26 мая, пятница
 

Т. Б. Басова
УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВЗЯТОЧНИЧЕСТВО: ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ ОПЫТ РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ

Взяточничество имело и имеет широкую распространенность во все времена, во всех странах. Опасность таких преступлений
связана с тем, что они нарушают нормальную деятельность властных и управленческих структур, подрывают их престиж, создают у
значительного числа людей представление о возможности решить вопросы, получить желаемое за счет подкупа должностных лиц.
Кроме того, взяточничество является активно действующим криминогенным фактором, поэтому повышенная опасность этого явления
обусловлена и тем, что во многих случаях оно сочетается с другими опасными преступлениями: хищениями, легализацией
(отмыванием) денежных средств или имущества, приобретенных незаконным путем, и др.

Широкая распространенность, высокая латентность этих преступлений во многих странах мира вынуждают эти государства
регламентировать в национальном уголовном законодательстве ответственность за взяточничество.

Уголовно-правовая борьба с этим социальным злом в России была и остается в современных условиях чрезвычайно актуальной
проблемой. Теоретики прилагают непрестанные усилия для оптимизации уголовной ответственности за взяточничество. Для
получения новых знаний необходимых для эффективной борьбы со взяточничеством в России целесообразно, по нашему мнению,
обратиться к изучению зарубежного опыта в этом вопросе. Ведь, как правильно подмечено М. Ансеном: «Изучение зарубежного
права открывает перед юристом новые горизонты, позволяя ему лучше узнать право своей страны, ибо специфические черты этого
права особенно отчетливо выявляются в сравнении с другими системами. Сравнение способно вооружить юриста идеями и
аргументами, которые нельзя получить даже при очень хорошем знании только собственного права»1.

К исследованию в настоящей публикации было выбрано уголовное законодательство Республики Корея. При выборе страны,
применительно к которой будет нами изучаться опыт регламентации уголовной ответственности за взяточничество, мы исходили из
следующих моментов. Во-первых, законодательная практика борьбы со взяточничеством в странах Западной Европы и США
подвергалась исследованию неоднократно2. Следовательно, целесообразно расширить географию и обратиться к опыту стран
Дальнего Востока. Проф. Ю. А. Тихомиров справедливо отмечал: «Дальневосточная правовая семья столь же своеобразна, сколь и
долговечна. Её многовековое существование во многом объясняется собственными историческими корнями с длительной изоляцией от
зарубежного права. Глубокие нравственно-религиозные истоки оказались столь устойчивыми, что даже «европеизация» и
«американизация» правовой семьи дальневосточных стран не смогли коренным образом изменить их природу3. Во-вторых, из всех
правовых систем многих стран, образующих дальневосточную правовую семью, нами было выбрано право Республики Корея, так как
оно занимает видное место в семье дальневосточного права. Кроме того, Южная Корея относится к государствам, где достаточно
ярко выражены черты карательной уголовно-правовой системы, для которой уголовное право является эффективным способом борьбы
с социальными отклонениями. К тому же, по утверждению А. А. Малиновского, «правовые системы большинства государств были в
прошлом и остаются в настоящем карательными»4.

Итак, приступим к выяснению порядка уголовно-правового регулирования ответственности за взяточничество в Республике Корея.

Действующий Уголовный кодекс Республики Корея был утвержден Законом № 293 от 18 сентября 1953 г. и вступил в действие в
октябре этого же года. Затем в него несколько раз вносились изменения и дополнения: Законом № 2745 от 25 марта 1975 г.,
Законом № 4040 от 31 декабря 1988 г., Законом № 5057 от 29 декабря 1995 г.5.

Взяточничеству (ст. 129–134) отводится заключительная часть главы VII книги 2 Уголовного кодекса Республики Корея6.

Термин «взяточничество» является собирательным. Согласно российской теории и практике он охватывает такие составы
преступлений, как получение взятки и дачу взятки.

В действующем южно-корейском уголовном законе формулированию состава получения взятки посвящены статьи 129–132.

Ст.129 УК РК (Получение взятки и обещание получения) является, если так можно выразиться «общим» составом получения взятки
и состоит из двух параграфов, каждый из которых содержит самостоятельный состав рассматриваемого преступления, отличающиеся
между собой признаками субъекта.

Так, согласно параграфу 1 ст. 129 УК РК, должностное лицо, которое получило, потребовало или дало обещание получить взятку
в связи с исполнением своих должностных обязанностей, подлежит наказанию в виде каторжных работ на срок не более пяти лет
приостановления в квалификации на срок не более десяти лет.

Если же лицо, которое должно стать должностным лицом или третейским судьей, получает, требует или обещает получение взятки
в ответ на просьбу, связанную с должностными обязанностями, которые лицо исполняет, и лицо в действительности становится
должностным лицом или третейским судьей, то такие деяния будут квалифицированы как получение или обещание взятки в
соответствии с параграфом 2 ст. 129 УК РК. В случае совершения такого преступления лицо подлежит наказанию в виде каторжных
работ на срок не более трех лет или временному отстранению от должности на срок не более семи лет.

Оба названных состава предусматривают специального субъекта преступления: в параграфе 1 ст. 129 УК РК – это должностное
лицо, а в параграфе 2 данной статьи – лицо, которое должно стать должностным лицом или третейским судьей. Представляется,
что такое формулирование данного признака состава преступления позволяет относить к субъектам получения взятки довольно
широкий круг лиц.

Ещё две статьи УК РК посвящены составу получения взятки – ст. 130 (Взятка третьему лицу) и ст. 132 (Получение взятки через
добрые услуги), закрепляющих самостоятельный вид данного преступления.

Своеобразие взятки третьему лицу заключается в том, что должностное лицо или арбитр, которые требуют или обещают дать
взятку третьему лицу взамен удовлетворения несправедливой просьбы7, связанной с его должностными обязанностями.

Особенность получения взятки через добрые услуги сводится к тому, что должностное лицо может не только использовать свои
служебные полномочия, но и действовать противоправно благодаря служебному положению, а также использовать компетенцию других
должностных лиц.

Таким образом, из анализа ст. 129, 130, 132 по действующему УК РК получение взятки осуществляется в виде следующих форм
поведения должностного лица:

1) за деяния, которые входят в служебные обязанности должностного лица;

2) за деяния, совершенные должностным лицом благодаря служебному положению;

3) за деяния, совершенные должностным лицом с использованием благоприятных условий через служебные деяния других
должностных лиц.

В теории российского уголовного права общепризнанно, что различные виды должностного злоупотребления (в том числе и
получение взятки) заключают в себе его общие свойства, каковыми являются: совершение виновным деяния благодаря служебному
положению и вопреки интересам службы.

Такое понимание особенностей деяния как признака объективной стороны должностного преступления нашло своё отражение в УК
РСФСР 1960 г., в котором первый из названных признаков был сформулирован как «совершение деяния с использованием служебного
положения». В оценке данного признака в уголовно-правовой литературе сложилось двоякое мнение: он понимается в узком и
широком смыслах.

При этом одни исследователи считают, что должностное лицо может совершать преступные действия только в пределах своей
служебной компетенции (А. Н. Тpайнин, В. Д. Меньшагин, В. Ф. Кириченко, М. Д. Лысов). Другие авторы полагают, что
использование должностным лицом своего служебного положения может иметь место не только в пределах его служебной
компетенции, но и в использовании должностного влияния, авторитета, служебных связей с другими должностными лицами (Б. С.
Утевский, А. Б. Сахаров, Б. В. Волженкин, В. С. Квашис, С. М. Цагикян).

Нами представляется наиболее приемлемым для российского законодательства узкое понимание должностного (служебного)
положения. При совершении преступления виновный преступным образом использует предоставленные ему должностные полномочия. В
УК РФ 1996 г. теоретический спор нашел свое разрешение в пользу узкой трактовки служебного положения путем прямого указания
законодателя на использование должностным лицом своих служебных полномочий (или благодаря им) при совершении преступлений
против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Анализ положений действующего УК РК показывает, что законодатель при оценке деяния как признака объективной стороны состава
получения взятки стоит на позиции понимания его в широком смысле, что отличает его от мнения российского законодателя.

Статья 131 УК РК регламентирует ответственность за неправомерное действие после получения взятки и последующее
взяточничество. Так, в соответствии с ч.1 данной статьи, должностное лицо или арбитр, совершившие неправомерные действия
после совершения преступлений, указанных в статьях 129–130, подлежат наказанию в виде каторжных работ на срок не менее
одного года.

В ч. 2 ст. 131 УК РК установлена ответственность за взяточничество, сопряженное с вымогательством. Причем,
уголовно-наказуемы в этом случае деяния виновного как за получение, требование или обещание получения взятки, так и за
требование или обещание дать взятку третьему лицу.

Так называемое последующее взяточничество и наказание за него описано законодателем в ч.3 рассматриваемой статьи: лицо,
имевшее статус должностного лица или арбитра и получившее взятку, либо потребовавшее дать взятку, либо обещавшее получить
взятку после совершения в период отправления своих должностных обязанностей, связанных с их исполнением, неправомерных
действий, подлежит наказанию в виде каторжных работ на срок не более пяти лет или приостановления квалификации на срок не
более десяти лет.

Дача взятки как преступление описывается в уголовном законе Южной Кореи в ст.133, которая была дополнена Законом № 5057 от
29 декабря 1995 г. Анализ объективной стороны данного состава показывает, что как дача взятки расцениваются законодателем
деяния в следующих формах:

- обещание вручить взятку;

- вручение взятки;

- демонстрация желания вручить взятку.

Российский законодатель не формулирует определения «дача взятки». Однако сходство в описании отдельных из перечисленных
выше форм объективной стороны анализируемого состава в российском и южно-корейском законе можно усмотреть.

Необходимым признаком составов и получения, и дачи взятки является предмет - взятка. Из анализа параграфа 2 ст.133
действующего УК РК можно установить, что к предмету взятки относят: деньги или товары. Российский законодатель шире
раскрывает содержание предмета взятки: им могут быть 1) деньги, 2) ценные бумаги, 3) иное имущество, 4) выгоды
имущественного характера.

Закон регламентируют наказуемость взяточничества достаточно строго. За дачу взятки виновные лица в соответствии с
параграфом 1 ст.133 УК РК подвергаются наказанию в виде каторжных работ на срок не более пяти лет или штрафу в
размере не более двадцати миллионов вон. Для сравнения отметим, что наказанию в виде каторжных работ на срок не более пяти
лет в качестве основного вида наказания подвергаются и взяткополучатели (ст.129, 130 УК РК). Кроме того, полученная взятка,
либо деньги или ценности, полученные в качестве взятки взяткополучателем или третьим лицом, знающим о природе их
происхождения, подлежат конфискации, либо, если конфискация не представляется возможной, подлежит взысканию их стоимость
(ст.134 УК РК).

В завершении юридического анализа норм уголовного закона Республики Корея, регламентирующих ответственность за
взяточничество отметим, что в отличие от многих зарубежных законов в нем не предусмотрено освобождение за дачу взятки от
уголовной ответственности или от наказания.

Таким образом, анализ уголовного законодательства Республики Корея позволяет выделить особенности, присущие регламентации
ответственности за взяточничество:

- широкое понимание законодателем особенностей деяния как признака объективной стороны состава получения взятки;

- отсутствие нормы об освобождении от наказания или его смягчении при даче взятки;

- достаточно суровые меры наказания.

В заключение можно констатировать, что представленный в настоящей публикации опыт законодательной регламентации уголовной
ответственности за взяточничество в Республике Корея представляется противоречивым, но вполне может быть учтен в
правотворческой деятельности россиян.




1 Ансель М. Методологические проблемы сравнительного права // Очерки сравнительного права. М., 1981. С.38.

2 См., например: Дашкова Л. Г. Криминологические проблемы взяточничества: дис. … канд. юрид. наук. М., 1996. С. 108–156;
Егорова Н. А. Уголовно-правовые формы борьбы с коррупцией в новых экономических условиях: дис. … канд. юрид. наук. Саратов,
1996. С. 39–54; Крылова Н. Е. Ответственность за должностные злоупотребления во Франции // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11.
Право. 1998. № 1. С. 90–100, и др.

3 Тихомиров Ю. А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996. С. 232.

4 Малиновский А. А. Сравнительное правоведение в сфере уголовного права. М., 2002. С. 14.

5 При исследовании обращаемся к переводу Уголовного кодекса Республики Корея, подготовленного в ЮИ ДВГУ / под ред. проф. А.
И. Коробеева (пер. с кор. Я. Г. Крыловой).

6 Далее УК РК, если иное не оговорено.

7 Здесь и далее под «несправедливыми просьбами» по смыслу норм УК Кореи следует понимать «действия с заинтересованностью» –
Прим. пер.


• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150