17 декабря, понедельник
 
Главная страница » Газетные публикации » Страсбургский суд вмешался в оперативно-розыскную деятельнос...

Страсбургский суд вмешался в оперативно-розыскную деятельность


// Удовлетворив жалобу Анатолия Быкова

Вчера было обнародовано решение Европейского суда по правам человека по жалобе депутата законодательного собрания Красноярского края, экс-главы Красноярского алюминиевого завода Анатолия Быкова против России. Большая палата Страсбургского суда единогласно, в том числе с участием представителя от России, признала, что были нарушены права на неприкосновенность частной жизни и неприкосновенность жилища авторитетного бизнесмена. При этом Евросуд признал, что действующий в России закон об оперативно-розыскной деятельности дает широкую почву для злоупотреблений.

Анатолий Быков подал жалобу в Европейский суд по правам человека еще в конце 2001 года, но лишь спустя пять лет она была признана судом приемлемой для рассмотрения в связи с нарушениями трех статьей европейской Конвенции о правах человека, касающихся неприкосновенности частной жизни, длительности содержания под стражей до приговора (он отсидел 20 месяцев). И на основании этих нарушений заявитель поставил под сомнение справедливость всего судебного разбирательства в отношении него. Суд приступил к рассмотрению жалобы в прошлом году. Причем в связи с нарушениями фундаментальных норм конвенции и важностью дела Страсбургский суд пошел на беспрецедентный шаг, решив рассмотреть обращение авторитетного предпринимателя так называемой Большой палатой суда, состоящей из 17 судей, а также в присутствии его адвокатов, а не в заочном режиме, как это бывает по большинству жалоб поданных россиянами.

Жалоба в основном сводилась к событиям 2000 года, а именно к обстоятельствам оперативного эксперимента, проведенного сотрудниками ФСБ в доме Анатолия Быкова. Напомним, что 3 октября 2000 года в поселке Овинный (пригород Красноярска) в дом авторитетного предпринимателя пришел житель Красноярска Александр Василенко, сообщивший господину Быкову о якобы совершенном им убийстве его конкурента Вилора Струганова (Паша Цветомузыка). Впоследствии выяснилось, что несколькими днями ранее господин Василенко написал заявление в ФСБ о полученном от Анатолия Быкова заказе на убийство господина Струганова и чекисты, снабдив заявителя звукозаписывающей аппаратурой, отправили его "разговорить" на эту тему господина Быкова. Аудиозапись, сделанная во время разговора (на самом деле господина Струганова никто не убивал) и стала основным доказательством вины в уголовном деле, возбужденном вскоре в отношении господина Быкова. Впрочем, во время судебных разбирательств из расшифровки этого разговора выяснилось, что Александр Василенко на самом деле объяснил господину Быкову, что убийство Паши Цветомузыки, якобы совершенное им, является не выполнением заказа, а собственной инициативой, продиктованной стремлением продемонстрировать свою преданность Анатолию Быкову. В итоге в 2002 году Мещанский райсуд признал господина Быкова виновным в покушении на убийство, приговорив его к шести с половиной годам условного заключения. Через два года Верховный суд России, изменив статью в приговоре с "покушения" на "приготовление" к нему, оставил прежний срок наказания.

Как доказывала в Страсбурге защита осужденного, оперативный эксперимент нарушил право заявителя хранить молчание и не свидетельствовать против самого себя. А ФСБ с помощью Александра Василенко провела незаконный допрос Анатолия Быкова, который, если бы знал о записи его беседы спецслужбами, мог бы воспользоваться своим правом хранить молчание. К тому же, по мнению защиты, оперативное мероприятие было сопряжено с незаконным вторжением властей в жилище господина Быкова и нарушением тайны переговоров. По мнению адвокатов, на подобные действия оперативным сотрудникам требовалось получить соответствующее разрешение суда.

Из объявленного вчера решения Большой палаты следует, что все 17 судей единогласно, включая российского судью Анатолия Ковлера, признали, что в отношении Анатолия Быкова Россия нарушила параграф 3 статьи 5 ("Право на свободу и личную неприкосновенность") и статью 8 ("Право на уважение частной и семейной жизни") Конвенции по правам человека. За это по решению суда господину Быкову Россия должна выплатить компенсацию в размере ?1 тыс., а еще ?25 тыс. проигравшая сторона заплатит в качестве компенсации судебных издержек. Обжаловать данное решение Россия не может, поскольку оно принималось высшей инстанцией Страсбургского суда.

При этом 11 голосами против 6 Евросуд решил, что статья 6 конвенции ("Право на справедливое судебное разбирательство") в отношении заявителя не нарушалась. Однако шесть судей: председатель Европейского суда по правам человека (представляет Францию) Жан-Поль Коста, Христос Розакис (Греция), Лилиана Мийович (Босния и Герцеговина), Дин Шпильман (Люксембург), Нона Цоцория (Грузия) и Анатолий Ковлер (Россия) выступили с мнением, "частично не совпадающим с мнением большинства судей".

Назвав инсценировку убийства Вилора Струганова "мрачной инсценировкой", председатель Европейского суда Коста, в частности, отметил: "С моей точки зрения, если бы помимо записи (и первоначальной жалобы господина Василенко против господина Быкова, что, впрочем, может рассматриваться как заявление одного человека против другого) российские судьи основывали свои заключения на других доказательствах, все равно были бы основания для судебной неопределенности по данному уголовному делу".

Господин Коста и другие судьи в особом мнении признали, что улики, полученные по уголовному делу Анатолия Быкова, в результате нарушения статьи 8 конвенции привели к тому, что последующий судебный процесс "нес в себе фатальный дефект, так как это оказало решительное влияние на вердикт "виновен", вынесенный в России по делу заявителя". Таким образом, как считает защита предпринимателя, господин Быков может подать новую жалобу в связи с нарушением его права "на справедливое судебное разбирательство".

Кроме того, Евросуд, заметив, что российский закон об оперативно-розыскной деятельности "очевидно, нацелен на то, чтобы защитить частную жизнь человека, и требует судебного разрешения на любые оперативные действия", отметил, что в деле господина Быкова эти постулаты были грубо нарушены. По мнению судей, использование чекистами "удаленного записывающего радиоустройства, с помощью которого был записан разговор, идентично прослушиванию телефонных переговоров", а сам закон об оперативно-розыскной деятельности, отмечается в решении, ограничивает вмешательство оперативников лишь в частные телефонные разговоры и почтовую переписку, давая оперативным работникам широкие полномочия по трактовке закона в иных случаях.

Адвокат Анатолия Быкова Генрих Падва назвал решение Евросуда важным и справедливым. "Я надеюсь, что критические замечания Евросуда приведут к приведению закона об оперативно-розыскной деятельности в соответствие с рекомендациями суда. Евросуд посчитал, что в данном законе слишком много возможностей для толкования и слишком мало ограничителей для оперативников",— отметил господин Падва.


Владислав Ъ-Трифонов, Тамила Ъ-Джоджуа


Коммерсантъ, 11.03.2009

• ЗАКОН © 1999-2018 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150