18 ноября, понедельник
 


Речь государственного обвинителя Гринсона Е.М.

Речь государственного обвинителя
Гринсона Е.М.,
старшего прокурора отдела
государственных обвинителей
прокуратуры Кемеровской области,
младшего советника юстиции

Ваша честь!

Сегодня закончилось судебное следствие по уголовному делу по обвинению Хорошаш В.Г. в совершении сопряженного с разбоем убийства Богдановой П.П., заведомо для виновного находившейся в беспомощном состоянии, а также в покушении на убийство Грибцова А.А. в связи с выполнением потерпевшим общественного долга.
Бернгард С.Г. обвиняется в пособничестве совершению подсудимым Хорошаш убийства Богдановой. Кроме того, обоим подсудимым предъявлено обвинение в совершении совместно, по предварительному сговору разбойного нападения на Богданову с применением насилия, опасного для жизни, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.
Я не буду подробно излагать события происшедшего. Уверен, что и суд, и все присутствующие в зале помнят их хорошо, поскольку все, что имеет отношение к данному преступлению, все представленные сторонами доказательства полно и объективно исследованы в судебном заседании.
В своей обвинительной речи я хочу остановиться лишь на тех обстоятельствах, которые бесспорно подтверждены допустимыми и тщательно проверенными во время судебного следствия доказательствами.
Полагаю установленным факт совершения Хорошаш и Бернгардом разбойного нападения на потерпевшую Богданову с целью хищения ее имущества.
И Хорошаш, и Бернгард пояснили по этому поводу, что:
они заранее договорились о нападении на Богданову;
Бернгард приготовил нож и отрезок проволоки, который они собирались накинуть на шею потерпевшей и, сдавливая, требовать у нее деньги;
Бернгард, перед тем как идти вместе с Хорошаш на преступление, особым образом подготовил эту проволоку: сделал проволочную удавку, скрутив концы проволоки для удобства ее удержания;
проникнув на крытый двор дома Богдановой, Хорошаш (во исполнение общего преступного замысла) повалил Богданову, обхватив ее за горло, попросил у Бернгарда проволоку, а когда тот передал ее Хорошаш, затянул петлю из проволоки на шее потерпевшей;
во время совершения этих действий подсудимые требовали у потерпевшей деньги.
Хорошаш также пояснил, что проволоку он отпустил через 1 – 2 мин., так как понял, что потерпевшая мертва; Бернгард в это время забрал у нее 50 руб.
Как следует из показаний Хорошаш, услышав, что кто-то зашел во двор дома, он попытался убежать, но так как вошедший (а это был Грибцов) удерживал подсудимого Бернгарда, Хорошаш нанес Грибцову один удар ножом по телу.
Хорошаш в судебном заседании утверждал, что хотел нанести удар Грибцову по руке, которой тот удерживал Бернгарда, но потерпевший в момент удара повернулся, и удар пришелся ему в грудь.
Какие телесные повреждения он причинил Грибцову, Хорошаш, по его словам, не видел, об этом он не задумывался и с места происшествия сразу скрылся.
Обстоятельства, о которых пояснили подсудимые, подтверждаются также:
показаниями свидетеля Богдановой, сообщившей, что, зайдя вместе с Грибцовым на двор дома матери, она увидела не знакомого ей парня, затем из кладовой выбежал Хорошаш, который бросился на Грибцова, замахнулся и ударил его ножом;
показаниями потерпевшего Грибцова, который пояснил, что когда он пытался удержать убегающего Бернгарда, то Хорошаш на бегу ударил его ножом в грудь. Во время удара он, Грибцов, пытался уклониться. Потерпевший также пояснил, что после нанесения ему удара Хорошаш и Бернгард сразу убежали со двора дома Богдановой;
заключением судебно-медицинского эксперта, из которого видно, что смерть Богдановой наступила от механической асфиксии при сдавливании органов шеи. Это обстоятельство объективно подтверждает показания подсудимых о механизме причинения смерти Богдановой;
протоколом места происшествия, из которого видно, что на шее потерпевшей Богдановой обнаружен кусок проволоки с закрученными концами с обмоткой белого цвета;
протоколом опознания, из которого следует, что свидетель Богданова уверенно опознала Бернгарда как человека, находившегося вместе с Хорошаш во дворе дома ее матери;
заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому потерпевшему Грибцову было причинено повреждение, квалифицируемое как легкий вред здоровью, не повлекший утраты трудоспособности или кратковременного расстройства здоровья;
результатами медико-криминалистической экспертизы, в соответствии с которыми повреждения на телогрейке и нательной рубашке Грибцова являются колото-резаными и могли быть причинены клинком ножа, изъятого в месте, указанном подсудимыми.
Анализируя все перечисленные обстоятельства и учитывая, что:
еще до совершения преступления умыслом обоих подсудимых охватывалась возможность применения к потерпевшей Богдановой насилия, опасного для жизни (путем сдавливания шеи проволочной петлей);
во исполнение этого общего преступного замысла Бернгард приискал орудия совершения преступления (нож и проволоку), подготовил проволоку для удобства ее удержания при удушении Богдановой;
на месте преступления Хорошаш во исполнение своего замысла свалил потерпевшую, схватив ее за горло, а Бернгард, осознавая, что проволока необходима для сдавливания шеи потерпевшей, передал проволоку Хорошаш;
во время применения насилия подсудимые требовали у потерпевшей деньги и впоследствии Бернгард, доводя до конца умысел на хищение денег у потерпевшей, похитил у нее 50 руб.,
действия подсудимых должны быть квалифицированы как разбойное нападение, совершенное:
с применением насилия, опасного для жизни;
группой лиц по предварительному сговору, поскольку действия подсудимых были совместными, согласованными, направленными на достижение общего преступного результата (о последовательности своих действий подсудимые договорились до совершения преступления);
с причинением тяжкого вреда здоровью (именно от действий подсудимых наступила смерть потерпевшей);
с незаконным проникновением в помещение (на крытый двор дома Богдановой подсудимые могли попасть только с согласия самой потерпевшей), т.е. по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ.
Также полагаю, что действия Хорошаш правильно квалифицированы органами следствия по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, сопряженное с разбоем.
Вмененный следствием подсудимым квалифицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, полагаю необходимым исключить из обвинения как не нашедший подтверждения в судебном заседании, поскольку потерпевшая, хотя и была пенсионеркой, по своему психическому и физическому состоянию (1945 года рождения) в беспомощном состоянии не находилась.
Действия Хорошаш в отношении потерпевшего Грибцова должны быть квалифицированы не по ч. 3 ст. 30, п. «б», «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а по ст. 116 УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение насильственных действий, причинивших физическую боль, не повлекших кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности, поскольку не опровергнуто утверждение подсудимого Хорошаш о том, что он наносил удар Грибцову не с целью убийства и что он хотел его ударить не в грудь, а по руке, чтобы вместе с Бернгардом вырваться и убежать.
Кроме того, для признания действий виновного покушением на умышленное убийство необходимо наличие прямого умысла на убийство, который характеризуется желанием причинить смерть потерпевшему. В данном случае Хорошаш сразу после нанесения удара ножом убежал, не интересуясь ни последствиями своих действий, ни состоянием потерпевшего, что не свидетельствует о наличии у него желания убить потерпевшего Грибцова.
Действия Бернгарда, выразившиеся в предоставлении орудий преступления, т.е. передаче подготовленной им проволоки подсудимому Хорошаш для сдавливания шеи потерпевшей (о чем у подсудимых имелась предварительная договоренность), должны быть квалифицированы по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как пособничество совершению убийства, сопряженного с разбоем.
Квалифицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии), считаю необходимым исключить и из обвинения, предъявленного Бернгарду, как не нашедший подтверждения в судебном заседании по указанным мною ранее обстоятельствам.
Говоря о личности подсудимых, полагаю, что при назначении им наказания следует учесть их удовлетворительные характеристики с места жительства, а также ненадлежащие условия воспитания, приведшие к социальной запущенности обоих подсудимых.
Считаю, что обстоятельством, отягчающим наказание Хорошаш, следует признать его более активную роль в совершении преступления.
Обстоятельства, смягчающие наказание, – несовершеннолетний возраст подсудимых, полное признание ими своей вины.
Исходя из характера и степени общественной опасности содеянного, личности подсудимых, считаю, что им необходимо избрать наказание, связанное с лишением свободы.
Прошу признать Хорошаш Вячеслава Геннадьевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 162, п. «з» ч. 2 ст. 105, ст. 116 УК РФ, и назначить по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ – восемь лет три месяца лишения свободы, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ – восемь лет шесть месяцев лишения свободы, по ст. 116 УК РФ – четыре месяца исправительных работ с удержанием в доход государства 10 % заработной платы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний определить Хорошаш десять лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Прошу признать Бернгарда Сергея Геннадьевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 162, ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и назначить по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ – восемь лет лишения свободы, по ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ – восемь лет три месяца лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний определить Бернгарду восемь лет шесть месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.
Исчислять срок наказания Хорошаш В.Г. и Бернгарду С.Г. с 31 июля 2002 г., зачесть в срок наказания время содержания подсудимых под стражей со 2 апреля 2002 г. по 31 июля 2002 г.
Вещественные доказательства по делу: нож, проволоку, сани – уничтожить, телогрейку и нательную рубашку вернуть потерпевшему Грибцову.

• ЗАКОН © 1999-2019 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150