20 сентября, четверг
 
Главная страница » Газетные публикации » Чечня избавляется от нигилизма...

Чечня избавляется от нигилизма


Юрий КОТЕНОК

Интервью с прокурором Чеченской Республики Валерием Кузнецовым.

"Yтро": Как вы расцениваете текущую ситуацию в Чечне?

Валерий Кузнецов: Количество уголовных дел, которые возбуждались по фактам терроризма, посягательства на сотрудников силовых структур и правоохранительных органов, сократилось на порядок. Если в 2006 г. было зарегистрировано 40 преступлений, квалифицируемых как акт терроризма, то за 11 месяцев 2007 г. их только одиннадцать.

Но говорить о полной стабилизации преждевременно. Продолжаются нападения на сотрудников милиции, в том числе в столице. Продолжается выявление членов НВФ, которые скрываются от правосудия; правоохранительные органы работают по фигурантам, за которыми тянется длинный шлейф преступлений. Операции сейчас в основном проводятся в горно-лесистой местности – Шатойском, Введенском, Ножай-Юртовском и других районах. Разведкой и милицией выявляются базы, схроны НВФ, хранилища с продовольствием в горах, которые немедленно уничтожаются.

Сейчас на первое место вышли дела экономической направленности. Много уголовных дел возбуждается по мошенничеству в сфере компенсационных выплат. Так, с июля 2003 г. органами прокуратуры и внутренних дел республики возбуждено 788 уголовных дел данной категории. Из них 243 уголовных дела направлено в суд для рассмотрения по существу. Судами республики вынесено 242 обвинительных приговора в отношении 267 лиц. Общая сумма причиненного преступлениями ущерба составляет 127 млн 510 тыс. рублей, из которой в ходе предварительного следствия возмещено более 12 млн рублей. Предотвращенный ущерб составил более 158 млн 390 тыс. рублей.

Сейчас в производстве Следственного комитета при прокуратуре ЧР расследуется дело в отношении главного судебного пристава республики и двух его бухгалтеров. В суд направлено уголовное дело в отношении руководителя Дирекции по восстановлению экономики и социальной сферы Чечни и его главбуха. Также в суде два уголовных дела по руководителю Фонда социального медицинского страхования. Во всех случаях преобладают хищения и растраты.

Нас иной раз критикуют за то, что мы зачастую избираем в качестве меры пресечения заключение под стражу, а потом, при полном погашении похищенных сумм, меняем ее на подписку о невыезде. Но закон это позволяет, и я считаю это действенным побудительным механизмом, чтобы вернуть государству похищенное. Как видим, эта мера приносит результат.

У нас создано Управление по борьбе с коррупцией. Проводился ряд проверок, в результате которых были выявлены факты семейственности в федеральных и республиканских структурах. Это проявляется в том, что руководитель набирает родственников в свое же непосредственное подчинение, как, например, в республиканском Росприроднадзоре, где, можно сказать, родственник работал на родственнике.

Однако я не могу согласиться с тем, что Чечня – это "черная дыра". Случаев коррупции хватает по всей России. В частности, это касается нарушений по линии реализации нацпроектов. Сейчас эта тема наиболее актуальна. Недавно прокуратурой Курчалойского района была проведена проверка районного родильного дома. Сотрудники ознакомились со списком рожениц, которые должны были находиться в этом заведении. И в реальности их оказалось значительно меньше, чем было указано в списках. Объяснялось это тем, что руководство роддома банально списывало государственные деньги. Есть вопиющие факты и в Министерстве образования республики. Несколько десятков – подчеркну, десятков – руководителей школ и других учебных заведений привлечены к уголовной ответственности за присвоение денежных средств.

"Y": Есть ли претензии к местным администрациям по финансовым махинациям?

В.К.: У нас довольно много дел по главам администрации. Часть направлена в суд, часть расследуется, некоторые уже осуждены. Речь идет о десятках фактов.

"Y": Какие проблемы в первую очередь волнуют прокурора Чечни?

В.К.: У нас очень много строят. Жилой комплекс практически полностью восстановлен в короткие сроки. Казалось бы, стоит только радоваться этому. Но проблема в том, что строительство идет по факту. Президент Рамзан Кадыров отмечает, что пока деньги не поступили из федерального бюджета, руководство республики обходится своими силами и собственными источниками финансирования, банковскими кредитами и т.д. Сейчас проверить обоснованность списания тех или иных сумм по тому или иному объекту не возможно, поскольку прямое строительство идет без подготовки проектно-сметной документации. Только потом документы представляются федеральному центру. То есть проверить реальный расход средств можно будет, когда дома сдадут в эксплуатацию, что, согласитесь, весьма проблематично, потому что в любом случае тогда мы будем бить по хвостам.

Из данной ситуации выхода я пока не вижу. Восстановление социальной сферы, жилья и объектов является первостепенной задачей для руководства республики, а смотреть на то, воровали или нет, будем потом. Иначе восстановление затянется на очень долгий срок из-за согласований и проверок, что для нас неприемлемо.

"Y": Рамзан Кадыров призвал Доку Умарова покаяться перед народом. Какие претензии к нему у правоохранительных органов? Что дает амнистия?

В.К.: С сентября 2006 г., когда была объявлена амнистия, многие лица решили добровольно сдать оружие в ходе явки с повинной. Разумеется, проверялась роль каждого в НВФ. В основном, конечно, это были пособники, но встречались и одиозные личности, за которыми были факты похищений и убийств, посягательств и терактов. Приходили сдаваться и такие. По некоторым были возбуждены уголовные дела, по некоторым это выявлялось уже в ходе проверок личности. По десяти фактам дела пошли в суд, который принимает во внимание добровольную явку с повинной.

Но если речь идет об Умарове, то на первый план выходит не снисхождение со стороны судебной системы, а именно его покаяние перед народом. Умаров и другие вогнали республику в жуткое состояние, фактически в 12 лет войны. Лично мне его покаяние кажется маловероятным.

"Y": Чечня столько лет находилась вне правового поля России. У многих не сформировано законопослушание. Как изменить психологию людей?

В.К.: Республика восстанавливается семимильными шагами. Одновременно идет поворот в сознании людей в сторону соблюдения законов Российской Федерации. Мы в прокуратуре подпитываем свои кадры молодежью, которая воспитывалась в военное время. Но не могу сказать, что среди них одни только нигилисты. Есть преданная делу молодежь, которая работает в прокуратуре, милиции, ФСБ. Строгое соблюдение законности в большой степени зависит и от прокуратуры.

Война породила еще одну большую проблему – отток русскоязычного населения. По сути, Чечня по национальному составу превратилась в монореспублику. Сейчас принята программа по возвращению русскоязычного населения. У руководства республики есть понимание того, что только местными кадрами проблем не решить. Думаю, не за горами то время, когда в Чечне будет равенство всех наций и народностей. Хочется в это верить.

"Y": Какие проблемы приходится решать прокуратуре?

В.К.: У нас налажено взаимодействие с парламентом республики по созданию нормотворческой базы. Есть договоренность, которая соблюдается обеими сторонами в части проработки законопроектов после первых и вторых слушаний в парламенте: мы вносим свои предложения и замечания, которые обсуждаются с представителями прокуратуры на парламентских комиссиях. Это касается практически каждого закона. Если есть какое-то недопонимание, то истина рождается в споре. Это нормальная рабочая ситуация.

Что касается проблем прокуратуры, то я отметил бы неукомплектованность. Надеюсь, Генпрокуратура поддержит нас в плане увеличения штатной численности. Пока мы еще привлекаем сотрудников, прикомандированных из других субъектов РФ. Правда, они составляют весьма незначительный процент. Это обусловлено нехваткой специалистов среднего возраста. Есть молодежь и сотрудники предпенсионного возраста, а вот тех, кто обучал бы молодежь на практике, не хватает.

Когда прокуратура не может решить проблемы по выплате заработанной платы, земельным вопросам, мы пишем опротестования, на которые реагируют другие ветви власти. Мы инициируем многие вопросы. Как правило, президент республики на них адекватно реагирует. Например, при правительстве есть комиссия, которая должна заниматься вопросами погашения невыплат по заработной плате. Длительное время она вообще не работала. Мы обратились к руководству республики, и руководитель комиссии был отстранен от должности.

"Y": Актуальна ли тема борьбы с коррупцией в самой прокуратуре?

В.К.: Мы реагируем на любой сигнал и не собираемся давать повод для каких-либо инсинуаций. Мы сразу поправляем прокуроров на местах, вплоть до освобождения их от занимаемой должности. Сейчас провели комплексную проверку в одной из районных прокуратур и поменяем там прокурора, который не оправдал возложенных на него надежд.

Нельзя дискредитировать работу прокуратуры. Люди верят нам. А когда сотрудники прокуратуры отфутболивают граждан, проводят некачественное следствие, когда прокуроры просто срастаются с поднадзорными, это недопустимо. К нашим кадрам существует довольно жесткий спрос. Достаточно сказать, что за два с лишним года, как я возглавляю прокуратуру республики, у нас поменялось 90% кадрового состава. Людей понять можно: тяжело перестроиться с военного периода. Но перестраиваться нужно.

Есть факты, когда сотрудники милиции являются активными пособниками НВФ, есть возбужденные уголовные дела. Но не скажу, что это происходит в массовом порядке. Могу сообщить, что в настоящее время в суд направлено уголовное дело в отношении одного сотрудника прокуратуры.

"Y": Удалось ли решить проблему похищения людей?

В.К.: За последние два года число похищений снизилось на порядок. Пока это еще не изжито, но, тем не менее, за десять месяцев этого года у нас процент раскрываемости по похищениям впервые за все время поднялся до 52. Есть дела, направленные в суд, по которым, к сожалению, похищениями занимались и сотрудники правоохранительных органов. Здесь, как правило, действует корыстный мотив.

Не о каждом заявленном случае можно говорить как о похищении. Имели место инсценировки, когда родственники заявляли о похищении, чтобы отвлечь правоохранительные органы от того, что фигурант участвует в НВФ. В Шатойском районе родственники заявили, что их сыновей забрали силовики, а потом появились фотографии "похищенных" в окружении лидеров бандподполья. Пришлось переквалифицировать дело из "похищение" в "участие в НВФ". В Веденском районе несовершеннолетние числились похищенными, а сами находились в банде. У нас есть дело, когда человек разыскивался как похищенный с 2001 г., а недавно пришла информация о его задержании при пересечении границы Афганистана с Пакистаном. Таких эпизодов тоже хватает.

"Y": Спасибо за беседу.

Yтро, 24.12.2007

• ЗАКОН © 1999-2018 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150