге министров насчитывается 31.

В Корее существует практика присвоения статуса министра, с присвоением соответствующих полномочий и привилегий не только
главам министерств непосредственно, но и руководителям некоторых особо важных ведомств и лицам, осуществляющим специальные
поручения Президента или определенные направления деятельности.

Возглавляет Кабинет премьер-министр, у которого имеется два заместителя.

В Южной Корее существует конституционная норма, по которой первым вице-премьером Кабинета министров является по
совместительству министр экономики и финансов.

Должность второго вице-премьера предоставляется министру министерства объединения по совместительству[4]. Такая система
подчеркивает, во-первых, особое внимание, которое в Южной Корее уделяется вопросам экономики, а, во-вторых, специфику
положения Кореи как «разделенной страны»[5].

В системе органов исполнительной власти Республики Корея представлены следующие министерства:

1. Министерство экономики и финансов.

2. Министерство по делам объединения.

3. Министерство иностранных дел и внешней торговли.

4. Министерство юстиции.

5. Министерство национальной обороны.

6. Министерство внутренних дел.

7. Министерство образования.

8. Министерство науки и технологии.

9. Министерство культуры и туризма.

10. Министерство сельского и лесного хозяйства.

11. Министерство торговли, промышленности и энергетики.

12. Министерство равенства полов.

13. Министерство информации и коммуникаций.

14. Министерство здравоохранения и соцобеспечения.

15. Министерство окружающей среды.

16. Министерство труда.

17. Министерство строительства и транспорта.

18. Министерство мореплавания и рыболовства.

Некоторые министерства Республики Корея имеют двухзвенную структуру. В их состав входят государственные управления и
агентства. Например, Национальное управление статистики является автономным учреждением в составе министерства экономики и
финансов.

Судебная ветвь государственной власти представлена Верховным Судом и системой судов общей юрисдикции, а также системой
специализированных судов. Члены Верховного Суда Республики Корея назначаются Президентом. Вместе с тем, «западная» модель
системы сдержек и противовесов нашла отражение и в вопросах формирования судебной системы Республики Корея. Так, например,
председатель Верховного суда Республики Корея назначается на должность, только после утверждается Национальной Ассамблеей.

Верховный Суд рассматривает апелляции против решений судов более низкого уровня. Всего в Корее имеется 103 местных суда
(примерный аналог российских районных судов), провинциальные и иные суды промежуточного уровня, а также специализированные
суды (семейный суд, административный суд, военные трибуналы и т.п.)[6].

С 1988 г. в системе судебной ветви государственной власти Республики Корея существует Конституционный Суд. Конституционный
Суд рассматриваемого государства создан с заимствованием опыта континентальной системы конституционного правосудия. То есть,
это специализированный судебный орган конституционного контроля. Его главная задача – проверка законов и решений
государственной власти на предмет соответствия Конституции страны. Еще одно полномочие Конституционного Суда связано с
проверкой конституционности решений органов государственной власти, затрагивающих конституционные права и свободы граждан.
Другое, не менее важное полномочие Конституционного Суда Республики
Корея, это участие в процедуре импичмента
Президента.

Целесообразно отметить, что в 2004 г. Конституционный Суд воспользовался данным правомочием в связи с оценкой деятельности
Президента Республики Корея Но Мун Хена.

14 мая 2004 г. Конституционный Суд Южной Кореи объявил свое решение по вопросу об импичменте президенту Но Му Хену.
Напомним, что 12 марта, за месяц с небольшим до парламентских выборов, уходящий состав Национальной Ассамблеи проголосовал
за отстранение главы государства от должности. Но Му Хена обвинили в нарушении избирательного законодательства, а также в
профессиональной некомпетентности и в том, что его помощники оказались замешаны в коррупционных скандалах.

По общему правилу, решение об импичменте вступает в силу, если не менее 6 из 9 судей Конституционного Суда его поддержат. В
таком случае Но Му Хен лишится своего поста, и в кратчайший срок будут проведены новые президентские выборы. В настоящее
время обязанности Президента исполняет премьер-министр Ко Гон[7].

Особенности южнокорейского правосудия имеют специфические очертания. Многие считают, что Республика Корея слепо реципирует
систему отправления Правосудия у Соединенных Штатов Америки. Однако это не так.

Представления о правосудии в американском и корейском обществах существенно различаются. Чтобы наглядно проиллюстрировать
различия (при всех поверхностных сходствах), целесообразно рассмотреть две модели отправления правосудия – «процессуальную»
и «материальную».

Говоря упрощенно, американское общество базируется на «процессуальной» модели правосудия. Это означает, что правосудие
свершается, когда юридические процедуры строго соблюдены вплоть до мельчайших деталей. В условиях недостатка
подсознательного опыта, традиций, внутренне скрепляющих другие нации, американское общество считает необходимым установить
ясные правила, с которыми все согласны, а затем проводит эти правила в жизнь без исключений. Общественный порядок и
спокойствие в стране зависят от соблюдения данного принципа законности и процедуры.

В Корее подразумевается, что правосудие должно быть «материальным». Это означает признание приоритета материального права
над процессуальным. То есть, результат правосудия должен быть важнее процесса, при известном ответственном отношении к
процессу. Точное следование всем правилам и юридическим процедурам отступает на второй план перед необходимостью достичь
справедливого результата. Судьи часто игнорируют узкие, формалистские толкования законов, чтобы добиться человеческой и
социальной справедливости по существу. Социологи называют Соединенные Штаты «рациональным обществом», где всем общественным
институтам и системам даны ясные дефиниции для того, чтобы каждый мог четко себе представлять правила, по которым
функционирует общество, при минимуме двусмысленностей и путаницы. В своих лучших проявлениях американская модель
обеспечивает справедливость и предсказуемость. В худших – ее считают бессердечной и бесчеловечной системой, уважающей лишь
процессуальные нормы[8]. Корею можно характеризовать как «родовое общество» (tribal society), которое цементируется фактом
национального и исторического единства, подсознательным внутренним чувством, общим для всех корейцев. Корейцы не анализируют
– они чувствуют. Корейцы не взвешивают все «за» и «против» на основе неких рациональных критериев, как делает большинство
американцев при принятии решения; они прислушиваются к голосу своего сердца. Кровные узы, землячество, почтение младшими
старших и многие другие элементы родового общества играют очень большую роль в поступках и решениях корейцев[9].

Поскольку происходящее – не более чем очередной судебный прецедент, решение принимается на основе судебных процедур и
«очков», набранных обеими сторонами. Оно зависит от силы доказательств, аргументов, от тактических хитростей и от актерской
игры на чувствах присутствующих, которая может повлиять на присяжных в определенный момент. В Корее главный вопрос в другом:
что делается или что можно сделать для минимизации ущерба? Это меняет весь характер отправления правосудия и его результат.

Полностью воспринять систему североамериканского правосудия корейцам не дает чувство самобытной национальности. Система
национального правосудия стремится, прежде всего, обеспечить защиту национального достоинства и национальной безопасности.

Корея – возможно, самое неудобное место для размещения американских правовых традиций войск. Родовая система общества и
культуры, основанная на эмоциях, полностью противоречит американскому рациональному складу ума.

В этой холодной картине взаимоотношений двух культур, возможно, читается предсказание, что дни американского военного
присутствия в Корее (как и на Окинаве, где родовой темперамент подобен корейскому) сочтены. Плохо это или хорошо, может
показать только будущее.

Однако из-за своей горячности и неуправляемых душевных порывов Корея не способна рационально предсказывать или
контролировать ход событий[10].

Особенности территориальной организации публичной власти в Республике Корея весьма лаконичны – это простое унитарное
государство. В административном отношении Корея состоит из 9 провинций и 7 городов центрального подчинения, обладающих
правами провинций. Местные органы


власти с начала 1990-х гг. стали избираться (ранее губернаторов и мэров просто назначали). Система управления территориями
осуществляется централизованно. Избираемые руководители власти на местах призваны исполнять решения высших органов
государственной власти, либо осуществляют делегированные полномочия.

Постоянное наблюдение за изменением политической системы Республики Корея важно для России в связи с обеспечением
безопасности в азиатско-тихоокеанском регионе, географическим соседством и геополитическим партнерством.


[1] Ланьков А. Разделение властей в Республике Корея // http://Travel.ru., 1995.

[2] Ланьков А. Разделение властей в Республике Корея // http://vestnik.tripod.com.

[3] Штефан Е. Страна утренней свежести // Политбюро. № 11 (11). 2002. 16 дек.

[4] Министерство объединения ведает всем комплексом проблем, связанных с отношениями с Корейской Народной Демократической
Республикой.

[5] Ланьков А. Разделение властей в Республике Корея // http://Travel.ru., 1995.



[6] Ланьков А. Разделение властей в Республике Корея (http://vestnik.tripod.com)

[7] Штефан Е. Корея и США: две модели правосудия // Сеульский вестник. 2000–2002 (http://vestnik.tripod.com)

[8] Jon Huer Korea and U S.: two models of justice // Корея геральд. 2002. 3 дек.

[9]Там же.

[10] Хьюер Джон. Указ. соч. 2002. 3 дек.

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150