Farpost Banner System
Сайт основан: 24.09.99.
Правовой всеобуч Правовой всеобуч Антикоррупционная сеть для стран с переходной экономикой
   

Ю.А.Кузнецов, Ю.Р.Силинский, А.В.Хомутова
РОССИЙСКОЕ И ЗАРУБЕЖНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
О МЕРАХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ

главная страница | содержание | Глава 1 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6

Глава 2. Проблемы и условия, порождающие коррупцию

§ 1. Общие проблемы, способствующие формированию и развитию коррупции

Коррупция, ее масштабы, специфика и динамика являются следствием общих политических, социальных и экономических проблем страны [3]. Коррупция всегда увеличивается, когда страна находится в стадии модернизации. Россия переживает на данном этапе развития не просто модернизацию, а коренную ломку общественных, государственных и экономических устоев. Поэтому не удивительно, что она следует общим закономерностям общественного развития, в том числе и негативным.

К общим проблемам, порождающим коррупцию в странах, находящихся на этапе модернизации и особенно переживающих период перехода от централизованной экономики к рыночной, относятся следующие:

1. Трудности преодоления наследства тоталитарного периода. К ним относится прежде всего медленный отход от закрытости и неподконтрольности власти, которые, безусловно, способствовали процветанию коррупции.

Другое обстоятельство - преодоление слияния власти и экономики, свойственно тоталитарным режимам с централизованной системой управления экономикой. Естественное разделение труда между властными институтами, призванными создавать условия для нормального функционирования экономики, и свободными агентами рынка до сих пор не сформировалось. Административные органы в России продолжают, особенно на региональном уровне, играть на экономическом поле по тем правилам, которые устанавливают сами для себя. Такая ситуация неизбежно порождает коррупцию.

2. Экономический упадок и политическая нестабильность. Обнищание населения, неспособность государства обеспечить государственным служащим достойное содержание подталкивают и тех, и других к нарушениям, приводящим к массовой низовой коррупции. Это подкрепляется старыми советскими традициями блата как одной из форм низовой коррупции.

Одновременно постоянно осознаваемый политический риск долговременных вложений, тяжелые экономические обстоятельства (инфляция, неуклюжее присутствие государства в экономике, отсутствие четких регулятивных механизмов) формируют определенный тип экономического поведения, рассчитанного на кратчайшую перспективу, большую, хотя и рискованную выгоду.Такому типу поведения очень близок поиск выгоды с помощью коррупции.

Политическая нестабильность формирует чувство неуверенности и среди чиновников самого разного уровня. Не имея в этих условиях никаких гарантий самосохранения, они также легче поддаются соблазну коррупции.

В условиях экономического кризиса государство часто пытается усилить налоговый пресс. Это расширяет зону теневой экономики, а стало быть сферу коррупции. Например, коммерсант, уклонившийся от уплаты налога, уже посадил себя на крючок налогового инспектора и стал прекрасной мишенью для вымогательства взятки под обещание избавить от наказания.

3. Неразвитость и несовершенство законодательства. В процессе преобразований обновление фундаментальных основ экономики и экономической практики существенно обгоняет их законодательное обеспечение. Достаточно напомнить, что в России начало приватизации (ее партийно-номенклатурный этап) проходило вне четкого законодательного регулирования и жесткого контроля.

Если раньше, при советском режиме, коррупцию часто порождал контроль над распределением основного ресурса - фондов, то на начальных этапах реформы чиновники резко разнообразили сферы контроля: льготы, кредиты, лицензии, приватизационные конкурсы, право быть уполномоченным банком, право реализовать крупные социальные проекты и т.п. Экономическая либерализация сочеталось, во-первых, со старыми принципами чиновничьего контроля за ресурсами, а во-вторых, с отсутствием законодательного регулирования новых сфер деятельности. Именно это является одним из признаков переходного периода и служит одновременно благодарнейшей почвой для коррупции.

До сих пор сохраняется значительная законодательная неопределенность в вопросах собственности. В первую очередь это касается собственности на землю, нелегальная распродажа которой порождает обильный поток коррупции. К этому следует добавить множество плохо определенных переходных форм смешанной собственности, распыляющих ответственность и позволяющих коммерсантам чувствовать себя чиновниками, а чиновникам - коммерсантами.

Неразвитость законодательства проявляется и просто в плохом качестве законов, в несовершенстве всей правовой системы, в нечеткости законотворческих процедур. Здесь различные виды коррупции порождаются:

  • противоречивостью законодательства и даже отдельных законов, что позволяет чиновникам создавать себе идеальные условия для вымогательства и шантажа граждан (клиентов);
  • незавершенностью законов, изобилующих двусмысленностями, пробелами, многочисленными отсылочными нормами. В результате довершение законодательного регулирования перекладывается на подзаконные акты органов исполнительной власти, подготовка которых практически неподконтрольна. Тем самым создаются условия для появления нечетких, "закрытых", плохо доступных инструкций, создающих дополнительные условия для коррупции;
  • отсутствием законодательного регулирования, процедур подготовки нормативных и иных регулирующих и распорядительных актов (законов, президентских указов, постановлений правительства и т.п.), что существенно облегчает возможности для коррупции. Все это усугубляется общим пренебрежением к процедурной строгости.

4. Неэффективность институтов власти. Тоталитарные режимы строят громоздкий государственный аппарат. Речь идет прежде всего об исполнительной власти. Бюрократические структуры стойки и хорошо приспосабливаются к выживанию при самых тяжелых потрясениях. Причем чем энергичнее преобразования, тем больше энергии и изобретательности тратится аппаратом на собственное сохранение. В итоге окружающая жизнь стремительно меняется, а бюрократические институты, и следовательно система управления, отстают от этих изменений. В позднем Союзе и ранней России было особо отчетливо видно, как реагировала система управления на усложняющиеся и множащиеся проблемы: плодила свои системные пороки, увеличивая аппарат, вводя дополнительные иерархические уровни управления, создавая огромное число безответственных координационных структур. Итог прост: чем сложнее и неповоротливее система управления, чем больше несоответствие между ней и проблемами, тем легче в ней угнездиться коррупции.

На первых стадиях преобразований государству особенно трудно научиться всей мощью государственной машины, всей силой закона защищать права собственности, обеспечивать неукоснительное соблюдение прав рыночной игры. Не чувствуя такой защиты от государства, предприниматель ищет ее у конкретных чиновников. Так устанавливаются связи, легко превращающиеся в коррупционные.

Неэффективность государства проявляется в том, что после разрушения номенклатурной системы не появилась новая, современная система отбора и продвижения государственных служащих. В результате новая волна чиновников содержит немало проходимцев, идущих на государственную службу с заранее обдуманными намерениями использовать свое служебное положение в целях, весьма далеких от благородных. Нередко прямое делегирование "агентов влияния" из коммерческих структур в административные.

5. Слабость гражданского общества, отрыв общества от власти. Демократическое государство в состоянии решать свои проблемы только в кооперации с институтами гражданского общества. Спад социально-экономического положения граждан, всегда сопровождающий начальные стадии модернизации, вызываемое этим разочарование, приходящее на смену прежним надеждам, - все это способствует отчуждению общества от власти, изоляции последней. Между тем ни низовая, ни верхушечная коррупция не могут быть подавлены без усилий общественных организаций.

6. Неукорененность демократических политических традиций. Проникновению коррупции в политику способствуют:

  • несформированность политической культуры, что отражается, в частности, на процессе выборов, когда избиратели отдают свои голоса за дешевые подачки или поддавшись заведомой демагогии;
  • неразвитость партийной системы, когда партии не в состоянии брать на себя ответственность за подготовку и продвижение своих кадров;
  • несовершенство выборного законодательства, чрезмерно защищающего депутатский статус, не обеспечивающего реальной зависимости выборных лиц от избирателей, провоцирующего нарушения при финансировании избирательных компаний.

Тем самым последующая коррумпированность представительных органов власти закладывается еще на этапе выборов.

Реальная политическая конкуренция служит противовесом и ограничителем для коррупции в политической сфере, с одной стороны, и для политического экстремизма - с другой стороны. В результате снижаются шансы политической нестабильности. Как напоминает один из экспертов по проблемам коррупции, только появление такой конкуренции позволило постепенно снизить коррумпированность выборов в Англии в середине XIX в.

Фиктивная политическая жизнь, невозможность политической оппозиции ответственно влиять на ситуацию подталкивают оппозиционных политиков разменивать политический капитал на экономический.При этом, с учетом прочих условий, осуществляется плавный переход от полу легитимного лоббизма к откровенной коррупции.

 

§ 2. Экономические условия развития коррупции

Вмешательство государства в экономическую жизнь общества позволяет, с одной стороны, устранить диспропорции и провалы, порожденные рынком, основанном на принципе свободной коррупции. Однако, с другой стороны, государственное регулирование экономики расширяет возможности для развития коррупции, так как появляются новые сферы деятельности для государственных служащих. Вследствие этого каждое современное государство стоит перед дилеммой: необходимостью регулирования экономической жизни общества в целях повышения ее эффективности и возможностью роста уровня коррупции в среде государственных служащих, осуществляющих этот процесс; или же стихийно функционирующая рыночная экономика с присущими ей неэффективным распределением ресурсов, диспропорциональностью в развитии и социально-экономическими потрясениями и ограничением условий для коррупции в сфере государственного управления.

В этой связи коррупция может выступать в несколько необычной роли, а именно как индикатор, который позволяет видеть, насколько успешно или, наоборот, неэффективно государство справляется с поставленными целями и задачами в области регулирования экономической жизни общества.

Данная проблема может быть рассмотрена и в другой плоскости. В каком случае общество понесет наименьший ущерб? От провалов, порождаемых стихийно функционирующим рынком или же от провалов вследствие коррупции в сфере государственного управления экономикой? Историческая практика показывает, что современные экономически развитые страны с 30-х гг. ХХ в. выбрали для себя смешанный тип экономики, базирующийся на сочетании возможностей рынка и государственного регулирования хозяйственной деятельности. Коррупция в данном случае является неотъемлемым элементом общества, но ее масштабы зависят от желания и умения государства и самого общества бороться с ней.

В России в экономической сфере в 90-е гг. происходили бурные изменения, в результате чего появился целый ряд новых сфер и форм активности, к которым труднее всего приспосабливались государственные и общественные институты. Именно здесь более всего ощущался рост коррупции. В докладе, подготовленном Советом по внешней и оборонной политике и Фондом "Индем", приводится перечень основных сфер государственного присутствия в экономике, изобилующих коррупцией [3, с. 7-9].

1. Приватизация государственной собственности везде служит серьезным источником коррупции. В России это обстоятельство усугублялось масштабностью приватизации и слабостью контроля за ее ходом. Еще на начальных стадиях около 30% всех постановлений по приватизации, по данным правоохранительных органов, содержали нарушения норм действующего законодательства. Практиковалось включение чиновников в число акционеров. По данным МВД, каждое десятое должностное преступление из числа выявленных в период с 1994 г. по середину 1997 г. совершалось в сфере приватизации (5600). Наиболее распространенные нарушения - присвоение денежных средств и взятки. Почти в половине регионов России к уголовной ответственности были привлечены занятые приватизацией чиновники из руководства администраций, территориальных комитетов по управлению имуществом, фондов имущества.

К этому придется добавить многочисленные случаи, не подпадающие под прямую уголовную ответственность: оценивание приватизируемых объектов по заниженным суммам, манипуляции условиями конкурсов, скупка предприятий чиновниками через доверенных лиц. Не случайно именно приватизация стала последнее время полем для политических схваток, в которых главное оружие - компрометирующие материалы и обвинения в коррупции.

2. Распределение бюджетных средств - еще одна благодатная сфера для коррупционеров. По свидетельству экспертов, взяткой сопровождается почти половина актов по выдаче государственных кредитов или распределения бюджетных средств. Этому благоприятствует неуклюжая налоговая система, согласно которой деньги, собираемые в регионах, должны попасть в федеральный бюджет, а потом снова вернуться в регион в виде трансфертов. Коррупцию подстегивает нереальный и нереализуемый бюджет, который позволяет чиновникам решать, кому сколько недодать, кому перевести деньги раньше, а кому позже. По той же причине недофинансирования создаются внебюджетные фонды различных ведомств, манипуляции с которыми также сопровождаются коррупцией. Отсутствие контроля за расходованием бюджетных средств в регионах питает коррупцию на этом уровне.

Распределение бюджетных средств происходит также через государственные заказы и закупки. До последнего времени и здесь царили закрытость и бесконтрольность, порождавшие безудержную коррупцию. Особенно разлагающе закрытость и неподконтрольность при распределении и использовании государственных средств действовали в Вооруженных Силах.

3. Предоставление эксклюзивных прав (льгот, в том числе по экспорту и импорту, налогам, лицензирование и т.п.) - благодатнейшая почва для коррупции. При подготовке проекта концепции Административной реформы производилось анкетирование правительственных ведомств, и среди прочего анкета содержала вопрос о полномочиях, которых не хватает ведомству. Право выдачи лицензий было в числе наиболее распространенных пожеланий.

К этой же категории следует отнести такие коррупциогенные рычаги, как отсрочки налоговых платежей, предоставление льгот заемщикам бюджетных средств, продление кредитных договоров, предоставление государственных гарантий, бюджетные преференции, реализуемые через "бюджет развития".

Региональные власти не уступают федеральным в использовании права предоставления льгот для получения взяток. По данным Генеральной прокуратуры, в одном только Ставропольском крае в 1995 г. было выявлено 130 преступлений должностных лиц в этой сфере.

4. Банковская сфера в России начала преобразовываться одной из первых - на рубеже 80-90-х гг. фактически происходила ненормативная приватизация существенной части государственного банковского сектора. Создание системы уполномоченных банков, которым передавались в управление бюджетные средства, в условиях высокой инфляции было для последних источником получения колоссальных прибылей. Естественно, что и здесь коррупция пустила глубокие корни.

Сотрудничество чиновников с коммерческими банками позволило цивилизовать формы получения взяток и от традиционных конвертов с наличностью (а затем - чемоданчиков) помогло перейти к льготным кредитам, завышенным в десятки раз процентам по вкладам и другим, более утонченным формам благодарности.

В 1996 г. Генеральная прокуратура сообщила о своей озабоченности положением дел в Центральном банке России и его территориальных управлениях. Число уголовных дел, возбужденных по фактам взяточничества чиновников кредитно-финансовых учреждений, росло быстрыми темпами.

5. Противозаконный лоббизм в законодательных органах труднее всего поддается контролю и уголовному преследованию прежде всего из-за гипертрофированной депутатской неприкосновенности. Именно поэтому из общего числа должностных лиц, привлеченных к ответственности за деяния, которые можно квалифицировать как коррупцию (этого термина нет в Уголовном кодексе), законодатели составляют не более 3%.

6. Правоохранительные органы и экономическая преступность, сращиваясь, создают среду, которая является существенным препятствием для борьбы с коррупцией. Создаются "комплексные бригады", зарабатывающие деньги на развале уголовных дел; за взятки организуется давление правоохранительных органов на конкурентов в коммерческой сфере, эти же средства используются для вымогательства; немало фактов поступления работников правоохранительных органов на службу ("по совместительству") в коммерческие структуры и создания таковых под патронажем стражей порядка. Родственники чиновников высокого ранга из таможенных или налоговых органов вдруг, независимо от квалификации, оказываются на весьма денежных должностях в коммерческих структурах. (Не менее удачливы и родственники некоторых высокопоставленных служащих из других органов власти.)

В 1995 г. выявлено 270 случаев незаконного участия в коммерческой деятельности налоговых инспекторов. В 1996 г. за взяточничество было привлечено к уголовной ответственности 404 сотрудника органов внутренних дел. Большинство преступлений в таможенной службе (около 40%) совершается при одновременном получении взятки.

7. Сфера налогообложения. Сложность и жесткость налоговой системы, с одной стороны, невозможность государства полностью контролировать им же принятые законы - с другой, толкнули как организации, так и отдельных предпринимателей в теневой бизнес, размеры которого стали вполне статистически значимыми. Все это создало питательную среду для коррупции. Анализ практики выявления, предупреждения и пресечения факторов коррупции в налоговых органах и федеральных органах налоговой полиции показывает, что преступные структуры пытаются перенести в сферу налогообложения отлаженную в других отраслях систему взяточничества. Проблема борьбы с коррупцией в указанных ведомствах приобретает все более острый характер.

Большинство проявлений коррупции связано с получением взяток, нередко носящих замаскированный характер. Так, в республике Тува были выявлены факты сокрытия налогов в особо крупных размерах на предприятиях АО "Тува-Лада" (179 млн. руб.), АОЗТ "Тува-снабсервис" (155 млн. руб.), в кооперативе "Таврия" (50 млн. руб.), сложившиеся в результате занижения выручки путем продажи автомобилей по низким ценам "нужным" людям из числа высокопоставленных чиновников [7].

Противоправные проявления в налоговых органах выражаются и в иных формах, от нарушения служебной этики, малозначительных правонарушений, оказание "безобидных" услуг предпринимателям до вступления в противоправную связь с преступными элементами, совершения вымогательства материальных средств и активного участия в предпринимательской деятельности с использованием служебного положения.

Характерным поведением сотрудников налоговых органов стало совершение должностных подлогов в угоду коммерческим структурам (переписывание актов проверок, выдача финансовых справок и пр.).

Получают распространение внеслужебные отношения работников налоговых органов и налоговой полиции с представителями хозяйствующих субъектов, которые порой переходят в консультации по уходу от налогов, выражение просьб к коллегам по работе о содействии той или иной коммерческой структуре.

Настораживают выявленные факты устойчивых законспирированных связей сотрудников налоговых органов с предпринимателями, работающими под контролем преступных группировок, многочисленные случаи сманивания сотрудников на работу в коммерческие структуры за высокую зарплату, занятие сотрудников налоговых органов предпринимательской деятельностью.

8. Таможенная сфера. По неофициальным данным, нелегальные доходы обычного российского таможенного поста достигают $400 тыс. в месяц [10, с. 26]. И этим довольны как сами таможенники, так и импортеры. Ведь неофициально товар растаможивается и дешевле, и быстрее.

То, что контрабанда достигла гигантских масштабов, ни для кого не секрет. К примеру, по данным Госкомстата, в 1998 г. в Россию из Италии ввезли 3,5 млн. пар обуви. А по данным Ассоциации обувщиков Италии, за тот же период она продала нам 7 млн. пар. Выходит, каждая вторая пара обуви - контрабандная. Другой пример. В частных беседах сотрудники ГТК говорят, что в 1998 г. в Россию продано 200 млн. тонн иностранных товаров, из них 130 млн. тонн растаможено официально (и то иногда с занижением таможенной стоимости).

Подсчитаем убытки бюджета. По данным ГТК, в 1998 г. импорт в Россию в денежном выражении составил $44 млрд. А по сведениям МВФ, мы получили товаров на $68 млрд. Значит, $24 млрд. прошли мимо таможни. Даже если взять с этой суммы усредненную ставку 12%, выходит, что бюджет в прошлом году недополучил почти $3 млрд.

Коррупция на таможне приобрела все черты бизнеса. Никто давно не сует мятые доллары инспектору. Существуют фирмы - таможенные брокеры, которые оказывают услуги по таможенной очистке вашего груза. Скажем, за фуру с любым грузом (12 тонн) вы вполне официально платите в кассу фирмы-брокера $3-5 тыс. Из них $500-1500 поступят в бюджет, а остальные - в доход таможенных специалистов. Разумеется, они поделятся с таможенниками - в виде регулярной зарплаты, передаваемой им в конверте или на кредитную карточку. Все устроено, как в любой нормальной коммерческой структуре [11, с. 26].

9. Призыв на военную службу последние годы проходит с постоянными трудностями. В связи с этим будет небезынтересно узнать, что, по предварительным подсчетам, более половины молодых людей, освобожденных от призыва в армию, добились этого с помощью взяток [3, с. 9].

В добавление к перечисленному упоминаем еще ряд ситуаций, попадание в которые сопряжено с высокой вероятностью соприкосновения с коррупцией:

  • сбор штрафов и иных платежей с населения разными ведомствами;
  • выдача разрешений на занятие различными видами деятельности;
  • разрешение на строительство и наделение земельными участками;
  • контроль со стороны государственных служб (пожарные, санэпидемстанции и т.п.), от которого страдает мелкий бизнес в России.

Взаимодействие власти с гражданином возникает в двух случаях. Первый - когда власть должна предоставить ему некоторые услуги (дать разрешение, предоставить справку). В подобных ситуациях коррупции способствует:

  • сохранение широкой сферы государственных услуг, охваченных разрешительным принципом;
  • незнание гражданами своих прав на получение услуг и обязанностей чиновников на их предоставление;
  • сокрытие чиновниками информации о своих обязанностях и правах граждан;
  • усложненность бюрократических процедур;
  • монополия ведомств на предоставление услуг;
  • структурные особенности органов власти, при которых одно ведомство обладает полномочиями и принимать властные решения, и оказывать услуги.

Второй случай, когда власть, выполняя свою ограничивающую и регулирующую функцию, обязывает гражданина поделиться своими ресурсами с государством, взыскивая обязательные платежи или налагая штрафы за нарушения действующих норм. В этих ситуациях коррупции способствуют следующие условия:

  • отсутствие удобных процедур реализации гражданином своих обязательств;
  • неадекватность шкал штрафов, способствующая уклонению от их уплаты с помощью взяток.

 

§ 3. Социально-психологические условия коррупции

На масштабность коррупции большое влияние оказывает морально-психологическая атмосфера, царящая в обществе. Значительная часть государственных служащих рано или поздно сталкиваются с обстоятельствами, в которых им предстоит сделать выбор: принимать или не принимать коррупционное решение. К принятию противоправного решения их могут подталкивать следующие социально-психологические факторы:

  1. Информационная среда, формирующая снисходительное и даже поощрительное отношение к коррупции. Честный государственный служащий, который каждый день слышит и читает, что известные политики и высшие должностные лица используют свои публичные возможности для личного обогащения, что "У нас берут все!", может начать воспринимать себя белой вороной, неудачником, которому даже взяток никто не предлагает. В этой атмосфере он не видит сдерживающих факторов для своего личного обогащения. Ему остается только дождаться удобного случая для своей "реабилитации".
  2. Ощущение политической и экономической нестабильности, что подталкивает чиновника идти на риск и обменивать свой властный капитал на капитал экономический.
  3. Несоответствие заработной платы сложности и ответственности выполняемого служащим труда, неэффективная система социальных гарантий.
  4. Несправедливость при продвижении по служебной лестнице.
  5. Слабость системы контроля, не обеспечивающего неотвратимости наказания за совершенные проступки.

Важная особенность социально-психологического климата в обществе, способствующая процветанию коррупции, - двойной моральный стандарт. С одной стороны, коррупция, особенно верхушечная, считается общественно-неприемлемой. Это всячески поддерживается и обыденной моралью, и прессой, и политической практикой, эксплуатирующей актикоррупционную тематику.

С другой стороны, коррупция, особенно низовая, является принимаемой "по умолчанию" частью быта. Продолжают существовать зоны, почти закрытые для действий правоохранительных органов, борющихся с коррупцией. Обвинения в коррупции стали настольно обыденными и расхожими, что грань между нормой и отклонением стирается.

Чиновник может стать коррупционером не только после принятия критического решения, но и в результате плавного перехода от действий "пограничного" характера к преступным. Это облегчается тогда, когда не налажены четкие технологии управления, принятия решений, когда размыты полномочия и сферы ведения. В переходные периоды плавное вхождение в коррупцию облегчается также следованием устаревшим, но еще действующим традициям, культурным стереотипам.

Например, в прежней системе существовал особый вид ценных бумаг - документы, снабженные разными визами, резолюциями и "уголками" с грифами от Политбюро до сельсовета. Они допускали неформализованную конвертацию властного капитала в экономический. Эта практика сохранялась во всех ветвях и уровнях власти и с огромным трудом изживается сейчас.

Подобные эффекты вызываются также одновременным существованием старых и новых стереотипов административного поведения. Советская система позволяла легально конвертировать власть в личный комфорт и нелегально - в личный капитал. Но она категорически запрещала обратный путь конвертации. Исключения были, но считались неприемлемыми и время от времени карались. Можно было получить теневое влияние, но нельзя было легально за деньги получить легальную власть.

Устоявшиеся демократические традиции допускают конвертировать экономический капитал во властный (например, через механизм выборов), но в своих развитых формах препятствует конвертации властного капитала в экономический.

Специфика переходного периода - смещение традиционных и культурных стереотипов, свобода практически беспрепятственной конвертации одних форм капитала в другие. В результате должностные лица рассматривают свою службу как продолжение рынка, а демократию трактуют как свободу преобразования нормального рынка в рынок коррупционных услуг.

главная страница | содержание | Глава 1 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6
© 2000, Молодежный союз юристов