21 сентября, четверг
 

Субъективная сторона: неосторожное.

Действия осужденного за умышленное убийство по протесту прокурора переквалифицированы на неосторожное убийство.
Калачинским городским народным судом Подоксенов осужден по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР на 3 года лишения свободы, по ч. 3 ст. 206 - на 4 года лишения свободы, по ст. 103 УК РСФСР - на 8 и по совокупности преступлений - на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в ИТК усиленного режима.
Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда действия Подоксенова переквалифицированы с ч. 3 ст. 206 УК на ст. 207, по которой назначено наказание 6 месяцев лишения свободы, а по совокупности преступлений - на 8 лет лишения свободы.
Президиум Омского областного суда оставил без удовлетворения протест прокурора области, в котором ставился вопрос о переквалификации действий Подоксенова со ст. 103 на ст. 106 УК.
Подоксенов признан виновным в хранении и ношении огнестрельного оружия, в угрозе убийством и умышленном убийстве Соловьянова.
Подоксенов незаконно хранил в гараже пистолет системы "Вальтер" и несколько патронов к нему, которые остались у него после смерти отца.
7 ноября 1990 г. он вместе с женой и сыном был в гостях, где находились супруги Филиппов и Коханчик, употреблял спиртное, а затем около 20 час. ушел на работу. Вернувшись домой поздно вечером, он узнал, что жена ушла с Филипповым. Приревновав жену, он взял пистолет с патронами и отправился в общежитие, где проживал Филиппов. Когда тот открыл дверь, пытался учинить драку. Увидев, что жена с сыном спят, а с ними находится жена Филиппова, Подоксенов убедился в необоснованности ревности, успокоился, однако, оставшись с женой, вновь стал скандалить, браниться, требовал, чтобы она быстрее собиралась и уходила.
Тогда Филиппов вывел его из комнаты и закрыл дверь. Подоксенов вновь стал стучать в дверь, высказывал угрозы и, зайдя в комнату, направил на Филиппова пистолет. Пришедший на шум Соловьянов, увидев у Подоксенова пистолет, бросился к нему и пытался отобрать оружие. В процессе борьбы, как указано в приговоре, Подоксенов умышленно произвел выстрел в Соловьянова, причинив ему ранение брюшной полости, от которого наступила смерть.
Заместитель Генерального прокурора РФ принес протест в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ, в котором поставил вопрос о переквалификации действий Подоксенова со ст. 103 на ст. 106 УК и смягчении наказания: по совокупности преступлений предлагалось назначить 3 года лишения свободы в ИТК общего режима.
Протест удовлетворен по следующим основаниям.
На предварительном следствии и в суде Подоксенов отрицал умысел на убийство Соловьянова. Доводы об отсутствии у него умысла на убийство соответствуют собранным по делу доказательствам.
Ранее Подоксенов Соловьянова не знал. Увидев в комнате Филиппова кроме жены и сына еще жену Филиппова, Подоксенов понял, что у него нет оснований ревновать. Когда Филиппов вытолкнул Подоксенова за дверь, последний лишь требовал, чтобы жена собиралась скорее. В это время подбежал Соловьянов и стал отбирать у него пистолет.
Свидетель Филиппов видел, как Соловьянов подбежал в Подоксенову и хотел отобрать пистолет. Началась борьба. Никаких угроз осужденный не высказывал. После выстрела потерпевший упал, а Подоксенов кричал, чтобы вызвали скорую помощь и милицию. Потерпевшая Соловьянова, свидетели Кругликова, Ковалевская показали, что Подоксенов бегал по коридору, просил вызвать скорую помощь, но никто не выходил.
Подоксенов объяснил, что в ходе борьбы за пистолет Соловьянов ударил его ногой по руке, в которой он держал пистолет, и произошел выстрел.
По заключению судебно-медицинской экспертизы у Подоксенова на задней поверхности правого локтевого сустава имеется ссадина. Эксперт не исключает, что выстрел произошел при обстоятельствах, указанных осужденным.
Таким образом, судя по установленным причинам выстрела, Подоксенов не желал и не предвидел смертельного исхода своих действий или наступления иных тяжких последствий, хотя должен был и мог их предвидеть. Содеянное следует расценивать как неосторожное убийство и квалифицировать по ст. 106 УК.
Состоявшиеся судебные решения в отношении Подоксенова изменены, действия его переквалифицированы со ст. 103 на ст. 106 УК, по которой назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы, смягчено наказание по ч. 1 ст. 218 УК до 2 лет лишения свободы, по ст. 207 - до 6 месяцев. По совокупности совершенных преступлений Подоксенову назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы в ИТК общего режима.
[из: Законность,9,94], [пункт: ]

неосторожное
При переквалификации действий лица со ст. 103 на ст. 106 УК суд не учел имевшиеся существенные для дела доказательства.
Органами предварительного следствия Стяжкину было предъявлено обвинение в умышленном убийстве Теймурова по ст. 103 УК. Нижневартовским районным народным судом Ханты-Мансийского автономного округа Стяжкин осужден по ст. 106 УК за неосторожное убийство Теймурова. По данному делу осужден Бахтуров за укрывательство этого убийства. 10 мая 1991 г. на берегу ручья между Теймуровым и Стяжкиным возникла ссора, во время которой Стяжкин ударил обухом топора по голове Теймурова. Затем Стяжкин затащил потерпевшего в наполненный водой котлован и стал опускать его голову в воду. Когда Теймуров вырвался и отплыл на середину котлована, Стяжкин, демонстрируя нож, не давал ему выбраться на берег до тех пор, пока тот не утонул. Судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа приговор оставила без изменения. Президиум этого же суда протест прокурора автономного округа, в котором ставился вопрос об отмене судебных решений, оставил без удовлетворения. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в связи с неправильной квалификацией действий Стяжкина. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19 августа 1993 г. судебные решения отменила и дело направила на новое судебное разбирательство по следующим основаниям. Принимая решение о переквалификации действий Стяжкина со ст. 103 УК на ст. 106 УК, суд указал, что тот не предвидел возможности наступления смерти потерпевшего, хотя должен был и мог это предвидеть. Кроме того, суд сделал вывод, что достоверных и неопровержимых доказательств, подтверждающих направленность умысла Стяжкина на лишение жизни Теймурова, в судебном заседании не установлено. Однако с данным выводом суда нельзя согласиться, так как он сделан без учета имеющихся в деле доказательств. Во время предварительного следствия Бахтуров (осужденный за укрывательство этого преступления) показал, что Стяжкин ударил потерпевшего по голове обухом топора, затащил в наполненный водой котлован. Когда Теймуров вырвался и поплыл к другому берегу, Стяжкин сказал: "Смотри, если не мы его, то значит он нас". Он же показал, что Стяжкин имел в виду то, что если не они убьют Теймурова, то тот со своими земляками убьет их. Как видно из показаний Бахтурова, потерпевший несколько раз пытался выбраться из воды, но Стяжкин с ножом в руках препятствовал этому, и Теймуров снова отплывал к середине котлована. Предложив Стяжкину оставить в покое потерпевшего и возвращаться домой, он ушел от водоема. Вода после таяния была холодная. Такие же показания Бахтуров дал и в суде. Стяжкин на очной ставке с Бахтуровым и в судебном заседании подтвердил его показания и пояснил, что, уходя от котлована, понял, что Теймуров утонул. Этим обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильной квалификации действий Стяжкина и Бахтурова, суд не дал надлежащей оценки и принял необоснованное решение о переквалификации их действий. При таких данных нельзя признать обоснованными судебные решения, вынесенные по делу. От редакции. При новом рассмотрении дела 17 декабря 1993 г. Нижневартовским районным народным судом Стяжкин осужден по ст. 103 УК. В кассационном порядке приговор 8 февраля 1994 г. оставлен без изменения.
[из: Опр.СК ВС РФ от 19 августа 1993 г., БВС РФ, 6,94], [пункт: ]


Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики осудил по п. "б" ст. 102 УК к смертной казни Додуева - старшего инспектора милиции, за то, что он из хулиганских побуждений умышленно убил Мафетзова, произведя в него выстрел из пистолета.
Додуев виновным себя не признал и показал, что выстрел произошел случайно.
Обосновывая свой вывод о наличии у Додуева умысла на убийство Мафетзова, суд сослался в приговоре на то, что пистолет, из которого Додуев стрелял, исправен и пригоден к стрельбе и выстрелы без нажатия на спусковой крючок при ударах и сотрясениях не происходят.
Однако, как признала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, суд первой инстанции дал ошибочную оценку доказательствам. Показания Додуева об отсутствии у него умысла на убийство Мафетзова не опровергнуты приведенными в приговоре доказательствами и, более того, объективно подтверждены другими фактическими данными. Имеющиеся доказательства позволяли сделать вывод лишь о доказанности вины осужденного в совершении преступления по неосторожности.
Исходя из этого, Судебная коллегия переквалифицировала действия Додуева с п. "б" ст. 102 на ст. 106 УК.
[из: ОБЗОР ПРАКТИКИ , БВС,6,93], [пункт: ]


• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150