24 апреля, понедельник
 

Субъективная сторона: личные неприязненные отношения.

Надзорная инстанция не признала в действиях лица состава преступления - вовлечение несовершеннолетней в преступную деятельность.
Первомайским районным народным судом Зверева осуждена по ст. ст. 103 и 210 УК РСФСР.
Она признана виновной в умышленном убийстве своего мужа Зверева и в вовлечении своей 11-летней дочери Собовой в преступную деятельность.
11 ноября 1992 г. после 17 часов между Зверевой и Зверевым, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, произошла ссора на почве злоупотребления последним спиртными напитками. В ходе ссоры Зверева причинила мужу две ссадины на лбу, относящиеся к легким телесным повреждениям без расстройства здоровья. Зверев угрожал жене уничтожить или продать их имущество с целью получения денег на водку, затем заснул на кухне, сидя в кресле. Зверева из личных неприязненных отношений решила убить его. Она сказала дочери, что задушит мужа, издевательства которого больше терпеть не может, после чего ночью они труп спрячут.
Около 21 часа Зверева задушила мужа махровым полотенцем, а примерно в 3 часа ночи разбудила дочь, с помощью которой вытащила труп, завернутый в одеяло, на улицу. От подъезда они выволокли труп на территорию строящегося рядом жилого дома и столкнули в котлован, а затем приняли меры к сокрытию следов преступления.
Судебная коллегия по уголовным делам Кировского областного суда приговор оставила без изменения.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Зверевой по ст. 210 УК РСФСР.
Президиум Кировского областного суда 1 марта 1995 г. приговор в части осуждения Зверевой по ст. 210 УК отменил, дело по этому обвинению прекратил, указав следующее.
В нарушение ст. 314 УПК РСФСР суд в описательной части приговора не указал, в совершение какого именно преступления Зверева вовлекла несовершеннолетнюю дочь, а также не привел доказательств, на которых основан вывод суда о совершении ею действий по вовлечению дочери в преступную деятельность.
Органами предварительного следствия Зверева обвинялась в том, что свою несовершеннолетнюю дочь Собову она привлекла в качестве пособника в совершении убийства Зверева.
Однако ни предварительным следствием, ни судом не установлено доказательств, подтверждающих данное обвинение.
Органы предварительного следствия основывались на показаниях Зверевой, впервые допрошенной в качестве подозреваемой. Она пояснила, что сообщила дочери о своем намерении задушить мужа, после убийства мужа разбудила ее, и дочь согласилась помочь вынести труп.
Однако несовершеннолетняя Собовая ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании не говорила, что дала такое согласие. Напротив, в судебном заседании Собовая заявила, что пыталась остановить мать, но та сказала, что все равно задушит мужа.
В судебном заседании Зверева утверждала, что попросила дочь помочь вынести труп только после убийства мужа и до этого не заручалась согласием дочери.
Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 18 и ч. 2 ст. 19 УК РСФСР Собовая (и при достижении возраста, при котором наступает уголовная ответственность) не могла бы нести уголовную ответственность за заранее не обещанное укрывательство и недонесение в силу ее близкого родства с осужденной, т. е. действия Собовой не являлись преступными. В связи с этим в действиях Зверевой отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РСФСР.
[из: Пост. Президиума Кировского областного суда от 1 марта 1995 г., БВС РФ, 8,95], [пункт: ]



Убийство в ссоре и драке необоснованно квалифицировано как совершенное из хулиганских побуждений
[из: Пост.Презид ВС РФ от 30.10.91 Бюллетень ВС РФ, 1992, N 4, с.6
Бюллетень ВС РФ, 1992, N 4, с.6], [пункт: ]


• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150