29 мая, понедельник
 

Объективная сторона: организованной группой.

15. При квалификации кражи, грабежа или разбоя соответственно по пункту "а" части четвертой статьи 158 или по пункту "а" части третьей статьи 161 либо по пункту "а" части третьей статьи 162 УК РФ судам следует иметь в виду, что совершение одного из указанных преступлений организованной группой признается в случаях, когда в ней участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (часть третья статьи 35 УК РФ).
В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.
Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей).
При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ.
Если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на часть четвертую статьи 33 УК РФ.
Постановление ПВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29
«О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О КРАЖЕ, ГРАБЕЖЕ И РАЗБОЕ»
БВС РФ N 2 2003


Квалификация преступления, совершенного организованной группой лиц, предполагает, что виновные заранее договаривались объединиться в устойчивую организованную группу для совершения преступлений. 1-017р/98 07.04.98.
Дело М. и С., осужденных военным судом МВО по ст. 338, ч. 1, 325, ч. 2 УК РФ, 146, ч. 3, 144, ч. 3, и 102, п. п. "а", "и" и "н" УК РСФСР: М. - к смертной казни, а С. на 14,5 лет лишения свободы.
Как указано в приговоре, М. и С., дезертировав из воинской части, с целью добывания средств на существование, объединились в организованную, устойчивую группу для совершения преступлений.
Реализуя свои намерения, они в октябре 1997 г. проникли в квартиру гражданина И. и похитили его имущество на общую сумму 2,5 млн. рублей.
После этого М. и С. договорились совершить нападение на гражданина И. с целью завладения его имуществом, в том числе ключами от квартиры, чтобы в дальнейшем проникнуть в нее для совершения хищения. Осуществляя задуманное, они несколько дней ожидали И. в подъезде дома, а когда дождались, жестоко избили, причинив смертельные телесные повреждения. С., обыскав одежду убитого, похитил деньги и другое имущество на общую сумму 365 тыс. рублей, паспорт, а также ключи от квартиры.
Ночью М. и С. открыли похищенными ключами входную дверь, проникли в квартиру, где спала гражданка И., и, чтобы она не воспрепятствовала завладению имуществом, убили ее.
Похитив имущество на сумму более 3-х млн. рублей и паспорт убитой, М. и С. скрылись.
Действия М. и С., связанные с хищением имущества И. и И., органы следствия и суд квалифицировали как совершенные организованной группой по ст. ст. 144, ч. 3 и 146, ч. 3 УК РСФСР.
Военная коллегия, рассмотрев дело в кассационном порядке, не согласилась с указанной выше квалификацией.
В своем определении коллегия указала, что суд, давая юридическую оценку краже имущества и разбойному нападению, не учел, что М. и С. отдельно договаривались о совместном совершении каждого из этих преступлений.
Осужденные, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, утверждали, что после совершения дезертирства, они, в целях приобретения одежды и денег для убытия из Москвы, сначала договорились вдвоем совершить кражу имущества из квартиры И.
Поскольку похищенного имущества оказалось недостаточно, они решили вновь совместно совершить разбойное нападение и убийство гражданина И.
Каких-либо доказательств, подтверждающих, что М. и С. заранее договорились объединиться в устойчивую организованную группу для совершения преступлений, в материалах дела не имеется.
В связи с этим Военная коллегия нашла необходимым исключить квалифицирующий признак - совершение кражи и разбоя организованной группой и переквалифицировала эти действия с ч. 3 ст. ст. 144 и 146 УК РСФСР на часть вторую каждой из этих же статей УК.
Отдел обобщения судебной практики Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации

Пленум еще раз дал разъяснение понятия "организованной группы" - нового квалифицирующего признака хищения, дававшееся ранее по поводу квалификации вымогательства в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о вымогательстве" (с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума от 18 августа 1992 г. No. 10, в редакции Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. No. 11).
Под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступлений, распределением ролей между соучастниками и т. п.
Основным признаком организованной группы, отличающим ее от группы лиц по предварительному сговору, является ее устойчивость. Об устойчивости группы расхитителей могут свидетельствовать, в частности, предварительное планирование преступных действий, подготовка средств и орудий преступления, подбор соучастников, распределение ролей между ними, обеспечение заранее мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы.
Некоторые члены организованной группы могут выполнять лишь отдельные элементы объективной стороны хищения, например взламывать двери, охранять место преступления, принимать похищенное в момент его изъятия и т. д.
Роль отдельных соучастников может заключаться в создании условий для совершения хищения, например в подыскании будущих жертв или ином обеспечении преступной деятельности группы.
При наличии устойчивых связей с организованной группой действия ее участников квалифицируются по ч. 3 ст. ст. 144, 145 и 146 УК РСФСР без ссылки на ст. 17 УК РСФСР, даже если эти действия не выходят за рамки пособничества.
Руководители организованных групп расхитителей (их создатели, разработчики преступных планов, организаторы отдельных преступлений) несут ответственность за все совершенные группой хищения, если они охватывают их умыслом.
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 9, 1995 г.

Липецким областным судом Прокофьев, Веретенников, Григорьев, Родионов В., Родионов И., Селиванов и Мурахин осуждены по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР <*> и по другим статьям УК РСФСР.
В апреле 1993 г. организованной группой они совершили вымогательство в отношении ряда представителей коммерческих структур при получении продукции на Елецкой табачной фабрике. Прокофьев, Родионов И., Григорьев, Веретенников и Мурахин виновны в четырех фактах вымогательства имущества на сумму 323283 руб.; Селиванов и Родионов В. - в трех эпизодах на сумму 258109 руб.
Кроме того, Прокофьев, Веретенников, Григорьев, Родионов В., Селиванов, Мурахин и Родионов И. признаны виновными в том, что они по предварительному сговору с другими лицами в течение апреля 1993 г. систематически совершали кражи с Елецкой табачной фабрики сигарет "Луч" на общую сумму 1042784 руб.
Мурахин признан также виновным в незаконном хранении огнестрельного оружия и боевых припасов.
В кассационных жалобах осужденные не признали вину в преступлениях, а их адвокаты считали, что она не доказана.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 17 ноября 1994 г. приговор оставила без изменения по следующим основаниям.
Всесторонне, полно и объективно исследовав собранные по делу доказательства, проанализировав в приговоре показания Прокофьева, Веретенникова, Григорьева, Родионова В. и других на предварительном следствии и в суде, другие доказательства и оценив их в совокупности, суд сделал обоснованный вывод о том, что показания осужденных на предварительном следствии о создании преступной группы и совершении ими по предварительному сговору вымогательства в отношении ряда представителей коммерческих структур при получении продукции на Елецкой табачной фабрике являются достоверными, хотя они потом и, в частности в суде, изменили свои показания.
Правильность вывода суда объективно подтверждается собранными по делу доказательствами.
Так, осужденный Прокофьев на предварительном следствии показал, что в апреле 1993 г. вместе с Родионовым И., Григорьевым, Веретенниковым, а позднее и с Мурахиным, Селивановым ежедневно приходили к табачной фабрике, где он выяснял у экспедиторов, на какую фирму они работают, и требовал со 100 коробов сигарет, полученных ими на фабрике, один-два короба для себя. Как правило, на такие условия все соглашались. Они выезжали следом за автомашиной экспедиторов и получали обещанные сигареты.
Аналогичные показания на предварительном следствии дали Веретенников, Григорьев и другие. Как видно из показаний потерпевшего Т., директора МП "Прана", в апреле 1993 г. при получении сигарет на Елецкой табачной фабрике к нему подошли трое мужчин, один из них - Прокофьев потребовал два короба сигарет, угрожая насилием. Восприняв угрозу как реальную, он вынужден был отдать вымогателям короб сигарет.
О фактах вымогательства со стороны осужденных на предварительном следствии показали экспедитор АО "Фермаш" Д., заместитель директора фирмы "Факт" Б., экспедитор ТОО "Олимпик" Г. Последний подтвердил свои показания в суде.
Кроме того, вина указанных лиц в содеянном подтверждается показаниями свидетелей Р. и О., видеозаписью и другими доказательствами, изложенными в приговоре.
Преступные действия Прокофьева, Веретенникова, Григорьева, Родионова В., Селиванова, Родионова И., Мурахина суд обоснованно расценил как вымогательство, совершенное организованной группой лиц, и правильно квалифицировал по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 января 1989 г.).
Также полностью установлена имеющимися в деле доказательствами их вина в краже сигарет с Елецкой табачной фабрики в период с 16 по 22 апреля 1993 г. на сумму 1042784 руб.
Приговор является обоснованным.
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 1994 г.
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 5, 1995 г.

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150