21 сентября, четверг
 

Объект: Предмет хищения.


Присвоение древесины из распавшихся плотов (аварийное) обоснованно квалифицировано как хищение государственного имущества.

Пост.през.Горьковского облсуда от 12.04.73
Вопросы 38-78 с.115

Присвоение рыбы, выловленной рыбаками государственного рыбного завода в порядке выполнения своих служебных обязанностей, является хищением социалистической собственности.
Опр.СК ВС РСФСР по делу Ф.Т.
Вопросы 38-78 с.115

Как хищение государственного и общественного имущества квалифицируется изъятие имущества, составляющего личную собственность граждан, лишь в тех особых случаях, когда в момент посягательства оно находилось в ведении социалистической организации.
Пост.ПВС РСФСР от 8.05.74
Вопросы 38-78 с.115



"ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ КРАЖИ"


Кража - наиболее распространенное преступление из совершаемых в России. Достаточно сказать, что в структуре преступности за 1998 г. кражи составили 44,3% (их зарегистрировано 1143364), что на 8, 5% превысило показатели предыдущего года. При этом раскрываемость краж довольно низка (в 1998 г. раскрыто чуть больше половины зарегистрированных).

Анализ уголовных дел, а также опрос работников правоохранительных органов свидетельствует о том, что практика применения ст. 158 УК РФ связана с определенными трудностями. Это касается прежде всего уяснения содержания понятий объекта и предмета кражи, которые, являясь необходимыми элементами состава преступления, нередко выступают в качестве основного критерия, позволяющего отграничить кражу от смежных составов преступлений.
Родовым объектом кражи, как, впрочем, всех преступлений, содержащихся в главе 21 Особенной части УК, следует признать собственность.
В самом общем виде собственность можно определить как отношение индивида (коллектива) к принадлежащей ему вещи как к собственной. Соответственно, все другие относятся к этой вещи как к чужой, им не принадлежащей. Таким образом, на одном полюсе этого отношения выступает собственник, который относится к вещи как к своей, на другом - несобственники, которые обязаны относиться к этой вещи как к чужой и, следовательно, воздерживаться от каких бы то ни было посягательств на волю собственника.
Разумеется, понятие собственности нельзя рассматривать с чисто экономических позиций. Закрепленные в нормах права экономические отношения собственности облекаются в правовую форму, представляя собой явление не только экономического, но и юридического характера.
Совершая кражу чужого имущества, виновный прежде всего посягает на отношение собственности. Право собственности нарушается как бы "попутно". В этой связи трудно не согласиться с мнением профессора Л. Гаухмана, что родовым объектом хищений являются именно отношения собственности, но не право собственности как юридическое выражение, форма закрепления экономических отношений собственности <1>. Это обстоятельство имеет важное значение при отграничении кражи от иных корыстных преступлений против собственности, не связанных с хищением.
--------------------------------
<1> Гаухман Л.Д. Объект преступления. Лекция. Академия МВД РФ, 1992. с. 17.

Некоторые авторы считают объектами хищений не сугубо социальную категорию - общественные отношения, а предметы материального мира как таковые - совокупность вещей или имущественное достояние <2>. С такой позицией решительно нельзя согласиться. Не втягиваясь в дискуссию по этой очевидной для многих российских юристов проблеме, уместно лишь подчеркнуть, что натуральные формы материальных благ - конкретные вещи или имущественное достояние - приобретают для уголовного права значение как предмет преступного посягательства (но, разумеется, не объект) лишь в том случае, если они включены в сферу социальных связей и выступают материальным носителем определенных общественных отношений. Именно общественные отношения, нарушаемые общественно опасным деянием, и являются объектом любого преступления.
--------------------------------
<2> Курс советского уголовного права. В 6-ти томах. Т. 4. Государственные преступления и преступления против социалистической собственности. М., Наука, 1970. с. 311.

Видовой объект как обязательный элемент состава кражи по своей природе и содержанию совпадает с родовым объектом этого преступления. Непосредственным же объектом кражи признается собственность конкретного лица (частная, государственная, муниципальная и др.), на которую осуществлено преступное посягательство.
Другой и, на наш взгляд, не бесспорной позиции придерживаются те криминалисты, которые связывают непосредственный объект кражи лишь с конкретной формой собственности <3>. Дело в том, что виновный, совершая тайное хищение чужого имущества, посягает не на форму собственности как абстрактную категорию, а на собственность конкретного лица. В современной юридической литературе это положение удачно обосновал С. Кочои <4>.
--------------------------------
<3> Белик С.П. Преступления против собственности. Лекция. ЦИиНМОКП МВД России, 1999, с. 4.
<4> Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. Юристъ, 1998. с. 71-72.

Весьма сомнительной выглядит точка зрения некоторых специалистов, утверждающих, что родовой и непосредственный объекты преступлений против собственности могут совпадать <5>. Подобное утверждение, по меньшей мере, противоречит посылке о том, что непосредственный объект является всего лишь частью родового объекта и, в силу этого обстоятельства, совпадать с родовым объектом не может.
--------------------------------
<5> Пинаев А.А. Проблемы дальнейшего совершенствования советского уголовного законодательства об ответственности за хищения. Автореф. докторской диссертации. Киев, 1984, с. 4.

В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом все формы собственности (ч. 2 ст. 8 Конституции РФ). Следовательно, установление конкретной формы собственности, на которую было совершено посягательство, не влияет на квалификацию кражи. Это положение нашло отражение в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности". Пленум разъясняет: "Поскольку закон не предусматривает дифференциации ответственности за эти преступления в зависимости от формы собственности, определение таковой не может рассматриваться обязательным элементом формулировки обвинения лица, привлеченного к уголовной ответственности". Вместе с тем представляется, что наряду с другими обстоятельствами форма собственности, на которую совершено посягательство, должна приниматься во внимание при оценке общественной опасности содеянного и, естественно, отражаться в материалах уголовного дела.
Совершение кражи не исключает возможности посягательства на дополнительный объект. Например, дополнительным объектом кражи, связанной с незаконным проникновением в жилище (п. "в" ч. 2 ст. 158 УК), являются общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность частной жизни гражданина, его личной и семейной тайны.
При расследовании краж установление непосредственного объекта преступного посягательства обычно не вызывает серьезных затруднений. Сложнее разграничить непосредственный объект и предмет кражи, поскольку в качестве последнего могут выступать различные материальные ценности, правовая природа которых до настоящего времени не всегда определена с достаточной четкостью в гражданском законодательстве.
Совершая кражу, виновный причиняет социально опасный вред отношениям собственности. При этом непосредственному преступному воздействию подвергаются определенные предметы материального мира.
К имуществу ГК РФ относит вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права (ст. 128). Однако наивным было бы предполагать, что предметом кражи является всякое имущество, все виды объектов имущественных гражданских прав, перечисленные в ст. 128 ГК РФ. Конкретные виды имущества, которые могут быть предметом кражи, Уголовный кодекс не выделяет. Вместе с тем, основываясь на логическом толковании закона и сложившейся практике, совершенно ясно, какого рода имущество он имеет в виду.
В теории уголовного права принято выделять три признака, характеризующих имущество как предмет кражи: материальный, экономический и юридический.
Предметом кражи могут быть только вещи материального мира. Прежде всего это вытекает из правомочий собственника (п. 1 ст. 209 ГК РФ),содержание которых определяется в большей мере натуральными свойствами объекта (числом, количеством, весом, объемом и т. д.), иными словами, вещными свойствами. Для права собственности исходным является правомочие владения как физического обладания вещью, от которого, по сути, зависит содержание и других правомочий собственника (пользования и распоряжения). Право владения может осуществляться только в отношении материальной вещи, ограниченной в пространстве. В этой связи следует достаточно четко различать имущество как гражданско - правовую категорию и имущество, выступающее в качестве предмета кражи, как категорию уголовно - правового характера. Попытки провозгласить предметом кражи имущество вообще, как о нем говорит ст. 128 ГК РФ, ошибочны.
Имущество, лишенное материального признака, например электрическая энергия, интеллектуальная собственность, компьютерная информация, не может выступать в качестве предмета кражи. Следовательно, преступное воздействие на подобные виды имущества не может образовать состав кражи. При определенных обстоятельствах это может расцениваться как, например, причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК), нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК), неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК).
Представляется, что предметом кражи может быть только движимое имущество, т.е. имущество, которое может перемещаться в пространстве без потери его потребительских свойств и целевого назначения. Иное дело, мошенничество (ст. 159 УК РФ), предметом которого наряду с движимым имуществом вполне может выступать и недвижимое имущество. Однако из этого правила есть одно исключение, на которое вполне справедливо обратил внимание профессор Н. Шурухнов. По его мнению, предметом кражи может выступать и недвижимость, при том непременном условии, что ее передвижение в пространстве возможно осуществить без особых потерь потребительской стоимости и целевого назначения имущества. В качестве иллюстрации такой кражи он приводит пример с хищением многолетних насаждений (плодовых деревьев) с садового участка <6>.
--------------------------------
<6> Шурухнов Н.Г. Расследование краж. Практическое пособие. Юристъ, 1999, с. 7.

Имущество, выступающее в качестве предмета кражи, всегда обладает определенной экономической ценностью, которая, как правило, выражается в его стоимости, цене. Из этого следует, что предметом кражи могут быть только такие вещи материального мира, которые перестали быть частью природы, извлечены из естественного состояния с затратой труда и потому могут иметь денежную оценку, обладают товарно - материальной ценностью. Поэтому необходимо отличать кражу от преступлений экологического порядка, где предмет выступает критерием такого разграничения. "В самом деле,- пишет профессор Ю. Ляпунов, - по некоторым категориям преступлений без четкого уяснения социально - экономической и правовой природы предмета посягательства практически невозможно правильно установить то социальное благо, на которое в действительности было направлено преступное деяние. Именно такими преступлениями являются экологические преступления. Изменение социально - экономической сущности предмета посягательства существенно меняет юридическую окраску совершенных виновным действий. В частности, изменения в экономическом содержании предмета, "перемещение" его из категории природных богатств, естественных ресурсов в категорию товарно - материальных ценностей имеет своим правовым следствием отнесение содеянного к числу преступлений против собственности" <7>.
--------------------------------
<7> Уголовное право. Особенная часть. Учебник/Под ред. Н.И.Ветрова. М., Новый Юрист, 1998, с. 471.

Из этого высказывания следует исключительно важное положение. Не являются предметом кражи природные ресурсы, а также предметы, в которые не вложен труд человека (лес, дикие животные и рыба в естественном состоянии и др.). Так, в случае незаконной добычи рыбы содеянное квалифицируется по ст. 256 УК РФ. Разумеется, если рыба выращена в искусственном водоеме, то ее незаконная добыча должна расцениваться как хищение. Это обусловлено признанием такой рыбы предметом хищения, поскольку в ней уже содержится овеществленный человеческий труд.
Не могут признаваться предметом кражи документы неимущественного характера и документы, не являющиеся носителями стоимости, хотя и дающие право получения имущества (доверенности, жетоны, квитанции, накладные, долговые расписки, страховые полисы, завещания и т.п.). Документы, являющиеся эквивалентом денег или иных материальных ценностей (лотерейные билеты, на которые пал выигрыш, почтовые марки, талоны на горючее и смазочные материалы и т.д), наоборот, предметом кражи могут быть.
Предметом кражи могут быть деньги, валютные ценности и ценные бумаги. Последние олицетворяют собой стоимость и являются эквивалентом денежного выражения имущества. К числу ценных бумаг гражданское законодательство относит: государственные облигации, облигации, векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, коносаменты, акции, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном законом порядке отнесены к ценным бумагам (ст. 143 ГК). Ценные бумаги могут быть именными, ордерными и на предъявителя. Представляется, что предметом кражи могут быть только ценные бумаги на предъявителя. Хищение остальных ценных бумаг представляет собой приготовление к мошенничеству и, следовательно, кражи не образует.
Наконец, предметом кражи можно, на наш взгляд, признать и пластиковые карточки (электронные деньги), которые получили достаточно широкое распространение в последнее время.
Предметом хищения может быть только чужое имущество. Этот признак отражает юридическую характеристику имущества. Чужим признается имущество, не находящееся в собственности или законном владении виновного. Чужим для виновного следует признать и такое имущество, которое находится в совместной с потерпевшим собственности.
Если лицо тайно изымает свое собственное имущество, находящееся, скажем, в неправомерном владении третьего лица, состав кражи отсутствует. При достаточных к тому условиях содеянное может быть расценено как преступление против конституционных прав и свобод человека и гражданина.
Что касается краж имущества, изъятого из гражданского оборота (радиоактивные материалы, оружие, боеприпасы, взрывные устройства, взрывчатые вещества, наркотические средства,психотропные вещества), то они образуют самостоятельные составы преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена соответственно ст. ст. 221, 226, 229 УК.

Начальник отдела УБЭП МВД
Республики Башкортостан
Р.ИСМАГИЛОВ

"Законность" N 8 1999


• ЗАКОН © 1999-2017 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150