29 мая, понедельник
 

Объективная сторона: опасность для жизни и здоровья человека.

Зеленодольским городским судом Республики Татарстан 30 июня 1997 г. осуждены Клюев и Боронин по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.
Они признаны виновными в разбойном нападении, совершенном по предварительному сговору группой лиц с применением в качестве оружия газового баллончика в целях завладения чужим имуществом в крупном размере.
20 октября 1996 г. около 20 час. Клюев и Боронин подошли к Сайфуллину и Шайхиеву. Боронин брызнул Сайфуллину в лицо из газового баллончика, сбил его с ног, нанося удары руками и ногами по различным частям тела, пытался отобрать у него сумку с 25 млн. рублей и продуктами питания, всего на сумму 25 175 тыс. рублей, однако не смог ею завладеть по причинам, не зависящим от его воли. В это время Клюев ударил Шайхиева по голове и брызнул в него из газового баллончика, затем бил его руками и ногами. Боронин отобрал у Шайхиева сумку, в которой находились 20 млн. рублей, продукты питания, личные вещи, всего на сумму 21 614 тыс. рублей. С похищенным они скрылись.
Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан 15 августа 1997 г. приговор оставлен без изменения.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора суда и кассационного определения в связи с неправильной квалификацией действий осужденных.
Президиум Верховного суда Республики Татарстан 4 июня 1998 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Фактические обстоятельства по делу установлены правильно. Однако действиям осужденных суд дал ошибочную юридическую оценку.
Согласно действующему законодательству применение газового баллончика при нападении в целях завладения чужим имуществом квалифицируется как разбой, если судом будет установлено, что газ, содержащийся в баллончике, представлял опасность для жизни и здоровья человека.
Поскольку по делу указанное обстоятельство установлено не было, в действиях виновных имеются лишь признаки состава преступления - открытое хищение чужого имущества.
Принимая во внимание, что умысел Клюева и Боронина был направлен на хищение двух сумок с деньгами, т.е. на хищение чужого имущества на сумму более 45 млн. рублей, но они не смогли довести преступление до конца по не зависящим от них обстоятельствам, их действия подлежат переквалификации на ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ (покушение на открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору в крупном размере).
Постановление Президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 4 июня 1998 г.
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 5, 1999 г.


Московским районным народным судом Нижнего Новгорода Власов осужден по ч. 1 ст. 146 УК РСФСР за разбой.
Как указано в приговоре, 17 марта 1994 г. около 22 час. Власов в нетрезвом состоянии в подъезде дома напал на Кирсанова с целью завладения его имуществом. Схватил его за воротник верхней одежды и ударил головой о лестницу, залез в его карман, в котором находились деньги. Однако Кирсанов оказал сопротивление Власову. Тот бросился бежать, но был задержан потерпевшим и передан работникам милиции. Кирсанову причинены легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья.
Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда приговор оставила без изменения.
Президиум этого же суда приговор и кассационное определение оставил без изменения.
Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий осужденного с ч. 1 ст. 146 на ст. 15 и ч. 2 ст. 145 УК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г.).
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 20 июля 1995 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.
Вывод суда о том, что Власов, ударив Кирсанова головой о лестницу, создал реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего, противоречит материалам дела и показаниям Кирсанова.
Так, Кирсанов в судебном заседании показал, что, когда он поднимался по лестнице, его внезапно кто-то сзади сильно толкнул, он не удержался на ногах и упал, при этом головой ударился о ступеньку лестницы, после чего незнакомец пытался завладеть его деньгами.
Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, от удара при нападении Кирсанову были причинены легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья. При таких обстоятельствах считать, что насилие, примененное к Кирсанову, создавало реальную опасность для его жизни или здоровья, нет оснований. Содеянное Власовым необходимо квалифицировать как покушение на грабеж, соединенный с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего.
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 июля 1995 г.
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 4, 1996 г.


Московским районным народным судом г. Твери Паламарчук, Кенжин и другие признаны виновными наряду с иными преступлениями и в разбое, квалифицированном пп. "а", "е" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР (в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г.).
В августе 1992 г. Паламарчук организовал преступную группу для завладения имуществом Казака. Они пришли к нему домой. Там Кенжин приставил к виску Казака некий предмет, после чего все участники преступления избили потерпевшего, причинив легкие телесные повреждения без расстройства здоровья, и забрали его имущество на 743600 руб.
Президиум Тверского областного суда оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ о переквалификации действий осужденных с пп. "а", "е" ч. 2 ст. 146 на ч. 3 ст. 145 УК РСФСР.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 1995 г. аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворила, указав следующее.
Действия Паламарчука, Кенжина и других в части завладения имуществом Казака ошибочно квалифицированы как разбойное нападение.
Как видно из показаний потерпевшего Казака, он не мог рассмотреть предмет, находившийся в руках Кенжина. Происшедшее он, Казак, воспринимал лишь как ограбление, считая, что нет опасности для его жизни и здоровья.
Жена Казака - очевидец преступления показала, что оружия в руках Кенжина она не видела.
Паламарчук, Кенжин и другие участники преступления на следствии и в суде категорически отрицали наличие у них каких-либо предметов или оружия. Не обнаружен этот предмет и в ходе предварительного следствия.
Таким образом, в процессе следствия и судебного разбирательства не установлено, что при завладении имуществом Казака Кенжин использовал в качестве оружия какой-либо предмет. Нет ссылки на это и в описательной части приговора.
Более того, суд исключил из обвинения осужденных п. "б" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР (который вменялся им в вину органами следствия), т.е. применение оружия или предмета, используемого в качестве оружия, при завладении имуществом потерпевшего, признав этот факт недоказанным.
При этом суд, считая, что в действиях виновных содержится состав преступления - разбой, вопреки требованиям ст. 314 УПК РСФСР не мотивировал в приговоре, почему насилие, примененное к Казаку, он признает опасным для его жизни и здоровья и была ли угроза такого насилия, тогда как потерпевшему причинены легкие телесные повреждения без расстройства здоровья.
При таких обстоятельствах действия Паламарчука, Кенжина и других должны быть переквалифицированы с пп. "а", "е" ч. 2 ст. 146 на ч. 3 ст. 145 УК РСФСР, предусматривающую ответственность за грабеж, совершенный повторно, по предварительному сговору, с проникновением в жилище и соединенный с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего.
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 1995 г.
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 2, 1996 г.


Московским областным судом Жилин осужден по п. "а" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР.
Он признан виновным в совершении разбойного нападения при таких обстоятельствах.
29 июля 1988 г. около 21 часа Мухин (дело в отношении которого выделено в отдельное производство) по предварительному сговору и действуя согласованно с Жилиным, с целью завладения личным имуществом Дедова обманным путем, под видом осмотра продающейся видеоаппаратуры, привел его на квартиру Жилина. Там Жилин напал на Дедова и, сбив его с ног, нанес ему удары кулаками и ногами, причинив легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья.
Применяя насилие, Жилин связал Дедова электрошнуром и отобрал у него деньги в сумме 1600 руб., после чего из автомашины потерпевшего, стоявшей во дворе дома, открыто похитил его личное имущество - видео- и аудиокассеты стоимостью 1400 руб.
Дело рассматривалось в кассационном порядке.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ внес в Президиум Верховного Суда РФ протест о переквалификации действий Жилина с п. "а" ч. 2 ст. 146 на ч. 2 ст. 145 УК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г.).
Президиум Верховного Суда РФ 28 декабря 1994 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Вина Жилина в завладении денежными средствами и имуществом Дедова общей стоимостью 3000 руб. установлена имеющимися в материалах дела доказательствами.
Вместе с тем в части квалификации его действий приговор и кассационное определение подлежат изменению.
Так, обосновывая обвинение Жилина в совершении разбоя, Московский областной суд указал в приговоре, что действия Жилина подлежат квалификации по п. "а" ч. 2 ст. 146 УК, "поскольку он совершил нападение с целью завладения личным имуществом гражданина, соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, и с угрозой применения такого насилия, по предварительному сговору группой лиц".
Однако по смыслу закона (ст. 146 УК) действия виновного могут быть квалифицированы по данной статье лишь в том случае, когда нападение с целью хищения чужого имущества соединено с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия.
При этом под насилием, опасным для жизни и здоровья, о котором говорится в ст. 146 УК, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого телесного повреждения, менее тяжкого телесного повреждения, а также легкого телесного повреждения с кратковременным расстройством здоровья.
Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, потерпевшему Дедову действиями Жилина были причинены множественные кровоподтеки и ссадины лица, которые относятся к легким телесным повреждениям, не повлекшим кратковременного расстройства здоровья.
В материалах дела отсутствуют и доказательства угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья.
При таких данных содеянное Жилиным охватывается диспозицией ч. 2 ст. 145 УК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г.), по которой его и следует квалифицировать.
Постановление Президиума Верховного Суда от 28 декабря 1994 г.
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 8, 1995 г

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150