22 июля, суббота
 

Субъективная сторона: Корыстная цель.

7. Не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье 330 УК РФ или другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации.
Постановление ПВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29
«О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О КРАЖЕ, ГРАБЕЖЕ И РАЗБОЕ»
БВС РФ N 2 2003


Необоснованное осуждение за мошенничество повлекло отмену приговора и прекращение дела в этой части

Левобережным районным судом г. Липецка 15 июня 1999 г. осуждены Ларин и Стуров по п. "б" ч. 3 ст. 158, пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 30, пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 159, п. "б" ч. 3 ст. 161, пп. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ.
Ларин признан виновным в том, что в г. Липецке в ночь на 27 ноября 1997 г. путем среза петель гаражных ворот проник в гараж, откуда тайно похитил имущество, принадлежавшее Москалеву М., на сумму 1410 деноминированных рублей и имущество, принадлежавшее Москалеву А., на сумму 29 200 деноминированных рублей. 29-30 ноября 1997 г. на рынке г. Липецка Ларин обратился к Москалеву А., у которого ранее похитил аппаратуру, с целью получения денег ввел в заблуждение последнего, сообщив заведомо ложные сведения о том, что за 5 тыс. деноминированных рублей может возвратить похищенное, так как оно передано ему для реализации, пояснив, что выступает в роли посредника. Поверив в обман, Москалев отдал Ларину 5 тыс. деноминированных рублей, после чего тот возвратил ему большую часть похищенного.
1 февраля 1998 г. Ларин и Стуров вступили в преступный сговор с неустановленными лицами для совершения открытого хищения чужого имущества. С этой целью они около 2 часов ночи прибыли на территорию ремонтно-машинного комбината. Сломав входную дверь, вошли в сторожку, где находилась сторож Блохина со своей малолетней дочерью. Ларин, Стуров, а также неустановленные лица связали Блохину и ее дочь, привязали Блохину к креслу, после чего один из нападавших в маске нанес ей несколько ударов по голове. Взломав дверь ворот, они проникли в бокс, откуда похитили автомобиль "РеноЛагуна", принадлежавший Зубареву, причинив ему ущерб на сумму 172 тыс. рублей.
В начале февраля 1998 г. после выхода в эфир на телеканале ТВК объявления Зубарева о выплате вознаграждения за сведения о его похищенной машине Ларин и Стуров, введя потерпевшего в заблуждение, сообщили ему, что могут возвратить его автомашину, местонахождение которой им известно, за 5 тыс. долларов США, т. е. 25 400 руб. Зубарев согласился и передал Ларину указанную сумму, после чего получил от него свой автомобиль.
В ночь на 23 марта 1998 г. Ларин и Стуров путем пролома стены проникли в гараж, откуда похитили автомобиль и имущество, принадлежавшие Дунаеву, на общую сумму 36 085 руб. С целью завладения деньгами потерпевшего Ларин и Стуров оставили на стене гаража записку с предложением хозяину дать объявление о краже. После помещения объявления в газете они обратились к Дунаеву, введя его в заблуждение о своей посреднической роли, с предложением за 1500 долларов США, т. е. за 8700 руб., возвратить ему похищенную автомашину. Преступление не доведено до конца, поскольку потерпевший не имел такой суммы.
В период с 12 по 14 апреля 1998 г. Ларин и Стуров тем же способом из гаража похитили имущество, принадлежавшее Федоткину, на общую сумму 55 106 руб. и продали его Зубареву.
В ночь на 12 мая 1998 г. Ларин и Стуров из другого гаража похитили автомобиль и имущество, принадлежавшие Чурсиной, на общую сумму 31 551 руб. В результате дорожнотранспортного происшествия с участием Ларина и Стурова автомобиль потерпевшей поврежден.
В июне 1998 г. Ларин и Стуров, угрожая насилием, стали требовать у Бахаева возврата золотой печатки Позднякова, а также передачи им по золотой печатке каждому за их действия по возврату печатки Позднякову. Узнав, что у Бахаева золота нет, они потребовали от него 500 руб. Тогда отец потерпевшего согласился сделать золотую печатку, которая затем была передана Ларину. После этого виновные, угрожая, неоднократно требовали от Бахаева передачи им золотых изделий. Воспринимая угрозы реально, Бахаев занял у матери 100 руб., а также пытался продать свою кожаную куртку. 5 августа 1998 г. Ларин и Стуров вновь приехали к нему домой, где продолжали требовать золотые изделия, при этом Ларин, угрожая убийством, размахивал перед Бахаевым ножом, включил в розетку утюг. Прибывшие сотрудники милиции задержали преступников.
В кассационном порядке приговор не обжалован и не опротестован.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора в части осуждения Ларина и Стурова по пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 30, пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ и прекращении производства по делу в этой части.
Президиум Липецкого областного суда 1 марта 2000 г. протест удовлетворил по следующим основаниям.
Согласно закону мошенничество является одной из форм хищения, поэтому ему присущи все признаки хищения. С субъективной стороны мошенничество, как и любое хищение, характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Корыстная цель при хищении предполагает стремление обратить похищенное чужое имущество в свою собственность или собственность третьего лица. Она реализуется как получение фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным. Отсутствие корыстной цели исключает квалификацию изъятия чужого имущества как хищения.
Объективная сторона мошенничества состоит из преступных действий в виде обмана или злоупотребления доверием, а также причинения реального материального ущерба собственнику.
При обстоятельствах, установленных судом, ущерб потерпевшим был уже причинен в результате кражи и грабежа. Перепродавая потерпевшим похищенное у них же имущество за меньшую стоимость, осужденные дополнительного ущерба не причинили, а, напротив, уменьшили сумму похищенного.
Как усматривается из материалов дела, по эпизодам, квалифицированным как мошенничество, никаких повреждений имуществу потерпевших нанесено не было, похищенное им возвращено в неизменном виде.
При таких обстоятельствах утверждение о наличии у осужденных корыстной заинтересованности в причинении потерпевшим ущерба ошибочно и их действия не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, поскольку отсутствует объективная и субъективная сторона этого преступления.
С учетом изложенного приговор в части осуждения Ларина и Стурова по пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 30, пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ отменен, а дело прекращено производством на основании п. 2 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием в деянии состава преступления. В остальной части приговор оставлен без изменения.


Бюллетень ВС РФ 2001г. N 4



3. Использование лицом (не получившим средств для найма жилого помещения и командировочных средств) ненадлежащего документа не из корыстных побуждений, а вынужденно, с целью покрытия понесенных им в период служебной командировки затрат, не образует состава преступления

(И з в л е ч е н и е)

Органами предварительного следствия Р. обвинялся в совершении мошенничества: являясь врачом-ортопедом районной больницы Республики Татарстан и обучаясь на курсах повышения квалификации в г. Казани с 5 мая по 30 июня 1997 г., с целью завладения чужим имуществом в конце июня 1997 г. у неустановленного лица приобрел фиктивный счет о проживании в гостинице "Булгар" с 5 мая по 14 июня 1997 г., предъявил его к оплате в бухгалтерию районной больницы, получил обманным путем 2896 деноминированных рублей и присвоил их.
Сабинским районным судом Республики Татарстан 4 октября 1999 г. Р. оправдан по ч. 1 ст. 159 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.
Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан приговор оставлен без изменения. Президиум Верховного суда Республики Татарстан приговор и определение судебной коллегии оставил без изменения, протест прокурора - без удовлетворения.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор и последующие судебные постановления оставила без изменения, а протест прокурора в порядке надзора - без удовлетворения.
Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение, поскольку, по его мнению, вина Р. доказана.
Президиум Верховного Суда РФ 12 июля 2000 г. протест оставил без удовлетворения, указав следующее.
Р., как в процессе досудебной подготовки дела, так и в судебном заседании давал последовательные показания о том, что, обучаясь на курсах повышения квалификации в г. Казани с 5 мая по 30 июня 1997 г., не получил командировочных средств и средств на расходы по найму помещения. В связи с этим он проживал в квартире жены умершего брата. О необходимости оформлять договор о проживании он не знал. Незадолго до окончания курсов ему стало известно, что расходы по найму помещения должны возмещаться.
По возвращении он сдал в бухгалтерию больницы счет за проживание в гостинице "Булгар" г. Казани на сумму 2896 руб. за период с 5 мая по 14 июня 1997 г., а за оставшиеся дни получил без предоставления документа по 4 руб. 50 коп. за сутки. Деньги он получил с целью частичной компенсации своих расходов по оплате жилья. За два месяца до выезда в командировку ему не выплачивали заработную плату и на курсы он поехал без командировочных средств. Деньги за проживание жене умершего брата он оплатил после получения командировочных сумм.
Свидетель Г. - главный бухгалтер районной больницы, где работал Р., подтвердила его показания о том, что аванс на командировочные расходы и на оплату жилья ему не выдавался. Он не был обеспечен жильем в г. Казани. Перед командировкой Р. в течение двух-трех месяцев не получал заработной платы.
Как показала свидетель Р-ва, Р. во время командировки в г. Казань действительно проживал у нее, пояснив, что у него нет денег, но затем отдал ей за проживание 3500 руб.
В соответствии с постановлением Министерства труда Российской Федерации и Кабинета Министров Республики Татарстан от 5 июля 1996 г. с 1 июня 1996 г. оплата за жилье при командировках производилась по фактическим расходам, подтвержденным законными документами в размере до 145 руб. за сутки при отсутствии документов - в размере 45 коп. Таким образом, при надлежащем и своевременном получении Р. средств на оплату жилья он должен был получить за 57 суток (145 х 57) - 8265 руб. Им же израсходовано 3500 руб., а получено по счету 2896 руб.
Учитывая, что показания Р. об оплате им расходов по найму жилья подтверждены показаниями Р-вой и Г., суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии в его действиях умысла на хищение чужого имущества. Счет из гостиницы он представил для частичного возмещения понесенных им расходов, поскольку в такие условия он был поставлен администрацией районной больницы.
Доводы прокурора в протесте о том, что ссылка Р. об оплате им расходов по жилью не может быть принята во внимание, необоснованны, так как по требованию администрации больницы он имел право заключить такой договор.
Следовательно, Р., не имея средств для найма жилого помещения и командировочных средств, приобрел и использовал ненадлежащий документ не из корыстных побуждений, а вынужденно, с целью частичного возмещения затрат, понесенных им в период командировки. Он не причинил какого-либо ущерба районной больнице, и в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ.
При таких данных протест заместителя Генерального прокурора РФ оставлен без удовлетворения.

Бюллетень ВС РФ 2001г. N 1

• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150