20 сентября, среда
 

Объективная сторона: оружие.

23. При квалификации действий виновного по пункту "г" части второй статьи 162 УК РФ судам следует в соответствии с Федеральным законом от 13 ноября 1996 года "Об оружии" и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований, предусмотренных Законом, действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ.
Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).
Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия.
В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указанных преступлений, могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем.
Действия лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по пункту "г" части второй статьи 162 УК РФ.
Постановление ПВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29
«О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О КРАЖЕ, ГРАБЕЖЕ И РАЗБОЕ»
БВС РФ N 2 2003

Нижегородским районным судом Нижегородской области 8 июня 1995 г. Волков осужден по п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 146 и по ч. 3 ст. 148(1) УК РСФСР.
Он признан виновным в том, что 10 февраля 1995 г., остановив автомашину, принадлежащую Бармотину, приставил к его лицу сигнальный револьвер и похитил деньги в сумме 15 тыс. рублей, а затем неправомерно завладел автомашиной. В пути следования она сломалась. Бармотину был причинен значительный ущерб - 1 млн. рублей.
В тот же день, 10 февраля 1995 г., используя сигнальный револьвер, Волков похитил деньги Гусева в сумме 35 тыс. рублей и неправомерно завладел его автомашиной. По пути следования у поста ГАИ Волков был задержан.
Определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда приговор оставлен без изменения.
Председатель Нижегородского областного суда в протесте поставил вопрос об изменении приговора суда и определения судебной коллегии, переквалификации действий осужденного на п. "г" ч. 2 ст. 146 и ч. 2 ст. 148(1) УК РСФСР в связи с неправильным применением уголовного закона, а также его изменением.
Президиум Нижегородского областного суда 23 октября 1997 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Как видно из показаний Волкова, заключения эксперта - криминалиста, при нападении виновный использовал сигнальный револьвер "Скат", который огнестрельным оружием не является, для производства выстрелов боевыми патронами не пригоден, а предназначен для производства выстрелов с целью подачи звуковых сигналов, что свидетельствует об умысле Волкова на завладение чужим имуществом с использованием предмета, имитирующего оружие, без намерения применить оружие и причинить вред здоровью потерпевшего.
По смыслу закона, если виновный угрожал заведомо негодным оружием или предметом, имитирующим оружие, не намереваясь использовать его для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 146 УК РСФСР.
В связи с тем, что Волков совершил два разбойных нападения в отношении двух потерпевших в разное время, его действия следует квалифицировать по п. "г" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР как разбой, совершенный лицом, ранее совершившим разбой.
Поскольку отсутствуют доказательства причинения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, сигнальным револьвером, действия Волкова по захвату принадлежащих им автомашин необходимо квалифицировать по ч. 2 ст. 148(1) УК РСФСР как неправомерное завладение транспортным средством, совершенное повторно.
Кроме того, с 1 января 1997 г. уголовное законодательство не предусматривает прерывания течения судимости совершением нового преступления. Поэтому судимости Волкова, полученные в 1989 году в несовершеннолетнем возрасте, погашены согласно ст. 95 УК РФ.
Как разъяснено в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. "О судебном приговоре", если судимости погашены, суд не вправе их указывать во вводной части приговора.
Кроме того, отягчающее ответственность обстоятельство, которое ранее учитывалось судом при назначении наказания, - совершение преступления в состоянии опьянения, в УК РФ (ст. 63) не предусмотрено.
При таких обстоятельствах указание о наличии у Волкова судимостей и отягчающего его ответственность обстоятельства, а также квалифицирующий признак ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, предусмотренный п. "б", - с применением предметов, используемых в качестве оружия, из приговора и определения следует исключить, действия же Волкова, квалифицированные по ч. 3 ст. 148(1) УК РСФСР, переквалифицировать на ч. 2 ст. 148(1) УК РСФСР.
Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 23 октября 1997 г.
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 10, 1998 г.


Ленинским районным судом г. Оренбурга Шабельский и Спицин осуждены к лишению свободы по пп. "а", "б" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР.
Они признаны виновными в том, что 28 декабря 1994 г. около 5 час. в состоянии алкогольного опьянения по предварительному сговору между собой, из корыстных побуждений, с целью завладения чужим имуществом напали на Евдокимову - продавца киоска, угрожая предметом, которое она восприняла как двуствольное ружье с вертикальными стволами, и похитили 905 тыс. руб.
И.о. председателя Оренбургского областного суда в протесте поставил вопрос об исключении из приговора осуждения Шабельского и Спицина за преступление, предусмотренное п. "б" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, в связи с недоказанностью наличия в их действиях квалифицирующего признака (применения оружия или других предметов, используемых в качестве оружия) и о прекращении производства по делу в этой части.
Президиум Оренбургского областного суда 16 октября 1995 г. протест удовлетворил, указав следующее. Как видно из материалов дела, вина Шабельского и Спицина в разбое подтверждена в судебном заседании.
В частности, показаниями потерпевшей Евдокимовой о том, что 28 декабря 1994 г., когда она была занята подсчетом выручки, около 5 час. утра мужской голос снаружи попросил продать сигареты. Она открыла окошечко киоска и увидела двух мужчин, один из которых просунул в окошечко, как она поняла, обрез с двумя стволами и потребовал деньги, иначе, как он сказал, "пальнет". Она сначала нажала на кнопку сигнализации, а затем передала им коробку, в которой находились 905 тыс. руб. выручки. Этот же голос потребовал блок сигарет и бутылку шампанского, но тут к киоску подъехала милицейская автомашина. Шабельский был задержан работником милиции,а Спицину удалось скрыться. Убегавшего Спицина милиционер запомнил в лицо и по одежде, а впоследствии опознал у следователя.
Доказательства подтверждают вину Шабельского и Спицина в групповом разбойном нападении на Евдокимову с угрозой убийством.
Однако виновными в совершении разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия, они признаны неправильно.
На предварительном следствии Шабельскому и Спицину был вменен квалифицирующий признак, предусмотренный п. "б" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР - разбой с применением оружия - обреза.
Суд же не признал наличие у виновных обреза и указал, что разбой был совершен с применением предмета, принятого потерпевшей за обрез. Суд не мог установить и конкретизировать, что это был за предмет, и не указал, создавало ли реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшей применение или попытка его применения.
Между тем по смыслу диспозиции п. "б" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР применение предметов, используемых при нападении в качестве оружия, должно создавать реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего.
Всякие сомнения, которые невозможно устранить, должны толковаться в пользу обвиняемого.
Таким образом, поскольку потерпевшая Евдокимова приняла предмет, которым ей угрожали, за обрез, но этим предметом ей телесных повреждений не причинено и он не обнаружен, то в действиях осужденных имеется признак разбойного нападения, предусмотренный п. "а" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, а п. "б" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР подлежит исключению из приговора и определения.
Постановление Президиума Оренбургского областного суда от 16 октября 1995 г.
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 4, 1996 г.

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150