21 июня, пятница
 

отдел по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры Амурской области.
Обзор кассационной и надзорной практики опротестования судебных постановлений по уголовным делам за 1999 год.

В 1999 году судами Амурской области рассмотрено 9291 уголовное дело, что на 842 дели меньше по сравнению с 1998 годом. Приговоры постановлены по 7572 делам, что на 315 дел больше, чем в 1998 году. Несколько возрос показатель количества дел, рассмотренных с участием прокурора, - с 59,7% до 63,9% (соответственно 6046 и 6061 дело).

Поддержано государственное обвинение по 5379 делам (1998 год - по 5339 делам это 70,3% и 70,2%.).

Существенные изменения в процессуальном законодательстве значительно преобразовали роль прокурора в данной отрасли надзора, повысили его ответственность за занимаемую им позицию по вопросам квалификации преступлений, направления дел для дополнительного расследования, назначения наказания.

Кассационной инстанцией областного суда пересмотрено 359 приговоров в отношении 480 лиц, из них по прокурорским протестам изменены и отменены приговоры в отношении 236 лиц.

Самым распространенным основанием пересмотра приговоров явилось существенное нарушение норм УПК РСФСР. В 1999 году отменено 98 приговоров в отношении 157 лиц: г.Благовещенск- - 42 (в лицах), г.Тында - 22, г.Райчихинск - 12, Шимановский район - 11, Тамбовский - 7, Октябрьский - 10, Селемджинский - б, г.Свободный, Завитинский, Архаринский, Ромненский, Константиновский - по 5, Михайловский, Благовещенский, Магдагачинский - по 4, Мазановский - 2, Ивановский и Сковородинский районы - по 1.

Только 28 приговоров в отношении 43 лиц (или 39,4%) отменены по протестам прокуроров.

Несоблюдение правил назначения наказания послужило основанием для пересмотра 31 приговора в отношении 37 лиц.

За исключением одного приговора судебные ошибки исправлены по протестам прокуроров: Константиновский район - 6 (в лицах). Ивановский - 5, г.Белогорск - 4, Завитинский район - 3, г.Райчихинск, Шимановский и Михайловский - по 2, г.г. Свободный и Благовещенск, Белогорский, Благовещенский, Сковородинский, Свободненский, Ромненский, Тамбовский, Архаринский районы - по 1.

Из-за неправильной квалификации действий виновных только по протестам прокуроров отменены приговоры в отношении 17 лиц: г.Благовещенск - 6. Ромненский и Константиновский районы - по 3, Михайловский - 2, Архаринский, Бурейский, Селемджинский - по 1.

В кассационном порядке изменены 200 приговоров в отношении 240 лиц, из них по протестам - 104 (43%), В порядке надзора по протестам прокурора области пересмотрено 113 приговоров в отношении 142 лиц, в отношении 4 лиц протесты отклонены.

Работникам прокуратур городов и районов предлагаются примеры из судебной практики с наиболее характерными нарушениями закона в уголовном судопроизводстве.

Неправильное применение амнистии.

В связи с принятием Постановления Государственной Думы Федерального Собрания от 18.06.99 г. "Об объявлении амнистии" суды активно применяли его положения, однако не всегда делали это с соблюдением требований закона.

Так, постановлением судьи Тындинского районного суда от 09.07.99 г. прекращено по п. "д" ст.7 Постановления уголовное дело по обвинению Куриленко Г.Р. по ч.З ст. 127 УК РФ. Органами предварительного следствия Куриленко обвинялась в использовании заведомо подложного документа.

Согласно п.4 ч.1 ст.5 УПК РСФСР уголовное дело не может быть возбуждено, и возбужденное подлежит прекращению вследствие акта амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенное деяние. Часть 5 ст.5 УПК РСФСР устанавливает, что прекращение дела по основаниям, указанным в п.4 настоящей статьи, не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке.

В нарушение указанных требований закона суд прекратил дело, не выяснив, согласна ли обвиняемая на прекращение дела по амнистии. По частому протесту и.о.Тындинского городского прокурора незаконное постановление отменено (определение судебной коллегии но уголовным делам Амурского областного суда от 07.12.99г.).

К сожалению, допускаемые судом ошибки не всегда устраняются по инициативе прокуроров. Приговором Ивановского районного суда от 19.10.99 г. Минакова С.В. осуждена по ч.1 ст.264 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год и лишением права управления транспортными средствами сроком на 2 года. Участвовавший в деле прокурор Ивановского района Азизов 10.А. не рекомендовал суду применить Постановление "Об объявлении амнистии", суд по своей инициативе также не применил ее. Допущенное нарушение закона устранено по кассационной жалобе адвоката осужденной. Определением областного суда от 02.12.99 г. приговор изменен, применена амнистия. Минакова освобождена от наказания.

Существенное нарушение судом требований уголовно-процессуального закона повлекло безусловную отмену приговора.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 11.11.99 г. по кассационной жалобе адвоката отменен приговор Шмаковского районного суда от 28.04.99 г. по делу Овчинникова Н.С. Овчинников признан виновным и осужден за то, что 8 апреля 1998 г. около 6 часов утра, застав на территории склада, который он охранял, Онохова, совершавшего кражу отрубей, ударил его в область лица кулаком, отчего тот упал. Когда Онохов поднялся и решил драться с Овчинниковым, Овчинников, желая предотвратить драку, взял бревно весом 9 кг, длиной 1 метр 70 см. и нанес им удар в область головы Онохова, причинив ему телесные повреждения в виде тупой черепно-мозговой травмы с оскольчатым переломом костей черепа, кровоизлиянием в область черепа, в толщу мягких тканей головы, кровоподтеками вокруг глаз, ссадиной на лице, которые причинили тяжкий вред потерпевшему, от которого он на следующий день скончался.

Подсудимый Овчинников вину признал частично. Судебная коллегия приговор суда отменила по следующим основаниям: Описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, характер вины, мотивов и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства; указания на обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность; в случае признания части обвинения необоснованной - основания к этому; мотивы изменения обвинения, если таковое было произведено в суде.

Указанные требования закона судом в полном объеме не выполнены. В описательной части приговора при описании преступного деяния суд не указал характер вины Овчинникова и причинении телесных повреждении Онохову. Кроме того, выводы суда. изложенные в приговоре, содержит существенные противоречия: так, при описании преступного деяния в описательной части приговори судом указано, что Овчинников нанес удар бревном в область головы Онохову, пытаясь таким образом предотвратить драку, в мотивировочной части суд указал, что Овчинников не хотел убивать Онохова, хотел ударить его по руке, но по неосторожности попал в голову, отчего и наступила смерть потерпевшего.

Квалифицируя действия Овчинникова по ст. 111 ч.4 УК РФ, по признакам умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, суд, в то же время, приходит к выводу, что тяжкий вред причинен не умышленно, а по неосторожности.

Указанные нарушения относятся к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона и, в соответствии с п.2 ст.342 УПК РСФСР, являются основаниями к отмене приговора. В рассмотрении дела принимал участие государственный обвинитель Шишко ИЛ., который рекомендовал суду осудить Овчинникова Н.С. и либо не проверил приговор в кассационный срок, либо проверил его некачественно.

Неправильная оценка отдельных элементов состава преступления повлекла необоснованное осуждение.

Приговором Архаринского районного суда от 19.10.99 г. Рязанов В.В. осужден по ч.2 ст. 165 УКРФ. Он осужден за то, что причинил имущественный ущерб собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения. Преступление, как указано в приговоре, совершено при следующих обстоятельствах. Рязанов с целью незаконного извлечения имущественной выгоды 20 ноября 1998 года самовольно подключился путем набрасывания проводов к линии электропередачи и, минуя электросчетчик, незаконно потреблял электроэнергию до 12 марта 1999 года. Архаринскому сетевому району АО "Амурэнерго" Восточные электрические сети причинен ущерб на 1139 рублей 08 коп. Ущерб возмещен. В жалобе осужденный, не отрицая своей вины в незаконном использовании электроэнергии, просит изменить приговор, так как назначенную ему меру наказания считает слишком суровой. Ни в ходе дознания, ни в ходе судебного следствия не был определен реальный причиненный подсудимым ущерб. Судом не выяснялся вопрос о соответствии выводов расчета, представленного сетевым районом АО "Амурэнерго", действительному причиненному преступлением ущербу.

Кроме того, согласно приговора Рязанов В.В. произвел самовольное подключение к линии электропередачи 20 ноября 1998 г., а расчет произведен с 5 февраля 1998 года и сумма определена в размере 1139 рублей 08 коп. за период с 5 февраля 1998 г. по 11 марта 1999 года. Ни в ходе дознания, ни судом этим обстоятельствам не дано оценки. В деле имеется договор на отпуск и пользование электрической энергией, заключенный между Рязановым В.В. и энергоснабжающей организацией - АО "Амурэнерго".

Но документы, подтверждающие расторжение договора и причины расторжения договора с Рязановым В.В., в деле отсутствуют. В деле имеется только контрольная карточка с указанием, что на 5 февраля 1998 года показания счетчика на этот день, то есть на день заключения договора, составляет 9513 кВт. Таким образом, допущенная по делу неполнота дознания и судебного следствия, неустановление в полном объеме обстоятельств дела и размера причиненного ущерба не позволяют сделать вывод об отсутствии или наличии и действиях подсудимого состава преступления и других существенных обстоятельств. Судебная коллегия отменила приговор но жалобе осужденного и направила дело для нового рассмотрения для установления в полном объеме объективной и субъективной стороны данного преступления. Дело рассмотрено без участия государственного обвинителя, в кассационный срок нарушения закона не выявлены.

Необходимо отметить, что и связи с наметившейся тенденцией роста количества оправдательных приговоров по аналогичным делам отделом по надзору за законностью судебных постановлении но уголовным делам было проведено обобщение и на места направлено информационное письмо по его результатам (исх.№ 12-02-99 от 21.06.99.), в котором предлагалось выяснять, и устанавливать имеющие существенное значение для дела обстоятельства. Приведенный пример свидетельствует о невыполнении рекомендации отдела.

В г.Белогорске при подобных обстоятельствах 25.10.99 г. был постановлен оправдательный приговор по делу Сироткиной Т.Ф., обвинявшейся по ч.1 ст. 165 УК РФ.

Кассационный протест прокурора г.Белогорска на данный приговор областным судом отклонен как необоснованный.

Соблюдение особенностей процессуального законодательства обязательно при рассмотрении дел частного обвинения.

09 апреля 1999 года Фролова В.П. обратилась с заявлением в органы милиции по поводу ее оскорбления и избиения Провоторовой и ее дочерью Русановой, просила разобраться. 16 апреля 1999 года органом дознания заявление с материалом проверки в порядке ст.114 УПК РСФСГ было направлено в суд.

Признав, что факты, изложенные в заявлении, имели место, судья Тамбовского районного суда своим постановлением от 13 мая 1999 года отказал Фроловой в возбуждении уголовного дела, сославшись на отсутствие состава преступления в действиях Провоторой и Русановой ввиду малозначительности.

Прокурор в протесте поставил вопрос об отмене постановления судьи и направлении материалов дела в Тамбовский районный суд для рассмотрения по существу по тем основаниям, что в суд никто не вызывался, а объяснения лиц, имеющиеся в материалах дела, свидетельствуют о наличии и действиях Провоторовой и Русановой состава преступления.

Судебная коллегия областного суда сочла постановление судьи подлежащим отмене по следующим основаниям. По смыслу закона в возбуждении дела частного обвинения может быть отказано по мотиву отсутствия состава преступления лишь в случае, когда для такого решения не требуется собирания, исследования и оценки доказательств. Между тем к выводам о малозначительности преступления и в связи с этим об отсутствии в действиях Провоторовой и Русановой состава преступления судья пришел, как это усматривается из его постановления, на основе единоличного анализа и оценки обьяснении Фроловой. Русановой, Провоторовой, Видипеевой, Бороздиной, Андроповой, а не в ходе судебного разбирательства, причем, из указанных лиц только Провоторова и Русанова утверждали, что они не применяли насилия к Фроловой, остальные показали, что насилие к Фроловой со стороны Провоторовой и Русановой применялось.

Кроме того, судьей не выяснялось мнение заявительницы Фроловой о ее желании возбудить уголовное дело в отношении Провоторовой и Русановой, а из ее заявления данного требования не вытекает.

Поэтому вопрос о наличии или отсутствии в действиях Провоторовой и Русановой состава преступления мог быть разрешен только в судебном заседании, на основе всестороннего исследования и оценки доказательств в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом.

Определением от 04.11.99 г. незаконное постановление судьи Тамбовского районного суда отменено, материалы направлены на новое рассмотрение.

Игнорирование правил назначения наказания привело к отмене приговоров.

Приговором Михайловского районного суда от 06.10.99 г. Андреев Д.Ю., 11.11.72 года рождения, ранее судимый 26.11.97 г. по ст.158 ч.2 п.п. "а,в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, осужден по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году 6 мес. лишения свободы на основании ст.73 УК РФ наказание определено условно с испытательным сроком в 1 год , на основании ст.84 УК РФ, пункта 7 подпункта "д" Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ "Об объявлении амнистии" от 18 июня 1999 года от наказания освобожден.

Он признан виновным и осужден за то, что в начале июня 1999 года и с.Поярково на территории старого порта незаконно нарвал растительной массы дикорастущей конопли и незаконно хранил в летней кухне своего дома по ул.Ленина, 107/1, в целях личного потребления до 22 июня 1999 года.

В кассационном протесте прокурора района поставлен вопрос об отмене приговора по тем основаниям, что при назначении наказания Андрееву суд не учел правила ч.5 ст. 74 УК РФ - при совершении тяжкого преступления в период испытательного срока при условном осуждении не отменил условное осуждение, не назначил ему наказание по правилам, предусмотренным ст.70 настоящего кодекса, следовательно, необоснованно освободил его от наказания по амнистии, кроме того, в нарушение ст.314 УПК РСФСР, суд не установил количество наркотических средств, изъятых у Андреева.

Согласно ч.5 ст.74 УК РФ, в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 настоящего Кодекса.

Как установлено приговором, Андреев, будучи условно осужденным, в течение испытательного срока совершил умышленное преступление, предусмотренное ст.228 ч.1 УК РФ, которое в соответствии с ч.3 ст. 15 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести; следовательно, наказание ему должно было быть назначено с учетом правил 4.5 ст.74 УК РФ.

Таким образом, при постановлении приговора, судом не был применен закон, подлежащий применению, что в соответствии с п.4 ст.342 УПК РФ является основанием к отмене приговора. Кроме того, при постановлении приговора судом были нарушены требования ст.314 УПК РСФСР, при описании преступного деяния в описательной части приговора суд не указал количество наркотических средств, которые незаконно приобрел и хранил Андреев.

Установление точного количества наркотических средств является в данном случае обязательным для судьи так как уголовная ответственность по ч.1 ст.228 УК РФ наступает лишь за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере. Приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Приговором Ивановского районного суда от 16..08.99 г. Фирсов П.В., 1966 года рождения, ранее судимый 17.05.96 г. по ст.ст. 144 ч.1, 149 ч.1,'44 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, 23 июля 1998 г. по ст.ст. 158 ч.2 п.п. "б,в,г", 167 ч.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, осужден :по ст. 158 ч.2 п.п. "б,в,г" УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа; по ст.325 ч.2 УК РФ к году исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка, на основании ч.3 ст.б9 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, определено 3 года 2 месяца лишения свободы без штрафа, на основании ч.5 ст.б9 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание, назначенное по предыдущему приговору, и окончательно к отбытию, определено 4 года лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Фирсов признан виновным и осужден за кражи, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину, а также за похищение у граждан паспорта и другого важного документа.

Согласно п. "б" ч.2 ст. 18 УК РФ, рецидив преступлений признается опасным при совершении лицом умышленного тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое преступление. Как установлено приговором, Фирсов ранее был осужден за преступление, предусмотренное ст. 144 ч.2 УК РСФСР, которое в соответствии со ст.7 прим.1 УК РСФСР и ст. 15 ч.4 УК РФ относится к категории тяжких, и вновь совершил умышленное тяжкое преступление, предусмотренное ст. 158 ч.2 УК РФ, таким образом, имеет место опасный рецидив преступлений. Согласно 4.2 сг.68 УК РФ, срок наказания при опасном рецидиве преступлений не может быть менее двух частей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, которое по ст. 158 ч.2 УК РФ составляет не менее 4 лет лишения свободы, судом же наказание Фирсову по данной статье назначено и виде 3 лет лишения свободы.

Таким образом при постановлении приговора судом не был применен закон, подлежащий применению, что и соответствии с п.4 ст.342 УПК является основанием к отмене приговора. По кассационному протесту прокурора Ивановского района приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Безусловным основанием отмены приговора является нарушение права на защиту.

По-прежнему имеют место факты несоблюдения закона в части обеспечения обвиняемому (подсудимому) права на защиту.

Приговором Благовещенского городскою суда от 09.12.99 г. по п. "а" ч.2 ст. 162 УК РФ осуждены Столяров В.Ю. и Мухин Д.А.

Обжалуя приговор, Столяров указал, что в судебном заседании было нарушено его право на защиту.

При изучении дела установлено, что суд допустил нарушение требований ст.50 УПК РСФСР, в соответствии с которой отказ подсудимого от защитника может быть принят судом лишь по инициативе самого обвиняемого и лишь в тех случаях, когда участие защитника было обеспечено реально.

По данному же делу участие адвоката Макий в судебном заседании не было обеспечено и проводилось без ее участия, несмотря на то, что дело было назначено с участием государственного обвинителя и защиты и определением суда от 20 июля 1999 года (л.д.159) Столярову был назначен защитник. 13 августа 1999 года адвокат Макий З.М. участвовала в судебном заседании. 27 сентября 1999 года судебное заседание было отложено по заявлению адвоката Макий, которая была задействована в другом процессе. 11 октября 1999 года адвокат Макий вторично не явилась в судебное заседание, причина ее неявки судом не выяснялась, другой защитник Столярову реально представлен не был. При таких обстоятельствах, доводы жалобы Столярова о том, что отказ от участия от защитника был вынужденным, являются обоснованными. Незаконный приговор отменен.

Дело рассмотрено без участия прокурора. 12.10.99 г. тот же суд рассмотрел уголовное дело по обвинению Загладо Е.И.. Романюка Н.И., Кочканакова А.В., Гаврильчснко С.Л. и осудил их по ч.2 ст. 146 УК РСФСР. При рассмотрении дела также было нарушено право Гаврильченко и Романюк на защиту, поскольку их интересы представляли помощники адвокатов, не имеющие ордеров.

Не был решен и вопрос о допуске в дело в качестве защитников специальным судебным определением. При таких обстоятельствах судебная коллегия по кассационным жалобам осужденных приговор отменила. Дело также рассмотрено без участия прокурора, надлежащим образом в кассационный срок не проверено, грубое нарушение закона устранено без прокурорского вмешательства.

Приводя данный пример, рекомендуем обращать особое внимание на правовое положение лиц, осуществляющих защиту по уголовным делам, и надлежащее оформление их полномочий. Неприменение изменившихся требований закона привело к постановлению оправдательного приговора.

Приговором Шимановского районного суда от 03.11.99 г. оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления по ч.2 ст. 158 УК РФ Обухов Е.Ю. н Невежин А.Г. Они обвинялись в краже размола на сумму 27 рублей по предварительному сговору. Дело направлено в суд в апреле 1999 года, в то время, как со 02.03.99 г. вступил в силу Закон который установил минимальный размер уголовно-наказуемого хищения в сумме минимального размера оплаты труда, т.е. 83 руб. 49 коп.

Утверждая обвинительное заключение и направляя дело в суд, прокурор Шимановского района не предотвратил оправдание 2-х лиц.

Принципиальность и последовательность в отстаивании требовании Закона привели к отмене неправосудного приговора.

Приговором Константиновского районного суда от 02.09.99 г. Попов Е.Л. осужден по п.п. "б,в" ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы. Частично присоединено наказание по приговору от 20.02.97 г. и к отбытию назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы ИК строгого режима. Не согласившись с определенным Попову наказанием, поскольку не были соблюдены правила, его назначения и не учтен рецидив преступлений, прокурор района опротестовал приговор. Однако, судебная коллегия по уголовным делам областного суда протест отклонила.

Прокурором-кассатором протест поддерживался по изложенным в нем основаниям. Обоснованно расценив постановленные по делу судебные решения как незаконные, прокурор отдела УСН Мячина Т.Н. подготовила протест в порядке надзора, который президиумом областного суда удовлетворен. Приговор и кассационное определение отменены. Подобное отношение к исполнению служебного долга заслуживает одобрения. Готовясь к участию в рассмотрении дела по обвинению Протаса В.В. по ч.ч. 1 и 4 ст.228 УК РФ, назначенного к слушанию в Белогорском районном суде, государственный обвинитель Забелова Р.Б. выявила, что предыдущий- приговор, которым Протас был осужден Октябрьским райсудом 15.10.99 г. по ч.4 ст.111 УК РФ к 8 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет, является незаконным и обратилась в облпрокуратуру с представлением о его опротестовании. Представление было поддержано в полном объеме, на приговор принесен протест и порядке надзора, который президиумом областного суда удовлетворен. Протас был признан виновным и осужден за то, что 2 ноября 1998 года, около 4 часов, обнаружил в спальной комнате квартиры своей жены Протас Н.В., с которой не проживал в течение 3-4 месяцев, в с.Николоалександровка Октябрьского района жителя села Храпаева А.А., 1982 года рождения, беспричинно, с целью причинения телесных повреждений, нанес ему не менее 9 ударов руками по голове и телу, причинив ему, телесные повреждения в виде кровоподтеков и ссадин, не повлекших легкого вреда здоровью, а также перелом 8 ребра, причинивший легкий вред здоровью.

Затем, преследуя свой умысел, направленный на причинение телесных повреждений Храпаеву, умышленно, осознавая опасный характер своих действий, предвидя возможность наступления тяжкого вреда здоровью Храпаева и безразлично относясь к .наступлению смерти, Протас правой рукой схватил за шею лежавшего на диване и не оказывающего сопротивления Храпаева. Применил физическое усилие, сдавил шею, чем причинил потерпевшему: кровоподтек на правой боковой поверхности шеи в ее средней трети с кровоизлиянием в подлежащие мягкие ткани, кровоподтеки в правой щечной области, в области правой ушной раковины.

Данные телесные повреждения квалифицированы, как причинившие тяжкий вред здоровью, так как являются опасными для жизни и повлекшими за собой смерть Храпаева, которая наступила от постасфиксической энцелопатии, развившейся и результате нарушения мозгового кровообращения, обусловленного сдавливанием органов шеи, наступившая 3 ноября 1998 гола, около 23 часов. Довод Протаса о том, что у него не было умысла на причинение тяжкого вреда здоровью Храпаева или его убийства, судом не исследовался.

При квалификации его действий судом не учтен характер общественно опасных действий Протаса, способ совершения преступления, наличие причинной связи между действиями и наступившими последствиями. В нарушение требований ст.20 У ПК РСФСР судом не учтено, что Протас причинил тяжкий вред здоровью потерпевшего путем сдавления жизненно важного органа человека - шеи, и не взят под сомнение вывод следствия об отсутствии у него умысла на причинение смерти потерпевшего.

Это опровергается фактическими обстоятельствами дела. Избранный им способ, характер и локализация телесного повреждения свидетельствуют о прямом умысле на убийство потерпевшего: сдавливал рукой его шею, о чем объективно свидетельствует характер причиненного повреждения - наличие телесных повреждений в области правых отделов шеи и головы; выраженные постасфиксические признаки, клинические проявления течения развивающейся механической асфиксии, Протас осознавал общественную опасность своих действий и предвидел возможность наступления смерти Храпаева. Из смысла закона следует, что убийство имеет место в тех случаях, когда в результате деяния виновного наступила смерть.

При этом не имеет значения, наступила ли смерть сразу или последовала спустя какой-то промежуток времени после этого (по этому делу - через одни сутки 19 часов). Таким образом, действия Протаса следовало квалифицировать по ст. 105 ч.1 У К РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Кроме того, суд назначил Протасу необоснованно мягкое наказание ввиду неправильной оценки общественной опасности преступления. В силу ст. 15 ч.5 У К РФ умышленное причинение тяжкого вреда здоровью относится к категории особо тяжких преступлений. Признав общественную опасность совершенного Протасом преступления, суд, вместе с тем, назначил ему наказание, не соответствующее степени его общественной опасности - 8 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет.

Назначая мягкое наказание, суд не установил исключительных для того обстоятельств, чем нарушил требования ст.ст. 68 и 314 УПК РСФСР. Признав смягчающим обстоятельством наличие у Протаса на иждивении малолетнего ребенка, суд не принял во внимание, что ребенок не проживает с отцом, а воспитывает его дочь бабушка.

Суд не доказал, находится ли фактически дочь Протаса на его иждивении. В нарушение ст.61 УК ГФ суд также признал обстоятельством, смягчающим наказание, совершение Протасом преступления впервые, хотя это обстоятельство может применяться в отношении лиц, совершивших впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств. Протас осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 111 ч.4 УК РФ, являющегося особо тяжким. Преступление им совершено не вследствии случайного стечения обстоятельств. Таким образом, суд допустил односторонность и неполноту судебного следствия, а также назначил наказание, несоответствующее тяжести преступления. Подобный профессионализм, добросовестность, настойчивость должны стать нормой для каждого государственного обвинителя. Предлагаемый обзор должен помочь работникам горрайпрокуратур в осуществлении качественного надзора за законностью судебных постановлений по уголовным делам.


• ЗАКОН © 1999-2019 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150