24 апреля, понедельник
 

Объективная сторона: покушение.

2. Одни и те же действия виновного необоснованно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство и покушение на убийство).
Установлено, что после того как потерпевшая К. сообщила К-ну о своей беременности и потребовала деньги, угрожая в противном случае заявить о ее изнасиловании К., последний ударил потерпевшую бутылкой по голове и несколько раз ногой по лицу. Когда потерпевшая потеряла сознание, К. накинул потерпевшей на шею петлю и привязал к ручке створки печи. В результате механической асфиксии потерпевшая скончалась на месте происшествия.
Судебно-медицинской экспертизой установлено, что в состоянии беременности потерпевшая не находилась.
Суд первой инстанции квалифицировал эти действия К. по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ, то есть как покушение на причинение смерти потерпевшей, заведомо для него находящейся в состоянии беременности, и умышленное причинение смерти потерпевшей.
Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.
Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении просил изменить судебные решения, исключить из осуждения К. ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорное представление прокурора по следующим основаниям.
Согласно ч. 2 ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений может быть признано одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями Уголовного кодекса.
Из приговора видно, что одни и те же действия К. суд квалифицировал и как убийство, и как покушение на убийство, то есть по различным частям одной статьи УК РФ.
Президиум Верховного Суда РФ исключил из судебных решений осуждение К. по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку умысел К. на лишение жизни потерпевшей был полностью реализован и в результате его действий наступила смерть потерпевшей.
Таким образом, квалификация действий К. как покушение на убийство является излишней.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 361п04пр по делу К.

Отказ от повторения посягательства, последовавший после окончания покушения на уиышленное убийство, не может повлиять на квалификацию совершенного престпления.
[из: Пост.ПВС РСФСР от 15.07.64, Вопросы ..., 1980, с.147], [пункт: ]


Преступные действия обвиняемого, дающие основания прийти к выводу, что они были совершены с целью причинить смерть потерпевшему, должны квалифицироваться как покушение на убийство, независимо от того, что смерть фактически наступила от аналогичных действий другого лица.
[из: Опр.СК ВС СССР от 28.06.40, Вопросы ..., 1980, с.147], [пункт: ]


Выстрел из ружья, давшего осечку вследствии неисправности, о которой не было известно стрелявшему, не может рассматриваться как покушение с негодными средствами
[из: Пост.ПВС РСФСР по делу С., Вопросы.., 1980, с.148], [пункт: ]


Нанесение повреждений жизненно важным органам тела, которые, как правило влекут гибель потерпевшего и не привели к смертельному исходу лишь в силу случайного стечения обстоятельств, не зависящих от воли виновного, надлежит квалифицировать не по результатам наступивших последствий, а как покушение на умышленное убийство.
[из: Пост.ПВС РСФСР от 11.11.61, БВС РСФСР, 61, 5], [пункт: ]


Лицо, покушавшееся на убийство негодного объекта ( трупа), признано общественно опасным.
[из: Пост.ПВС РСФСР по делу О., Вопросы.., 1980, с.147], [пункт: ]


При доказанности в действиях виновного состава покушения на убийство дополнительной квалификации по фактически наступившим для потерпевшего последствиям не требуется.
[из: Пост.ПВС РФ от 22.12.92 №15 (БВС РФ,2,1993)], [пункт: 3.2]

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150