18 ноября, понедельник
 


Речь государственного обвинителя Смирновой Е.В

Речь государственного обвинителя
Смирновой Е.В.,
прокурора города Оленегорска
Мурманской области,
младшего советника юстиции


8 апреля 2001 г. около 4 час. в квартире № 10 дома № 8 по ул. Бардина был обнаружен труп Шаманина, именовавшегося в криминальной среде «вором в законе».
Прибывшая на место происшествия оперативно-следственная группа обнаружила в квартире гражданку Баландину – очевидца совершенного преступления. Такая удача – редкость в следственной практике по делам об убийстве. Именно поэтому арестованы и находятся на скамье подсудимых Катин и Целуковский.
Вскоре были установлены и другие свидетели преступления – Григорович, Крапивка, также находившиеся в квартире Шаманина в ночь убийства.
Казалось, что расследование не будет особо сложным, но уже с первых дней насторожило одно: свидетели и очевидцы, опасаясь за свою жизнь и здоровье, боялись давать показания.
А через некоторое время свидетель Григорович умерла от переохлаждения; свидетель Маташина, которой Григорович рассказала об убийстве Шаманина, тоже скончалась.
Явившаяся в судебное заседание Баландина от показаний, данных в период предварительного следствия, отказалась, сообщив суду, что оговорила Катина и Целуковского и очевидцем убийства Шаманина она не была. Баландина заявила, что вечером 7 апреля и ночью 8 апреля она якобы находилась вместе с Терентьевым в квартире Каштаева. В 3 час. ночи Терентьев попросил ее сходить за сигаретами. Проходя мимо дома, в котором проживал Шаманин, она увидела свет в квартире и решила зайти к нему. Открыв входную дверь своим ключом и войдя в квартиру, увидела кровь в прихожей, а в маленькой комнате обнаружила труп Шаманина, после чего вызвала скорую помощь. Крапивка и Григорович знает, но их в ту ночь в квартире не было. Прибывшим сотрудникам милиции сказала, что убийство совершили Катин и Целуковский, поскольку ранее Шаманин постоянно повторял эти фамилии. Обстоятельства убийства придумала сама.
Свидетель Крапивка в судебном заседании отказалась давать показания, пояснив, что боится подсудимых и их окружения.
Свидетель Терентьев перешел на позицию защиты и дал показания в пользу подсудимых. Он сообщил суду, что в ночь на 8 апреля 2001 г. Баландина находилась с ним в квартире Каштаева, она употребила большое количество спиртного и была в «коматозном состоянии». Под утро он разбудил Баландину и отправил за сигаретами, после чего не видел ее 2 месяца, поскольку Баландина находилась у родственников в пос. Ревда. Вернувшись из Ревды, Баландина рассказала, что ночью 8 апреля заходила в квартиру Шаманина и обнаружила его убитым. Баландина также рассказала, что, когда приехали работники милиции, она растерялась и оговорила Целуковского с Катиным.
Подсудимые Катин В.В. и Целуковский С.Ю. не признали себя виновными ни по одному из инкриминируемых им деяний.
Оба показали в судебном заседании, что не являются представителями криминальных кругов города, поскольку не судимы, неприязненных отношений с Шаманиным не имели и никаких претензий по поджогу автомобилей ему не предъявляли. Металлическую дубинку никогда при себе не носили, впервые увидели ее в период предварительного следствия.
Кроме того, подсудимый Целуковский рассказал следующее. 7 апреля 2001 г. вечером от своего знакомого Павлюченко он узнал, что с ним желает встретиться Шаманин. Ночью 8 апреля, когда прогуливался с Катиным по городу, решил зайти к Шаманину, проживавшему по адресу: ул. Бардина, д. 8 кв. 10, полагая, что тот не спит. Шаманин сам открыл дверь квартиры и разрешил ему войти. Катин остался на лестничной площадке. Разговор с Шаманиным происходил в прихожей, речь действительно шла о поджогах автомобилей. Помнит, что начался конфликт, он и Шаманин толкнули друг друга в грудь, затем Шаманин несколько раз ударил его (Целуковского) по голове тяжелым предметом, отчего он упал на пол в прихожей, потерял сознание и дальнейших событий не помнит, поскольку очнулся только у себя дома.
Подсудимый Катин подтвердил показания Целуковского и, кроме того, сообщил суду, что, находясь на лестничной площадке за дверью, услышал слова Шаманина: «Сейчас я тебя завалю», тогда он открыл дверь в квартиру и окликнул Целуковского. Когда Целуковский обернулся, Шаманин «достал из трусов стамеску» и нанес ему удар стамеской по голове. От удара Целуковский упал на пол в прихожей. Шаманин замахнулся стамеской и на Катина, но Катин успел выбежать на лестничную площадку. Поскольку Шаманин закрыл дверь и стал кричать: «Всех завалю», Катин ударом ноги выбил дверь, отчего державший дверь Шаманин отлетел в глубь прихожей и ударился головой о стену. Катин попытался поднять Целуковского, находившегося без сознания, но в это время поднявшийся с пола Шаманин замахнулся на него, пытаясь ударить кулаком, но промахнулся. Обороняясь, он, Катин, не менее 20 раз ударил Шаманина кулаком по голове и телу, однако Шаманин вырвался и с криком: «Застрелю!» побежал в маленькую комнату. Опасаясь за свою жизнь, Катин взял в большой комнате гимнастическую гантель и пошел навстречу Шаманину. Шаманин появился в проеме маленькой комнаты с пистолетом в руке, направил пистолет на Катина, однако Катину удалось нанести Шаманину удар гантелей по голове, отчего тот отлетел в глубь маленькой комнаты. Катин отнял у Шаманина пистолет и еще шесть раз ударил его гантелей по голове. Когда Катин уходил из комнаты, Шаманин был жив, он кричал и ругался. Подняв в прихожей Целуковского, забрав с собой пистолет и гантелю, которой наносил удары Шаманину, Катин из квартиры ушел. По дороге разглядел, что пистолет является макетом, и выбросил его и гантель.
Свои действия по нанесению телесных повреждений Шаманину Катин расценивает как совершенные в состоянии необходимой обороны.
В заключениях судебно-медицинского эксперта отмечено наличие у Целуковского в области головы телесных повреждений, повлекших кратковременное расстройство здоровья, а у Катина – ссадин на руках.
Свидетель Павлюченко С.А. подтвердил в суде, что в апреле 2001 г. при встрече Шаманин попросил передать Целуковскому, что он (Шаманин) его ищет. Встретив Целуковского в кафе «Сашенька», Павлюченко передал ему просьбу Шаманина.
Свидетель Целуковская – жена подсудимого рассказала в суде, что металлическую дубинку она нашла у мусоропровода. Дубинка ей понравилась, потому она принесла ее домой и спрятала в шкафу. Муж о наличии в квартире дубинки не знал и не мог ее вынести из дома. Также свидетель уверяла суд, что у мужа с Шаманиным никаких конфликтов не было и что авторитетом для Катина муж не был.
Имеется в деле и заключение, сделанное по результатам стационарной комплексной судебно-психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в Санкт-Петербурге, согласно которому после ударов по голове, нанесенных Шаманиным, Целуковский находился в состоянии оглушения, был временно невменяем и не мог руководить своими действиями.
Свидетель Ромшина подтвердила, что ночью 8 апреля 2001 г., когда Катин привел домой Целуковского, последний едва держался на ногах, потом потерял сознание. Аналогичные показания в этой части дала Целуковская.
Многие свидетели, указанные в обвинительном заключении, которым что-либо было известно о взаимоотношениях потерпевшего и подсудимых, об обстоятельствах убийства, не явились в судебное заседание, и стороне обвинения не удалось установить их местонахождение.
Казалось бы, что в такой ситуации дело полностью «развалилось», и суду не остается ничего более, как вынести оправдательный приговор, освободив Целуковского и Катина из-под стражи под восторженное ликование публики, собравшейся в этом зале, на что, видимо, и рассчитывает сторона защиты, полагая, что на скамье подсудимых находятся невинные жертвы преступных посягательств Шаманина.
Однако не будем спешить, поскольку доказательства стороны защиты вызывают много вопросов, на которые ответы не даны.
Почему Баландина открыла дверь ключом, если Катин заявляет, что выбил ее? Не слишком ли подробно и точно «придумывала» свидетельница обстоятельства убийства? Не слишком ли странно исчезла на два месяца с места происшествия, так и не доставив Терентьеву сигареты? Также непонятно, откуда взялась стамеска «в трусах» у Шаманина и куда она исчезла с места происшествия? Почему Катин только на суде «вооружил» Шаманина пистолетом, ни слова не говоря об этом факте следователю? Почему подсудимые на первоначальном этапе расследования не говорили о необходимой обороне, почему бездействовали их защитники, дожидаясь суда? Для чего подсудимые так настаивают на том, что Целуковский был в состоянии невменяемости? Не потому ли, что показания Терентьева, Баландиной, Целуковской и подсудимых, данные в суде, – ложь?
В распоряжении стороны обвинения имеются данные о воздействии на свидетелей со стороны лиц, входящих в окружение подсудимых, с целью склонения их к изменению показаний.
Суду представлено заявление Баландиной об обеспечении защиты в связи с дачей показаний по делу об убийстве Шаманина.
Свидетель Крапивка также обратилась с заявлением, в котором объяснила причину своего отказа давать показания в суде, подтвердив показания, данные следователю.
По-разному трактуется содержащееся в ст. 281 нового Уголовно-процессуального кодекса положение о «согласии сторон» на оглашение показаний свидетелей, данных в ходе предварительного следствия. С точки зрения стороны обвинения, окончательное решение по данному вопросу должен принимать суд исходя из значимости доказательств. Суд принял правильное решение, поскольку сторона защиты ничем не мотивировала свои возражения. Неудачная формулировка ст. 281 УПК РФ нуждается в корректировке законодателя, иначе наступит беспредел, свидетели будут тем или иным способом устраняться заинтересованными лицами, а преступники выходить на свободу, что противоречит принципам уголовного судопроизводства, назначение которого как защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, так и защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступления.
Однако не зря сторона защиты настойчиво возражала против оглашения показаний свидетелей Баландиной, Маташиной, данных в период предварительного следствия. Эти показания полностью изобличают подсудимых.
В ходе следствия Баландина сообщила, что она проживала в квартире Терентьева. В той же квартире временно с разрешения Терентьева жил Шаманин, а с ним Крапивка и Григорович. 7 апреля 2001 г. днем она поссорилась с Терентьевым и тот ушел ночевать к Каштаеву. Шаманина днем дома не было, он вернулся около 24 час., был сильно пьян и лег спать вместе с Крапивка и Григорович. Сама Баландина спала в маленькой комнате.
Около 3 час. ночи она проснулась от сильного стука в дверь, затем раздался звук удара и она поняла, что входную дверь выбили. Слышала, как несколько человек вошли в комнату, где спал Шаманин. Раздались голоса Шаманина и Целуковского. Последнего она знала хорошо и узнала его голос. Затем раздались звуки ударов. Испугавшись, Баландина накрылась одеялом до глаз. Увидела, как в ее комнату забежал Шаманин со словами: «Здесь же женщина!». Следом за Шаманиным в комнату вбежал Катин, а за ним вошел Целуковский, голова которого была в крови. Целуковский сказал Катину: «Бей его, бей!» Тогда Катин каким-то блестящим, очень тяжелым предметом нанес Шаманину не менее шести ударов по голове. Шаманин упал головой в сторону левого дальнего угла комнаты. Катин прекратил наносить ему удары, стоял, нагнувшись над ним. Целуковский находился рядом с Катиным. В это время Баландина успела спрятаться под кровать. Слышала, как Целуковский сказал Катину: «Добей его, он еще дышит», после чего раздались сильные удары по телу. Потом со стороны коридора кто-то третий сказал: «Все, уходим». Катин и Целуковский из комнаты вышли, хлопнула входная дверь, а через некоторое время со двора послышался звук отъезжающего автомобиля. Выбравшись из-под кровати, Баландина подбежала к Шаманину – он лежал на полу и хрипел, голова была в крови. Положив под голову Шаманину подушку, Баландина сообщила о случившемся Крапивка и Григорович, затем вызвала скорую помощь.
При проведении следственного эксперимента с видеозаписью Баландина на месте происшествия полностью подтвердила свои показания, детально изложив обстоятельства совершения Катиным убийства Шаманина при подстрекательстве Целуковского.
Просмотрев в судебном заседании видеозапись, суд, уверена, убедился в том, что показания Баландина давала добровольно и искренне. Нарушений уголовно-процессуального закона при проведении следственного действия не допущено.
Оперуполномоченный Крылов П.Г. подтвердил, что 8 апреля, прибыв в составе следственно-оперативной группы на место происшествия, застал там Баландину. Она была напугана, сообщила, что ночью в квартиру ворвались Катин и Целуковский, которые убили Шаманина. Когда приехал следователь прокуратуры, Баландина рассказала ему об обстоятельствах убийства. Вскоре свидетель Баландина обратилась с заявлением об обеспечении ее безопасности. Защита была ей обеспечена в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Оперативные мероприятия по защите свидетеля были прекращены по заявлению Баландиной.
Из показаний свидетеля Крапивка, данных в период предварительного следствия, следует, что вечером 7 апреля и ночью 8 апреля 2001 г. вместе со своими знакомыми Григорович и Баландиной она находилась в квартире Шаманина. Баландина спала в маленькой комнате, а она и Григорович – в большой комнате. Шаманин пришел ночью, был пьян, сразу лег на кровать к ней и Григорович и уснул. Около 3 час. ночи они с Григорович услышали, как кто-то сильным ударом выбил входную дверь квартиры. Испугавшись, обе с головой накрылись одеялом. По звукам поняли, что в комнату вбежали несколько мужчин, которые молча сдернули Шаманина с кровати и стали избивать. При этом раздавался грохот от падающих предметов. Дерущиеся перемещались по комнате, кто-то сказал: «Пристрели его», на что Шаманин ответил: «Стреляй, но только не при девчонках». По звукам Крапивка поняла, что Шаманина потащили в другую комнату, откуда снова раздались звуки драки и голос одного из мужчин: «Добей его, добей!» Через некоторое время кто-то сказал: «Поехали», и мужчины из квартиры ушли. Вскоре подошла Баландина, которая сообщила, что Шаманина больше нет, и выпроводила Крапивка с Григорович из квартиры. Шаманина свидетель Крапивка охарактеризовала как спокойного, физически подготовленного человека. В показаниях Крапивка отмечено, что она очень напугана происшедшим, поэтому собирается уехать из города.
В судебном заседании исследованы показания свидетеля Григорович, данные следователю. Установлено, что эти показания по обстоятельствам убийства Шаманина совпадают как с показаниями свидетеля Крапивка, так и с данными протокола осмотра места происшествия. Кроме того, из показаний Григорович следует, что она хорошо слышала голос мужчины, который командовал: «Стреляй!», «Добей!», и уверена, что все команды подавал один и тот же человек, но не Шаманин.
Судом также оглашен в связи со смертью Маташиной протокол ее допроса в качестве свидетеля, из которого следует, что утром 8 апреля 2001 г. в ее квартиру пришли Крапивка и Григорович, обе были напуганы, плакали. Они сообщили, что вместе с Баландиной находились в квартире Шаманина. Ночью, выбив дверь, в квартиру ворвались несколько мужчин. Они сдернули спящего Шаманина с кровати, стали избивать его, потом убили. Крапивка и Григорович постоянно повторяли, что теперь их, как свидетелей, тоже убьют.
Свидетель Гречко рассказал суду, что со слов Баландиной еще на месте происшествия ему стало известно, что Целуковский дал указание Катину убить Шаманина, и Катин наносил удары потерпевшему. При этом Баландина находилась в комнате, где происходило убийство, спрятавшись под кровать. А в ноябре 2001 г. Баландина сообщила, что ей угрожают друзья Катина и Целуковского, поэтому она будет вынуждена изменить свои показания в суде.
Гречко также пояснил, что доставлял к следователю свидетелей Григорович и Маташину. При беседе с ними узнал, что Григорович и Крапивка в ночь убийства находились в квартире Шаманина.
Допрошенный в качестве свидетеля следователь прокуратуры Ботвенко подтвердил, что Баландина добровольно дала показания о том, что она была очевидцем убийства Шаманина, совершенного Катиным и Целуковским, однако опасаясь за свою жизнь, написала заявление об обеспечении защиты. В дальнейшем Баландина вновь сообщила об угрозах в ее адрес со стороны друзей Целуковского, которые нашли ее и проинструктировали, какие следует давать показания в суде, пригрозили, что в противном случае она останется жива только до суда.
Кроме того, Ботвенко рассказал суду, что свидетели Григорович и Маташина, которых в настоящее время нет в живых, добровольно давали показания об известных им обстоятельствах убийства Шаманина. Григорович сообщила, что 7 апреля Шаманин пригласил ее и Крапивка в свою квартиру. Там же, в квартире, находилась Баландина. Ночью Григорович услышала звук ломающейся двери, шаги. Шаманина избивали у кровати, на которой он спал, потом утащили в другую комнату. Григорович постоянно слышала голос одного и того же человека: «Добей его!» Маташина рассказала на допросе, что от Григорович и Крапивка узнала, что они присутствовали при убийстве Шаманина.
Показания свидетелей Баландиной, Григорович, Крапивка и Маташиной в ходе предварительного следствия получены согласно требованиям УПК РФ, а факты, в них изложенные, соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Прошу суд обратить внимание на то, что показания этих свидетелей отличаются последовательностью и детальным воспроизведением имевших место событий, согласуются между собой и с данными протокола осмотра места происшествия, с заключениями экспертов, подтверждаются совокупностью других доказательств, исследованных в судебном заседании, и не вызывают сомнений в правдивости. Каких-либо оснований для оговора подсудимых упомянутыми свидетелями в суде не установлено.
В то же время полагаю, что доверять показаниям свидетеля Терентьева об отсутствии Баландиной в момент убийства в квартире, где проживал Шаманин, нельзя, поскольку они нелогичны. Можно ли представить себе женщину, в полночь находившуюся в «коматозном» состоянии, а в 3 час. ночи бегущую покупать сигареты? Показания Терентьева полностью опровергаются показаниями Григорович, Маташиной, Крапивка и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.
Да, у государственного обвинения имеются доказательства, подтверждающие правдивость показаний очевидцев преступления и изобличающие подсудимых.
Так, в протоколе осмотра места происшествия в квартире № 10 дома № 8 по ул. Бардина отмечено, что труп Шаманина с множественными повреждениями в области головы и тела находится в дальнем левом углу от входа в меньшую комнату, под головой трупа находится подушка.
На досках пола этой комнаты обнаружены отпечатки протектора обуви, оставленные веществом бурого цвета.
Входная дверь в квартиру выбита, ригель замка погнут, накладной замок частично вышел из креплений, на внешней стороне обивки двери имеется отпечаток следа обуви.
В большой комнате квартиры стоит кровать, застеленная постельным бельем, рядом с кроватью на деревянном ящике лежат предметы одежды. От кровати до входной двери в комнату на полу – «цепочка» капель засохшей жидкости бурого цвета. В той же комнате у окна лежит стул, ножка от стула находится у кровати; у левой стены на полу обнаружена одна металлическая гантель.
Данные протокола осмотра места происшествия бесспорно свидетельствуют о том, что проникновение в квартиру совершено путем выбивания входной двери, а избиение Шаманина началось в большой комнате квартиры, когда потерпевшего стащили с кровати, и опровергают показания подсудимых о том, что конфликт с Шаманиным происходил только в прихожей и в маленькой комнате. Отсутствие на месте происшествия стамески опровергает показания Катина о том, что Шаманин ударил Целуковского этим предметом.
По заключению эксперта-трассолога два следа протектора обуви в комнате, где был обнаружен труп Шаманина, могли быть оставлены подошвой ботинок Целуковского, изъятых у него в ходе предварительного расследования.
Судебным экспертом-биологом установлено, что следы протектора обуви на полу в маленькой комнате оставлены кровью человека, происхождение которой возможно от потерпевшего Шаманина и исключается от подсудимых.
Результаты осмотра места происшествия, выводы трассологической и биологической экспертиз бесспорно подтверждают, что Целуковский не «стоял без памяти» в прихожей, а передвигался по квартире, в комнате возле трупа Шаманина наступал на кровь потерпевшего.
Согласно заключению судебно-медицинского эксперта причиной смерти потерпевшего послужила открытая черепно-мозговая травма. Ему также были причинены множественные ушибленные раны головы и тела, переломы костей лица и черепа, кровоподтеки, ушиб головного мозга и другие телесные повреждения, квалифицирующиеся в совокупности как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Время причинения – не более чем за 30 мин. до момента наступления смерти в результате не менее 14 различных травмирующих воздействий твердого тупого предмета со значительной силой. После получения травм активные действия Шаманина были возможны в течение незначительного промежутка времени. Содержание этилового алкоголя в крови потерпевшего соответствовало тяжелой степени алкогольного опьянения.
При обыске в квартире Целуковского была обнаружена и изъята металлическая дубинка с цепью на рукоятке. По заключению судебного эксперта-криминалиста дубинка изготовлена самодельным способом и является холодным оружием ударно-раздробляющего действия; в повреждениях на трупе Шаманина отобразились групповые идентификационные признаки представленных на исследование дубинки, изъятой в квартире Целуковского, и гантели, изъятой с места происшествия.
Согласно результатам биологической экспертизы на дубинке выявлен пот нескольких человек, при этом примесь пота Целуковского и Катина не исключается.
По заключению судебно-медицинского эксперта в крови, обнаруженной на ботинках и брюках подсудимого Катина, содержится антиген М, присущий крови Шаманина. Происхождение крови на данных объектах от Катина и Целуковского исключается. Следы крови на брюках и ботинках Катина образовались как от контакта с окровавленным предметом, так и от падения отдельных капель крови.
Неприязненные отношения между подсудимыми и потерпевшим подтверждаются следующими доказательствами.
Показаниями потерпевшей Постолаки, сообщившей суду, что ее брат Шаманин пользовался авторитетом в преступной среде. После освобождения из мест лишения свободы проживал у друга – Терентьева. От знакомого узнала, что брата убили из-за конфликта «по рынку».
Показаниями свидетеля Терентьева о том, что Шаманин после освобождения из мест лишения свободы хотел быть главой в криминальной среде города, но при этом боялся Бугрина – «смотрящего в области» и лиц из его окружения, в связи с чем планировал приобрести оружие для самозащиты.
Показаниями свидетеля Баландиной, данными в ходе предварительного следствия и оглашенными в суде, о том, что Шаманин неоднократно жаловался на угрозы со стороны Катина и Целуковского. Они и их друзья, чьи доходы связаны с криминальными делами, неоднократно избивали Шаманина, приходили к нему домой для выяснения отношений и обвиняли в поджогах автомобилей.
Показаниями свидетеля Бугрина, данными следователю и оглашенными в суде в связи с его смертью, в которых он признавал, что вместе с Катиным ездил к Шаманину разбираться по поводу поджогов автомашин.
Показаниями свидетеля Гречко, который рассказал суду, что, по данным УБОП, между криминальным авторитетом Шаманиным и криминальной группировкой «смотрящего по области» Бугрина, в составе которой были Катин и Целуковский, носивший титул «смотрящего по городу», возникла конфликтная ситуация из-за передела власти в преступной среде. В апреле 2001 г. сгорел автомобиль Катина. Катин и Целуковский подозревали в организации поджога Шаманина.
Подсудимый Целуковский также подтвердил в суде, что 8 апреля в квартире Шаманина был разговор о поджоге автомобилей.
Факты уничтожения автомобилей Катина и других лиц из его окружения подтверждены материалами пожарной службы, исследованными судом.
Данные, характеризующие подсудимого Целуковского, позволяют сделать вывод о том, что он занимал доминирующее положение в отношениях с Катиным, оказывал на него влияние. Имеется прямая причинная связь между действиями исполнителя Катина и подстрекателя Целуковского. Целуковский желал смерти Шаманина, испытывая к нему неприязнь. Словами «добей его» и своим авторитетом Целуковский возбудил у Катина решимость совершить убийство Шаманина и добился поставленной цели.
Так, из показаний Бугрина следует, что Катин по своему характеру нуждался в опеке, одобрении более старшего, авторитетного человека, каковым был для него Целуковский.
Показания Бугрина объективно подтверждаются данными стационарной комплексной судебно-психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в Институте им. Сербского. В заключении отмечено, что для испытуемого Целуковского характерны стремление доминировать в межличностных отношениях, настойчивость в достижении желаемого с игнорированием интересов окружающих и общепринятых социальных норм.
Оценивая приведенные доказательства в совокупности, полагаю, что вина подсудимых Катина и Целуковского в совершении незаконного проникновения в жилище Шаманина, в совершении Катиным умышленного убийства Шаманина при подстрекательстве Целуковского, в незаконном ношении холодного оружия установлена и доказана.
Версия подсудимых о необходимой обороне от насильственных действий Шаманина, о наличии у потерпевшего пистолета несостоятельна, поскольку исследованными в суде доказательствами достоверно установлено, что подсудимые незаконно проникли в квартиру помимо воли Шаманина и применили насилие к потерпевшему, в связи с чем защищались не они, а он, ударив Целуковского в область головы твердым тупым предметом. Действия же Целуковского и Катина совершены из мести, личной неприязни и были направлены на причинение Шаманину смерти.
Показания подсудимого Катина о наличии у потерпевшего пистолета и об использовании его в ходе конфликта с Катиным не нашли подтверждения. Поскольку подсудимый не упоминал во время предварительного следствия о том, что Шаманин угрожал ему огнестрельным оружием, нетрудно догадаться, что эта идея пришла к нему после ознакомления с материалами уголовного дела, в которых имелись сведения о том, что Шаманин собирался приобрести пистолет для самозащиты.
Утверждение свидетеля Целуковской о том, что ее муж не знал о наличии в их квартире дубинки, а также отрицание подсудимым Целуковским факта ношения холодного оружия, также опровергаются совокупностью исследованных в суде доказательств, а именно:
показаниями свидетеля Баландиной, которая в середине марта 2001 г. в один из визитов Целуковского к Шаманину видела в руке Целуковского блестящую металлическую дубинку с цепочкой, а во время убийства ночью 8 апреля Катин, по ее словам, наносил удары по голове Шаманину блестящим тяжелым предметом;
протоколом обыска, проведенного в квартире Целуковского, и изъятием металлической дубинки, осмотром дубинки в судебном заседании, в ходе которого установлено, что она изготовлена из металла с блестящей поверхностью; заключениями судебных экспертов, установивших признаки нанесения ударов Шаманину не только гантелей, но и этой дубинкой, а также выявивших примесь на дубинке пота Целуковского и Катина; заключением эксперта-криминалиста об отнесении дубинки к холодному оружию.
Ссылка подсудимого Целуковского на то, что после нанесения ему Шаманиным ударов он находился в бессознательном состоянии и не мог руководить своими действиями, опровергается следующим:
показаниями свидетеля Баландиной, которая сообщила, что Целуковский передвигался по квартире и давал указания Катину убить Шаманина;
показаниями свидетелей Крапивка и Григорович о том, что лица, ворвавшиеся в квартиру, напали на спящего Шаманина и избивали его сначала в большой комнате, затем в маленькой;
результатами осмотра места происшествия и выводами трассологической экспертизы, из которых следует, что следы протектора обуви, обнаруженные около трупа Шаманина, могли быть оставлены подошвой ботинок Целуковского;
показаниями свидетеля Поповой, сообщившей суду о том, что 8 апреля примерно в 3 час. ночи Катин и Целуковский пришли в ее квартиру. У Целуковского из головы текла кровь, но он был в сознании, передвигался нормально, разговаривал с Катиным. Из ее квартиры Целуковский и Катин ушли к Целуковским;
показаниями фельдшера Чижовой о том, что 8 апреля она обслуживала вызов на дом к Целуковскому, отметила, что Целуковский был в сознании, передвигался по квартире, пояснил, что его ударили бутылкой по голове. Состояние Целуковского Чижова определила как удовлетворительное, отметила наличие алкогольного опьянения.
Допрошенный в суде в качестве эксперта Яценко Д.С. пояснил, что при проведении судебно-медицинской экспертизы он квалифицировал имеющиеся у Целуковского телесные повреждения как сотрясение головного мозга 1-й степени. Выводы сделал на основании субъективных данных – жалоб Целуковского на тошноту, рвоту, потерю сознания. Отвечая на вопрос о длительности потери сознания, имел в виду общеклинические представления об этом, а не конкретно травму у Целуковского.
Согласно выводам стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в Институте им. Сербского в Москве, в период, относящийся к убийству Шаманина, у Целуковского не обнаруживалось признаков какого-либо временного психического расстройства, так как действия его носили последовательный, целенаправленный характер, сопровождались адекватным речевым контактом с окружающими, в его поведении и высказываниях отсутствовали признаки бреда, галлюцинаций, иной психотической симптоматики, в том числе и расстройства сознания с ретроантероградной амнезией.
Перенесенная 8 апреля 2001 г. черепно-мозговая травма существенно не отразилась на его психическом состоянии. Ссылки Целуковского на запамятование клинически несостоятельны и необоснованны, не соответствуют характерной динамике подобных расстройств и противоречат данным, содержащимся в медицинской документации и в материалах уголовного дела. Эксперты пришли к заключению, что Целуковский в момент совершения инкриминируемого ему деяния не находился в состоянии физиологического аффекта или ином эмоциональном состоянии, которое могло бы оказать существенное влияние на его поведение, каким-либо психическим расстройством не страдал и не страдает в настоящее время.
Оснований сомневаться в объективности заключения у суда не имеется. Порядок назначения и проведения такой экспертизы соответствует требованиям УПК РФ.
Обоснованность же заключения экспертов, проводивших психиатрическую экспертизу в 6-й психиатрической больнице Санкт-Петербурга, вызывает серьезные сомнения.
Свидетель Константинов В.К. показал суду, что по отдельному поручению следователя, а также на основании оперативной информации УБОП УВД Мурманской области о преступной деятельности Катина, Целуковского, Бугрина с санкции областного суда им осуществлялось прослушивание телефонных переговоров Бугрина.
В ходе прослушивания установлено, что Бугрин искал возможность подкупа экспертов для признания Целуковского невменяемым. Бугрин общался с женщиной – членом экспертной комиссии, которой было передано 2 тыс. долларов США, а всего для передачи экспертам собрали 12 тыс. долларов. О результатах данной экспертизы сторона защиты знала… еще до поступления заключения к следователю. Полученная при прослушивании информация была рассекречена, распечатка телефонных переговоров приобщена к уголовному делу.
Постановлением от 20 ноября 2001 г. возбуждено уголовное дело № 1-4301 по факту приготовления к даче взятки в размере 12 тыс. долларов США с целью подкупа экспертной комиссии, проводившей стационарную психолого-психиатрическую экспертизу в отношении Целуковского.
В январе 2002 г. уголовное дело в отношении Бугрина В.В. прекращено в связи с его смертью.
При исследовании в судебном заседании акта психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в Санкт-Петербурге, установлено, что выводы экспертов в отношении Целуковского противоречивы, основаны на однобоком исследовании материалов дела. Анализ показаний свидетелей о состоянии Целуковского во время совершения преступления и после него в заключении отсутствует, протоколы других следственных действий, кроме показаний подсудимого и заключения судебно-медицинского эксперта, не изучались.
С учетом выводов стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в Институте им. Сербского, обстоятельств содеянного, установленных в судебном заседании, данных, характеризующих Целуковского, прошу суд признать его вменяемым и подлежащим ответственности.
Таким образом, в судебном заседании установлено, что с ноября 2001 г. у Целуковского, Катина и их знакомых криминальных авторитетов сложились конфликтные, неприязненные отношения с освободившимся из мест лишения свободы Шаманиным, который пытался восстановить свои позиции лидера в преступной среде г. Оленегорска. Кроме того, Целуковский и Катин связывали с действиями Шаманина серию возгораний автомобилей, принадлежавших их друзьям, а также автомобиля Катина.
В период с января по апрель 2001 г. Целуковский и Катин, а также их друзья неоднократно приходили в квартиру, где проживал Шаманин, для выяснения вопросов, связанных с переделом власти в преступной среде, а также с якобы имевшими место поджогами.
В один из таких визитов у Целуковского была при себе металлическая дубинка с цепочкой, являющаяся согласно заключению эксперта холодным оружием ударно-раздробляющего действия.
Шаманин опасался за свою жизнь, пытался принять меры к самозащите, уладить возникшие проблемы путем мирных переговоров.
8 апреля 2001 г. ночью, находясь в кафе «Сашенька», Целуковский предложил Катину в очередной раз выяснить отношения с Шаманиным. Около 3 час. ночи Целуковский и Катин с неустановленными лицами на автомобиле подъехали к дому № 8 по ул. Бардина, при этом Целуковский взял с собой металлическую дубинку. Подойдя к квартире, в которой проживал Шаманин, Целуковский и Катин выбили входную дверь и незаконно против воли потерпевшего ворвались в его жилище. Забежав в большую комнату, где спал Шаманин, Целуковский и Катин сбросили его с кровати и стали избивать, нанося многочисленные удары твердыми тупыми предметами по голове и телу.
Обороняясь от нападавших, Шаманин не менее двух раз ударил Целуковского тупым твердым предметом в область волосистой части головы, после чего у Целуковского возник умысел на убийство Шаманина. Реализуя задуманное, Целуковский приказал Катину убить Шаманина. Выполняя указание Целуковского, являвшегося для Катина непререкаемым авторитетом, Катин взял у Целуковского металлическую дубинку, которой умышленно, с целью причинения смерти стал наносить Шаманину множественные удары по голове и телу. Шаманину удалось вырваться и он попытался скрыться в другой комнате, но Катин и Целуковский догнали его в маленькой комнате, где Катин, действуя по указанию Целуковского, с целью причинения смерти нанес Шаманину не менее шести ударов по голове металлической дубинкой. Когда Шаманин упал на пол, Целуковский обратил внимание Катина на то, что потерпевший еще жив, и с целью доведения до конца умысла на убийство приказал Катину добить его. Выполняя требование Целуковского, Катин еще не менее трех раз ударил Шаманина в область головы – на этот раз найденной в квартире металлической гантелей.
Действиями Катина при подстрекательстве Целуковского Шаманину причинена открытая черепно-мозговая травма, явившаяся причиной смерти потерпевшего на месте преступления.
Убедившись, что Шаманин мертв, Катин и Целуковский из квартиры ушли, захватив с собой металлическую дубинку.
Органами предварительного расследования Целуковский обвинялся также в пособничестве Катину в совершении убийства Шаманина и незаконном приобретении холодного оружия. Однако в судебном заседании обвинение Целуковского в этой части не подтвердилось, в связи с чем я от обвинения Целуковского в пособничестве Катину в убийстве и незаконном приобретении холодного оружия в неустановленном месте у неустановленных лиц отказываюсь.
Исходя из установленных в суде обстоятельств, полагаю, что действия подсудимого Целуковского надлежит квалифицировать по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ как подстрекательство к совершению убийства. Действия подсудимого Катина – по ч. 1 ст. 105 УК РФ как убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку.
Кроме того, действия Катина и Целуковского правильно квалифицированы предварительным следствием по ч. 2 ст. 139 УК РФ как незаконное проникновение в жилище, совершенное с применением насилия, а также по ч. 4 ст. 222 УК РФ как незаконное ношение холодного оружия.
При назначении наказания подсудимым прошу учесть характер и степень общественной опасности содеянного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, данные о личности подсудимых, характер и степень участия каждого из них в содеянном.
Любое преступление представляет общественную опасность. Умышленное убийство – это преступление особо опасное для общества, поскольку у человека отнимается главное его право – право на жизнь (независимо от физического состояния и моральных качеств потерпевшего). Именно поэтому законодательство любого цивилизованного государства считает убийство человека наиболее тяжким преступлением и предусматривает за него суровое наказание.
По месту жительства оба подсудимых характеризуются положительно, на учете у нарколога и психиатра не состояли, в медвытрезвитель не доставлялись, правда, Катин привлекался к административной ответственности по ст. 165 КоАП РСФСР. Оба ранее не судимы, однако в деле имеются данные об их связях с преступной группировкой Бугрина и об участии Целуковского в совершении совместно с Бугриным преступлений. Возбуждавшиеся в 1997 г. уголовные дела в отношении Бугрина и Целуковского были прекращены по нереабилитирующим основаниям, поэтому указанные факты могут быть использованы как характеризующее Целуковского обстоятельство.
Ни один из подсудимых не раскаялся в содеянном, не способствовал установлению истины по делу. Напротив, они противодействовали следствию и правосудию как оказанием воздействия на свидетелей с помощью лиц из своего окружения, так и попытками любыми способами избежать наказания, вплоть до «покупки» заключения о невменяемости.
Обстоятельств, смягчающих наказание подсудимых, а также обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого Катина, не усматриваю.
Обстоятельством, отягчающим наказание подсудимого Целуковского, прошу признать его особо активную роль в совершении преступлений. В суде установлено, что именно Целуковский был инициатором выяснения отношений с Шаманиным ночью 8 апреля, он же был инициатором умышленного убийства Шаманина: используя свой авторитет, возбудил у Катина решимость убить потерпевшего. Как подстрекатель Целуковский, что следует из обстоятельств уголовного дела, наиболее опасен и должен нести более строгую ответственность за совершение по его приказу убийства.
Прошу суд признать Целуковского Станислава Юрьевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 105; ч. 2 ст. 139; ч. 4 ст. 222 УК РФ, и назначить ему наказание: по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ – тринадцать лет лишения свободы; по ч. 2 ст. 139 УК РФ – один год лишения свободы; по ч. 4 ст. 222 УК РФ – один год лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 и п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно назначить подсудимому Целуковскому четырнадцать лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Признать подсудимого Катина Виктора Владимировича виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 2 ст. 139 и ч. 4 ст. 222 УК РФ, и назначить наказание: по ч. 1 ст. 105 УК РФ – двенадцать лет лишения свободы; по ч. 2 ст. 139 УК РФ – один год лишения свободы; по ч. 4 ст. 222 УК РФ – шесть месяцев лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 и п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно назначить подсудимому Катину тринадцать лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Гражданский иск о возмещении морального вреда в связи с убийством брата, заявленный потерпевшей Постолаки на сумму 30 тыс. руб., подлежит удовлетворению в полном объеме, поскольку нет сомнения в том, что потерпевшая испытывала и испытывает моральные страдания, потеряв близкого человека по вине подсудимых.
В удовлетворении ее гражданского иска о возмещении правоохранительными органами морального вреда в связи с захоронением Шаманина без головы прошу отказать, поскольку череп Шаманина направлялся на судебно-медицинское исследование как биологический объект для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, а именно механизма образования телесных повреждений.


• ЗАКОН © 1999-2019 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150